ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ПРОИЗВОДНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ НА БИЗНЕС КОРПОРАЦИЙ Савельева И.П.,Абзалов Е.Е.

Южно-Уральский государственный университет


Номер: 6-2
Год: 2016
Страницы: 91-94
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

деривативы, производные финансовые инструменты, регулирование рынка производных, хеджирование, derivatives, hedging, derivatives market regulation, OTC derivatives

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются мировой опыт использования производных финансовых инструментов, а также текущая конъюнктура данного рынка в России. Выявляются и систематизируются «точки роста», а также выделяются конкретные направления деятельности для усовершенствования данного сегмента рынка в России.

Текст научной статьи

Сегодня уже никого не удивить использованием производных финансовых инструментов или деривативов (от англ. Derivative - договор, контракт) компаниями и физическими лицами в различных целях, начиная с классической цели, для которой деривативы и были созданы - хеджирование и заканчивая спекулятивными целями. Хеджирование (от англ. hedge - страховка, гарантия) - это процесс открытия сделок с финансовыми инструментами на различных рынках, с целью нивелировать возможные риски ценовых колебаний [1]. Например, производитель товара в России, поставляет это товар в Европу. Расходы у производителя в рублях, доходы в евро, соответственно, зная текущий курс, например, 74 рубля за 1 евро производитель может посчитать соотношение своих будущих затрат и доходов и понять стоит ли ему вообще заниматься производством и поставкой. Когда все посчитано, бюджет утвержден, и производство запущено у производителя остается один риск - если соотношение курсов поменяется, то бюджет, который он прописал и утвердил придется переделывать, причем не известно, когда это произойдет, возможно курс евро относительно рубля опустится, уже после того, как производитель понес расходы. А это означает, что его прибыль уменьшится. Чтобы избежать таких ситуаций, еще за несколько веков до нашей эры в Вавилоне уже использовались договоры с условием поставки, которые имели те же принципы действия, что и современные деривативы. Снаряжающие караваны Вавилонские купцы нуждались в финансировании. Они применяли договор, который разделял риски. Согласно такому договору, торговцам выдавались кредиты, погашение которых напрямую зависело от того, будет ли доставлен товар в целости и сохранности. Кредит этот стоил дороже, чем обычные кредиты, чтобы кредитор мог покрыть свои убытки в ситуации, когда груз утерян. С тех пор рынок деривативов рос из года в год и сегодня он почти в 10 раз превышает мировой ВВП. Сейчас в мире открыто позиций в производных финансовых инструментах на сумму около 700 триллионов долларов, при этом глобальный ВВП не превышает 80 триллионов долларов. Что это может значить? То, что вся система держится на предположении, по которому работает страхование: всем сразу не понадобится базовый актив, на которые накуплено огромное количество деривативов. А что, если понадобится? Несмотря на то, что производные финансовые инструменты изначально предназначены для «благой цели», сегодня велико спекулятивное влияние этого рынка на мировую финансовую систему. Например, в апреле 2016 года китайские трейдеры-спекулянты, лишившиеся возможности зарабатывать на рынке акций накинулись на рынок сырья и «наторговали» внутри дня объемы, превышающие объемы годового импорта железной руды, сильно пошатнув рынок сырья [2]. Проблема с деривативами возникает из-за того, что в них заложен так называемый «эффект плеча». Это значит, что, например, имея 1 млн. вы открываете позицию в дервивативах, которая по объему может превышать ваши средства в 2, 3, 4 и даже несколько десятков раз. Биржа резервирует так называемое «гарантийное обеспечение», объем которого не обязан быть равен объему позиции по договору. Т.е. вы можете договориться о том, что, например, через 3 месяца купите 1 млн. долларов, по 70 рублей за доллар, и при этом Вам понадобиться зарезервировать на своем брокерском счете гарантийное обеспечение всего в 7 млн. рублей. Гарантийное обеспечение пересчитывается постоянно, пока происходят торги. По заявлениям банкиров, компании на российском рынке используют производные в основном для хеджирования валютных рисков и рисков изменения стоимости сырья (нефти, металлов, и пр.). В то же время, в начале 2014 года возникла ситуация, в отчетах МСФО 58 российских компаний из отраслей промышленности, потребительского и телекоммуникационного сектора за 2014 год I квартал и/или первую половину года, в которой переоценка стоимости производных финансовых инструментов показала колоссальные убытки на общую сумму не менее 290 млрд. руб. [3], что равняется примерно двум третям суммы, которую ЦБ РФ, позже, в декабре 2014 направил на поддержание курса национальной валюты. Компании не только хеджировали свои валютные выручку и затраты, но также пытались страховать валютные долги. Если компания выпускает еврооблигации, номинированные иностранной, по отношению к резиденции компании валюте, то отдавать эти долги компания тоже будет в валюте заимствования, которую она скорее всего уже потратила. Поэтому при изменении курсов возникают серьезные риски, учитывая объемы долгового рынка. На данный момент у Российского рынка производных финансовых инструментов несколько проблем [4]: 1. Слабая законодательная база 2. Неразвитость учетной системы деривативов 3. Сложность оценки стоимости производных финансовых инструментов на балансах предприятий Центробанк Российской Федерации на данный момент выступает с инициативами о модернизации существующего в России репозитария и усовершенствования отчетности: регулятору, как и участникам рынка важно понимать объемы рынка. А это довольно сложно, потому что помимо биржевых инструментов существует еще огромный внебиржевой рынок, на котором тоже заключатся сделки с производными. В России этот рынок относительно молодой - он стал зарождаться в 90-е годы прошлого столетия, и до сих пор он остается в развивающемся состоянии, несмотря на то, что вырос очень сильно. Биржевой рынок производных инструментов в России в том виде, в котором он есть сейчас начал работу в 2001 году, когда начал работу FORTS - срочный рынок РТС. Сейчас РТС объединена с ММВБ. Объем торгов производными финансовыми инструментами на Московской бирже в апреле 2016 года вырос на 67,2% и составил 10,6 трлн рублей (6,3 трлн рублей в апреле 2015 года) или 179,7 млн контрактов (129,1 млн контрактов в апреле 2015 года). Объем торгов фьючерсными контрактами составил 173,5 млн контрактов, опционными контрактами - 6,2 млн контрактов. Объем открытых позиций на срочном рынке на конец месяца достиг 640,4 млрд рублей (363,4 млрд рублей в апреле 2015 года) [5]. Но тем не менее, ликвидных, что в этом контексте значит, в любой момент доступных для продажи и покупки, инструментов на российском срочном рынке (он называется срочным, потому что контракты не бесконечные, а имеют заранее определенную дату экспирации, т.е. исполнения или взаиморасчётов по расчетным фьючерсам и поставки по поставочным форвардам) не так уж и много и некоторые финансовые задачи Российским компаниям выгоднее решать через зарубежные рынки производных. В области регулирования рынка производных лидерами являются США и Евросоюз. После анализа кризиса, пик которого пришелся на 2008 год в США, в 2010 году был принят закон 7-й Додда-Франка, в котором есть раздел, полностью посвященный проблеме регулирования внебиржевых производных инструментов. Он призван снизить системные риски и не допустить повторения подобного кризиса. Суть в том, что все компании и финансовые организации должны предоставлять отчетность о сделках с деривативами в специальный репозитарий, который ведет учет таких сделок. По некоторым видам производных сделки должны быть в обязательном порядке проведены через централизованный клиринговый центр. Участники сделки также должны соблюдать правила в области управления рисками, например, требование об уровне обеспечения, который должен быть зафиксирован. Для внебиржевых сделок должна проводиться ежедневная оценка позиций. Также требуется сверка с контрагентами по портфелю незакрытых сделок с производными. Использование производных финансовых инструментов не является злом или добром априори. Специалисты одной из крупнейших консалтингово-аудиторских фирм PwC (PricewaterhouseCoopers) сравнивают деривативы с вождением «спорткара» [3]: есть хорошая вероятность доехать быстро до места назначения, но есть примерно такая же вероятность разбиться на смерть. В какую сторону будет перевес напрямую зависит от уровня профессионализма водителя и от окружающей конъюнктуры. Можно сделать вывод, что перед тем, как использовать деривативы крупным компаниям следует найти высококлассного профессионала в этой области, совместно определить цели, а также различные варианты развития событий, особенно неблагоприятные. Нужно входить в сделку только с четко разработанной стратегией и четким пониманием риск-параметров этой сделки. Также нужно всегда помнить про свою профильную нишу - производство или сервис, и не заходить без четкого понимания в ниши инвестирования и тем более валютных спекуляций. Это статистически невыгодно. Со стороны ЦБ и ММВБ сейчас уже делаются шаги в нужную сторону - перенимание лучшего западного опыта, совершенствование системы отчетности, увеличение ликвидности рынка, путем привлечения на него большего количества участников [6]. Разработка и внедрение четких правил в соответствии с правилами регулятора - это актуальная задача, которая позволит улучшить экономические условия на российском рынке и позволит не только привлечь дополнительные инвестиции, но и более качественно управлять существующими.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.