ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПСИХОЛОГ - ПЕДАГОГ: ОТ ПАРАДИГМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ К ПАРАДИГМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ Абдуллаева Д.У.

ТГПУ им. Низами г.Ташкент (Узбекистан)


Номер: 5-4
Год: 2016
Страницы: 11-13
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

формирования, развития, исследования, наука и практика, психология, практика, анализ, formation, development, research, science and practice of psychology, practice, analysis

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В материале в наиболее общей форме рассматривается вопрос, под объяснением понимается ряд логических связанных утверждений, определяющих истоки или причины определенных эмпирических явлений, в существовании которых убеждено некоторое сообщество ученых.

Текст научной статьи

В психологии пока не найдено удовлетворительного ответа на вопрос, каково соотношение науки и практики, теории и метода. В связи с этим нам представляется важным рассмотреть сущность, функции и методы педагогической психологии как науки. Также не систематизированы представления о том, в каких отношениях находятся психологическая наука и педагогическая практика, каковы подходы к анализу, пониманию и объяснению феноменов педагогической деятельности, какую роль играет психология педагогической деятельности в ее развитии и как психология может “встраиваться” в деятельность педагога. Перед узбекским народом, имеющим тысячелетнюю историю, также стоит задача более углубленного познания своего духовного наследия в связи с ростом национального самосознания и необходимостью определения путей дальнейшего развития узбекской культуры. Поэтому изучение истории психологического знания, как неотъемлемого компонента культуры, его составной части, имеет большое значение, для выявления ее гуманистических традиций. Узбекской психологии до настоящего времени еще не полу-чила целостного и комплексного освещения. Высоко оцени вая усилия в этом направлении таких психологов как М. Ва хидов(1968), А. Абдусаттаров (1968)- М. Давлетшин (1973) у др. и признавая познавательную значимость их трудов/ тел. не менее надо подчеркнуть, что систематическое исследо вание истории психологии в Узбекистане еще не проведено.(1) Самоопределение исследователя в своей ситуации начинается через ее исторический анализ. Термин “исторический” употребляется нами в рамках культурно-исторической теории Л.С.Выготского (4). Такой анализ предполагает понимание как отдельных положений, идей и ходов мысли, так и концепции в целом, в виде ответа на вопрос: “Решением какой проблемной ситуации пытались они стать или иначе: какая мыслительная (и более широко - духовная) работа совершалась, была выполнена при введении того или иного положения или при построении теории в целом?” (3, с. 13). ' Такая реконструкция мыслительной работы, стоящей за отдельной теорией, через восстановление соответствующей проблемной ситуации, приводит к самоопределению исследователя, к постановке им целей, поиску и разработке собственных мыслительных средств и способов действия. В настоящий момент можно зафиксировать определенную неотрефлексированность собственно методологического направления в современной психологии. Более того, до сих пор, психология априори признается принадлежащей к естественно-научным областям знания и, соответственно, психологические исследования строятся по образцу естественно-научных, без рефлексии специфики психологического познания. Этим объясняется и тот факт, что сам тип методологического исследования оказывается за рамками профессионального сознания психологов, которые (рамки) для многих исчерпываются такими составляющими, как практическая и академическая психология, причем последняя идентифицируется с типом позитивистски ориентированного экспериментального исследования. Кроме сложившегося скептического отношения к методологической работе, следует зафиксировать ограниченность знаний, которые существуют внутри современных психологических практик - организации ‘ творчества (Р.Суннатова), организации управления (М.Г.Давлетшин), психологической помощи (Н.Сафаев), психологического обеспечения различных видов профессиональной деятельности и т.д. Эти знания оказываются принципиально недостаточными для решения целого ряда задач этих практик. При всей основательности и строгости представлений современной психологии, многообразии ее методического инструментария, она не всегда оказывается способной решить те проблемы, с которыми сталкивается практика и практики. Знания, получаемые в академической психологии, оказываются безнадежно оторванными от жизни и тех реальных, сложных ситуаций и форм практики. (У.Жумаев). Понимание науки обычно связывает научное знание со следующими представлениями: • научное знание всегда есть знание чего-либо. Наука дает описание структуры реального или феноменального мира, она сообщает из чего состоит мир. Теория относится к миру, а не нашему взаимодействию с миром. • ученые должны знать, как мыслить, вычислять, наблюдать, экспериментировать. Конечный результат их деятельности - это независимая символическая репрезентация мира. Это механико-математическое представление переносилось и на исследование природы человека, которое сводилось к социальной физике или механике. В настоящее время усложняются конкретные методические схемы или планы эксперимента, но основные принципы и методологические рамки эксперимента остаются незыблемыми. В этом заключается суть современной психологии, называющей себя экспериментальной и научной. Позиция, постулирующая существование объективных, независимых от Физики, задумывающиеся над философским значением этого факта, отмечали что он знаменует собой отказ от того способа описания природы, который был в ходу на протяжении столетий и который еще несколько десятилетий назад считался само собой разумеющимся. Так, говоря об изучении физических динамических систем, утверждает, что количественные методы нереалистичны, так как результаты, даваемые ими, распространяются только на изолированные от внешних воздействий системы (2). ' Классический идеал научности как единственно возможный и подразумевающий рассмотрение мира как детерминистского оказался под угрозой. А.Эйнштейн писал: “Метод, к которому мы прибегаем в настоящее время, пользуясь принципом причинности, весьма груб и поверхностен. Мы ведем себя как ребенок, который по одному стиху судит о целой поэме, ничего не зная о ритмическом рисунке, или как человек, начинающий учиться на фортепиано и способный улавливать лишь связь какой-нибудь одной ноты с непосредственно ей предшествующей или следующей за ней. В какой-то мере такой подход может оказаться вполне удовлетворительным (если иметь дело с простыми и незамысловатыми сочинениями), но такого подхода явно недостаточно для интерпретации фуг Баха” (2, с.244). Эйнштейн использует эстетический пример. Этот пример можно дополнить примерами из сферы социального познания. Такая ситуация в науке потребовала своего философского осмысления. Э.Гуссерль характеризовал эту ситуацию следующим образом: “Несомненно, что позитивные науки после трех столетий блестящего развития чувствуют себя в наше время в высшей степени плохо из-за неясности в своих основаниях, в своих фундаментальных понятиях и методах” (3, с. 121). Долгое время в психологии предпочитают использовать количественные методы, эксперименты и статистические данные. Целью такой психологии является раскрытие и утверждение множества каузальных законов, которые могут быть использованы для предсказания общих моделей человеческого поведения. В центре поставлен эксперимент, ориентированный на познание причины из “причиненного” следствия. (6, с.350.) Научное объяснение в такой традиции основывалось на универсальных законах. • Под объяснением понимается ряд логических связанных утверждений, определяющих истоки или причины определенных эмпирических явлений, в существовании которых убеждено некоторое сообщество ученых. В некоторых источниках объяснение понимается как “логическая экспертиза соответствия “, как определенный вид деятельности по формированию элементов знания и оперированию в ходе исторического развития науки” (5). Отличительными признаками такого познания являются: строгое применение рациональности и систематического наблюдения; нормы науки и действия научного сообщества определяют объективность и свободу от ценностных установок. Нам кажется, что реально объяснительный подход может быть использован для систем изолированных (не подвергающихся внешнему воздействию); стабильных (возвращающихся в свое исходное состояние); простых и относительно статичных (развитие которых не приводит к их существенным изменениям) и детерминированных (система в своем настоящем содержит свое прошлое и однозначно определяет будущее). Экспансия объяснительного метода в психологии как подведение особенного под всеобщее привела к обесцениванию других способов познания, таких как: личностный опыт, здравый смысл. Такой позитивистский настрой привел к тому, что их стали считать несостоятельными, несистематичными и безосновательными.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.