ОБРАЗЫ СВЕТА И ТЬМЫ В СЛОВАРЕ СРЕЗНЕВСКОГО: МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ТЕКСТА Орлова Н.М.

Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского


Номер: 6-4
Год: 2016
Страницы: 63-65
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

концепты «свет» и «тьма», поэзия, филологический анализ текста, concepts of light and darkness, poetry, philological analysis of the text

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируются библейские истоки концептов «свет» и «тьма», их представленность в историческом словаре, а также возможности использования компонентов указанных концептосфер для филологического анализа текста.

Текст научной статьи

Анализ устойчивых и традиционных для русской поэзии образов света и тьмы чрезвычайно важен для правильного прочтения и понимания стихотворного произведения. Эти образы по сути являются концептами - культурно-значимыми понятиями, занимающими приоритетное положение в национальном самосознании. Социопсихические образования «свет» и «тьма» относятся к числу приоритетных концептов русского и других народов, своими корнями они уходят в глубокую древность и обнаруживают связь со многими концептополями в разных лингвокультурах [3, 384]. Об общечеловеческой универсальности концептов «свет» и «тьма» говорит текст Библии, который создавался усилиями многих древних народов на разных языках. Концепты библейского истока обнаруживают универсальный характер и возможности дискурсивного перемещения [5]; в полной степени это относится к гиперконцептам «свет» и «тьма». Обращение к Библии как прецедентно сильному тексту способствует выработке навыков глубокого филологического анализа, правильному прочтению текстов мировой и русской классики, пониманию самого феномена прецедентности в различных её проявлениях [7; 4, 196-199], в том числе ретрансляции [6, 355] в разных функционально-стилевых типах речи [2, 127]. Библейское объяснение сотворения мира отражало изначальное деление всего сущего на две ипостаси: свет и тьму, жизнь и смерть, день и ночь, добро и зло. Концептосферы, объединенные центральными концептами «свет» и «тьма», чрезвычайно объемны, открыты и пополняются исторически в разных языках новыми компонентами. Текст Библии позволяет ассоциировать с концептом «свет» понятия, выражаемые словами Бог, солнце, луч света, луна, звезды, светильник, день, святой, священный, огонь разум, лик (светлый и святой), добро, любовь, жизнь, светоч, истина, правда, озарение, знание, чистота, святость, искра (Божия), радость, счастье, слово, бессмертие, вечность, премудрость, светлый - святой, свет (земной шар), солнце евангельское, рай, эдем и многие другие. С концептом «тьма» ассоциируются понятия, выражаемые словами сатана, антихрист, Вельзевул, ад, богохульство, голгофа, геенна, апокалипсис, грех, искушение, лицемерие, Вавилон, мщение, рабство, голод, засуха, ненависть, злоба, ложь, незнание, умственная (нравственная) тьма, князь тьмы, неволя, казнь, темница, болезнь, смерть и др. Написанные кириллицей первые литературные источники свидетельствуют о значительном количественном росте числа производных, относящихся к концепту «свет». «Материалы» И.И. Срезневского [8] показывают, что уже в словарном фонде древнерусского языка присутствовало 36 существительных, 20 прилагательных, 15 глаголов и 6 наречий с корнем «свет». Некоторые из них, вероятно, возникли как кальки с древнегреческого (например, светоносьный), но преобладающее большинство было образовано по внутренним законам древнерусского словопроизводства. Это относится, в частности, к прилагательным, синонимичным калькированному светоносьный: световидьный «подобный свету, светлый, лучезарный», светодавьный «дающий свет», светодательный «издающий свет, просвещающий», светозарьный «сияющий, лучезарный», светоизлияньный «изливающий свет», светоскрьный «мечущий искры, сверкающий», светообразьный «светлый, сияющий», светосияньный «сияющий светом, просвещающий», светоявленый «проливающий свет, сияющий светом», светьлоначальный «дающий свет». Наблюдается семантико-словообразовательная специализация новообразований: светьлоодежьный «одетый в светлую, праздничную одежду», светодивьный «полный дневного света». Среди существительных, восходящих к производящему светъ, развивается словообразовательная и лексическая синонимия: свЂтъ, светьльство «блеск, сверкание», светолитие «сияние, свет», светозарие «свет, сияние», светодание «дарование света», светьлота «сияние», светьость «блеск, сверкание», светение «горение, свечение», свещение «просвет». В существительном светъ наблюдается развитие сходной семантики на основе метафоризации и метонимий: «противоположность тьме», «сияние, блеск» - «дневной свет» (еще светъ «засветло») - «рассвет, утро» - как ласкательное выражение: освещенъ бысть светом разоумьнъимъ и въникъноу въ глоубины духовьныя - «чистота, святость» и т.д. В древнерусском языке тьма (тма) имеет два основных значения: «тьма, темнота» и «множество, десять тысяч». В первом значении встречается во многих текстах: Тма беслужения погибем солнце еоангельское землю нашу осия. Изведи ты ны отъ тьмы ко свету. А кто почнетъ домъ обидити святаго великого Ивана, боудеть имъ тма и съблазнь, и казнь Божия. Семантический переход от «тьма, темнота» к значению «множество» логичен, так как множество - это вместе с тем и «неясность, неизвестность, смутность». Особый интерес представляет развитие семантики субстантива светъ в древнерусском языке: сияние, блеск - светило, носитель духовного света - свет духовный - просвещение - чистота, святость - божественное начало. На занятии по филологическому анализу текста были проанализированы отрывки из русской классики; ставилась задача не только семантико-стилистического анализа, но и проникновения в сущность важнейших общечеловеческих концептов свет и тьма. Во вступительном слове преподаватель рассказал о концептах «свет» и «тьма» и их роли в когнитивной и поэтической картине мира. Студентам было предложено записать ассоциативные ряды номинантов этих концептов. Баллада В.А.Жуковского «Светлана» самим своим названием наводит на мысль, что в ней содержится интересующий нас языковой материал. В этом произведении отражена борьба света и тьмы в душе человека, борьба, вызванная духовным противоречием двух начал - языческого и христианского [1]. Текст построен на контрасте «свет веры» - «тьма безверия», причем в ряду слов, которые ассоциируются со светом - такие компоненты указанного концептополя, как луна, огонь, свечка, паникадило. Каким образом шло развитие этого значения у слова свет и где эти изменения отражены? Первоначальный источник понятия света-веры, конечно, Библия, а зафиксирован этот процесс в исторических словарях. Изучение структуры значения номинанта «свет» позволяет сделать выводы: а) слово имеет12 значений и оттенков значения; б) значение «свет веры» очень древнее: И.И. Срезневский приводит такие толкования, как «светило, носитель света духовного», «свет духовный», «божественное начало»; чадо света, сын света - «последователь Христова учения». Эти толкования иллюстрируются многочисленными примерами. Для русской литературы эти образы стали традиционными. Анализ баллады Жуковского свидетельствует о том, что концепты «свет» и «тьма» эксплицируются в поэтическом тексте в разных ассоциативных рядах, а появление значения «свет веры», актуального для русской поэзии, зафиксировано уже в словаре И.И.Срезневского. Используя выработанную методику анализа концептополя с опорой на лексикографические источники, мы обратились к текстам поэтов XX столетия. В стихотворении Б. Пастернака «На Страстной» концепт «свет» эксплицирован лексемами звезды, светлый, рань, рассвет, тепло, Пасха. Новыми компонентами концептосферы «свет», не зафиксированными Срезневским, являются звезды, тепло и Пасха. Иными словами, «рассвет» и «свет веры» - образы традиционные, а остальные - более новые; они рождены индивидуально-авторской вербализацией концепта. Тьма в этом отрывке представлена ассоциативным синонимом «мгла» и является антонимом по отношению ко всем словам «светлого» ряда, что в полной мере подтверждается данными Словаря Срезневского: свет - «противоположность тьме». Контраст света и тьмы основан также на противопоставлении веры и безверия; общее настроение текста связано с предчувствием скорого рассвета, просветления, торжества веры. Наконец, в стихотворении К. Бальмонта «Я мечтою ловил уходящие тени…» компоненты поля «свет» обнаруживают два устойчивых, древних концептуальных значения, отмеченных Срезневским: «противоположность тьме», т.е. освещение и «просвещение, сила просвещающая», т.е. истина. Остальные значения и оттенки значений привнесены в поэзию символистами. Таким образом, образы символистов основаны на традиционном, развившемся в древнерусском языке понимании света и тьмы близком как христианскому мировоззрению, так и общечеловеческому пониманию этих образов. Символистская поэзия наполняет их новым смыслом.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.