ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ И ОФИЦИАЛЬНОГО ТОЛКОВАНИЯ ПРИЗНАКОВ НЕЗАКОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (СТ. 171 УК РФ) Грибов А.С.

Общественная палата Ярославской области


Номер: 5-3
Год: 2016
Страницы: 102-105
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

уголовное право, законодательная техника, норма права, незаконная, предпринимательская деятельность, регистрация, лицензия, крупный ущерб, criminal law, legislative technique, rule of law, illegal, business activity, registration, license, large damage

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются особенности конструирования нормы о незаконном предпринимательстве (ст. 171 УК РФ), указывается на необходимость ее нормативного совершенствования. Автор рассматривает дискуссионные аспекты толкования признаков состава преступления.

Текст научной статьи

Объективная сторона незаконной предпринимательской деятельности выражается в осуществлении такой деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации означает, что субъект, фактически занимающийся предпринимательской деятельностью, не прошел предусмотренную гражданским законодательством государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя (ч. 1, 2 ст. 23 ГК РФ) либо юридического лица (ст. 51 ГК РФ). Как указано в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 23, осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в едином государственном реестре для юридических лиц и едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя. Осуществление предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, - еще один способ запрещенный уголовным законодательством Федеральный закон от 04.05.2011 № 99-ФЗ (ред. от 18.07.2011) "О лицензировании отдельных видов деятельности" содержит перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, конкретизирует, какие из них лицензируются на федеральном уровне, какие органами исполнительной власти субъектов Федерации, определяет права, обязанности и ответственность должностных лиц лицензирующих органов, а также перечисляет виды деятельности, лицензирование которых осуществляется в соответствии с другими законами и нормативными актами. Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (лицензии) (п. 3 ст. 49 ГК РФ). С точки зрения осуществления предпринимательской деятельности без лицензии как вида незаконного предпринимательства на практике возникают следующие возможные ситуации: 1) лицензия с самого начала незаконной предпринимательской деятельности не была получена, поскольку субъект указанной деятельности вообще не обращался в лицензионные органы за ее получением; 2) лицензия была получена, но с нарушением установленного порядка ее приобретения, и в этой связи не имеет юридической силы, то есть фактически имеется в наличии, но юридически отсутствует; 3) лицензия была получена в установленном законом порядке, но срок ее действия истек, и она потеряла свою юридическую силу; 4) лицензия была получена в установленном законом порядке, срок ее действия не истек, но за допущенные нарушения ее действие приостановлено либо она аннулирована, то есть досрочно потеряла свою юридическую силу [3, 56]. Если федеральным законодательством из перечня видов деятельности, осуществление которых разрешено только на основании специального разрешения (лицензии), исключен соответствующий вид деятельности, в действиях лица, которое занималось таким видом предпринимательской деятельности, отсутствует состав преступления, предусмотренный статьей 171 УК РФ [7, 127]. Особенностью состава незаконного предпринимательства является то, что он по конструкции является формально-материальным. В случае «материальности» состава, преступление считается оконченным с момента причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству. Во втором, «формальном» варианте, преступление считается оконченным, если деятельность сопряжена с извлечением дохода в крупном размере. В примечании к ст. 169 УК РФ под крупным размером и крупным ущербом понимается сумма, превышающая 1,5 млн. рублей [6, 32]. Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 Постановления № 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" (далее Постановление № 23) определил, что под доходом в ст. 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности. При исчислении размера дохода, полученного организованной группой лиц, судам следует исходить из общей суммы дохода, извлеченного всеми ее участниками. Осуществление незаконной предпринимательской деятельности организованной группой характеризуется умышленным совместным участием двух или более лиц в совершении указанного преступления. При этом все участники данной группы должны осознавать, что осуществляемая ими предпринимательская деятельность является незаконной, т.е. без соблюдения соответствующих правил и условий, определенных действующим законодательством, более того, они желают осуществлять ее. Сознанием соучастника охватывается, что он действует не в одиночку и «только совместные, слаженные действия каждого из них могут привести к наступлению желаемого результата» [2, 36; 5, 448]. Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом Постановлении № 23 решил несколько других важных проблем по квалификации совокупности незаконного предпринимательства с некоторыми другими статьями УК РФ. Так, если при занятии незаконной предпринимательской деятельностью лицо незаконно использует чужой товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара или сходные с ними обозначения для однородных товаров и при наличии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 180 УК РФ, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 171 и 180 УК РФ. Указанная формулировка, тем не менее, оставила за скобками спорные вопросы квалификации содеянного при наступлении совокупного крупного ущерба, учета фактической административной преюдиции, применительно к ст. 180 УК РФ и т.д. В литературе предлагались самые разные варианты оценки совокупности указанных норм, однако как указывают специалисты, практика в этом направлении достаточно противоречива и непоследовательна [9, 46; 8, 44]. Если в процессе незаконной предпринимательской деятельности осуществляются производство, приобретение, хранение, перевозка в целях сбыта или сбыт немаркированных товаров и продукции, подлежащих обязательной маркировке марками акцизного сбора, специальными марками или знаками соответствия, защищенными от подделок, совершенные в крупном или особо крупном размере, действия лица надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 171 и 1711 УК РФ. В тех же случаях, когда незаконная предпринимательская деятельность была связана с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом товаров и продукции, выполнением работ или оказанием услуг, не отвечающими требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 171 и ст. 238 УК РФ. При осуществлении незаконной предпринимательской деятельности сопряженной с несанкционированными изготовлением, сбытом или использованием, а равно подделкой государственного пробирного клейма, действия лица, указывается в п. 15 Постановления № 23, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений: по ст. 171 УК РФ, а также по ст. 181 УК РФ как совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности. Отметим, что данное положение требует некоторых оговорок, поскольку в ст. 171 УК РФ отсутствуют какие-либо указания на мотивы и цели, а в ст. 181 УК РФ корыстная или иная личная заинтересованность закреплены как обязательные признаки. Следовательно, при отсутствии таких признаков, будет отсутствовать и указанная совокупность, и содеянное можно будет квалифицировать лишь по ст. 171 УК РФ. Принципиально иначе, нежели раньше, и на этот раз верно, решил Пленум Верховного Суда РФ спорный вопрос о необходимости дополнительной квалификации незаконного предпринимательства по статьям о налоговых преступлениях (ст. 198-1991 УК РФ). Проблема совокупности незаконного предпринимательства и налоговых преступлений достаточно долго была приложением усилий ученых правоведов. Дело в том, что в соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов" (указанный документ утратил силу в связи с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления") действия виновного, занимающегося предпринимательской деятельностью без регистрации или без специального разрешения либо с нарушением условий лицензирования и уклоняющегося от уплаты налога с доходов, полученных в результате такой деятельности, обязательно следовало квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 171 и 198 УК РФ. Практика долгие годы уверенно двигалась в этом ошибочном направлении [1, 10; 4, 106]. Однако бескомпромиссная критика, развернутая в юридической литературе и на научных форумах позволила кардинально изменить указанную позицию Пленума Верховного Суда РФ. В настоящее время действия лица, признанного виновным в занятии незаконной предпринимательской деятельностью и не уплачивающего налоги и (или) сборы с доходов, полученных в результате такой деятельности, полностью охватываются составом преступления, предусмотренного статьей 171 УК РФ.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.