СУППЛЕТИВИЗМ ЛЕКСИЧЕСКОГО ПЛАНА И ЕГО ОТНОШЕНИЕ К ЯВЛЕНИЯМ ГИПОНИМА И ГЕТЕРОНИМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ТЮРКСКИХ ЯЗЫКАХ ( Бердиалиев А.,Эржигитова Ш.

Худжандский государственный университет


Номер: 6-4
Год: 2016
Страницы: 27-30
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

супплетив, супплетивизм, словоизменения, корреляты, коррелятивные члены, лексический план супплетивизма, однокоренный, разнокоренный, гипоним, гипероним, эквоним, микросистема, парадигма, гетероним, гетеронимическое отношение, интегральный признак, дифференциальный признак, Suppletive, Suppletion, inflection, correlates, correlative members, lexical Suppletion plan, cognate, different roots, hyponym, hyperons, ecvonime, microsystem, paradigm, heteronym, heteromyinae attitude, the integral signal, differential symptom

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается одна из важнейших проблем современной науки о языке, которая не являлась объектом специального рассмотрения. Эта проблема--наличие и функционирование в языке супплетивизма и супплетивов лексического плана. В качестве иллюстративного материала данного теоретического вопроса привлечены отдельные термины родства. На основе реального фактического материала кыргызского языка обоснованы функционально-семантические отношения отдельных терминов родства к явлению супплетивизма, а супплетивные пары--к явлению гипонима. Внимание авторов обращено и на явление гетеронимических отношений, с помощью которых образуются парные слова и из терминов родства в тюркских языках.

Текст научной статьи

В лингвистической науке имеется ещё масса понятий, которые не имеют своих однозначных решений, одним из них является понятие супплетивизма. В работах, посвящённых изучению этого вопроса, супплетивизм рассматривается на основе материалов индоевропейских языков. Наличие и функционирование этого явления в отношении фактов тюркских языков не изучено. Кроме этого, следует подчеркнуть, что в работах, в которых речь идет о супплетивизме, он рассматривается в отношении только системы словоизменения, т.е. в морфологическом плане. А.А.Горбачевский справедливо отмечает, что «вопрос же о происхождении, о путях возникновения супплетивных форм в языке во всём его объёме не был предметом специального исследования. Разные авторы затрагивали те или иные стороны этого вопроса, касаясь проблемы происхождения «грамматических», «лексических» или «фонетических» супплетивов. Но постановка этого вопроса, как правило, носила фрагментарный характер»[1,5]. Следует отметить, что супплетивизм употребляется для выражения узкого и широкого понятий, чем определяется его сложный лингвистический характер. В узком понимании супплетивизм ограничивается со словоизменением, т.е. с морфологией, а в широком понимании к нему относятся и системы синонимии и антонимии. Таким супплетивизм понимается профессором А.А.Реформатским. Им утверждается, что супплетивизм проявляется при «соединении в одну грамматическую форму … разнокоренных слов или слов из разных основ. При различии корней или основ лексическое значение слов не меняется, а «различные слова» лишь грамматическим способом различения грамматических значений, называется супплетивизмом». В соответствии с таким широким пониманием супплетивизма, А.А. Реформатский выделяет в отдельные группы супплетивизмы корней и супплетивизмы основ. К первой группе относятся слова типа: человек-люди, ребёнок-дети; ко второй-козёл-коза, продавец-продавщица и др. Таким образом, термин «супплетивизм» у А.А.Реформатского получает, по крайней мере, два значения: а) способность слов при словоизменении использовать словоформы, образованные от разных корней; б) способность слов при словоизменении использовать словоформы, образованные от разных основ [2]. Близкими к понимании супплетивизма А.А.Реформатского является точка зрения В.М.Солнцева и Л.С.Бархударова. В.М.Солнцев отмечает, что одно и то же значение в отдельных случаях может выражаться знаками разных фонетических оформлений аффиксального (по его терминам: сонемами -А.Б., Ш.Ж.) характера [3,40-41]. Образование и функционирование в языке супплетивных форм является закономерным явлением, относящимся к плану содержания языковых знаков. Возможности выражения одного и того же значения с помощью одного из двух разных знаков осуществляется через супплетивы. Естественно, наличие синонимии, антонимии и гипонимии в языке явно связано с супплетивами лексического уровня языка. Фонетически разно оформленные словоформы объединяются в рамке одной из инвариантных языковых единиц в качестве их реальных функционально-семантических вариантов. Фонетически разно оформленные единицы сосуществуют в языке как супплетивные разновидности или альтернанты, так, например, иду-шел, человек-люди, хорошо-лучше и др. в русском языке [4,238]. Объём функционирования супплетивизма и супплетивов еще шире рассматривается Р.А.Будаговым. Он пишет, что «…некоторые из них являются результатом не последующих схождений (конвергенций) различных корней, а результатом действия фонетических изменений, обусловивших дальнейшие расхождения (дивергенции) первоначального единого корня. Супплетивы, или супплетивные образования, известны не только в степенях сравнения, но и в падежных образованиях (я-меня), в разграничениях по роду (мужчина-женщина), по числу (человек-люди), по времени (иду-шел) и др. [5,298]. В работах В.В.Лопатина супплетивизм рассматривается как микросистема разных форм, имеющих общие корни. Корневые морфемы супплетивов такого характера различаются друг от друга в отношении их фонетического строения. Коррелятивные члены микросистемы супплетивов не являются алломорфами одной инвариантной морфемы. В качестве иллюстрации для супплетивных пар В.В.Лопатиным приведены лексические корреляты типа ребёнок-дети, человек-люди, которые являются традиционными примерами в русском языке (6-340). Такая же точка зрения придерживается и «Русской Грамматикой» 1990 года [7,130;503]. О.С.Ахмановой супплетивизм характеризуется как разные словоформы одной лексемы (напр., иду-шел, хорошо-лучше, я-меня), которые различаются друг от друга в отношении не сходства корней. Она отмечает, что супплетивизм находится на одном (сходном) уровне с явлениями гетероклизии (склонение разного характера) и гетероклитики (склонение разного типа существительных) [8, 97-98]. Подобное же определение дается на супплетивизм в «Словаре-справочнике» Д.Э.Розенталя и М.А.Теленковой, где супплетивизм характеризуется как «формы одного и того же слова, образованные от разных корней или основ: человек-люди, брать-взять, говорить-сказать, ловить-поймать, хороший-лучше, плохой-хуже, много-больше, мало-меньше, я-меня» [9, 476] В.Г.Адмони считает, что супплетивизм является результатом оппозиционных отношений разнокорневых словоформ, которые относятся к одному уровню грамматических форм слов. Члены (компоненты, корреляты) оппозиционных отношений подобного характера со своеобразными отличиями грамматически дополняют друг друга. С помощью различия членов (коррелятов) оппозиции восполняются какие-нибудь участки грамматической системы языка. По В.Г.Адмони, супплетивизм охватывает и систему членов предложения, объединенных лексемы с общим грамматическим значением. Отмечается, что системный характер категории членов предложения определяется наличием и функционированием в языке явления супплетивизма [10,91-92]. В работах ученых запада, например, О.Есперсена, Ш.Балли и др., супплетивизм рассматривается и в системе словообразования, что характерно для исследований и отдельных русских языковедов, как, например, Ю.Д.Апресяна (11) и В.П.Конецкой [12]. Ю.Д.Апресян считает, что супплетивизм является одним из своеобразных способов словообразования и имеет сходство с его аффиксальным способом. Отмечается, что взаимосвязь производящих основ и производящих средств осуществляется по модели структуры производных слов, корни которых являются общими для производящих и производных слов [11]. Важную роль в системе лексических парадигм процесса номинации играют супплетивы, чем и объясняется лингвистический характер его лексико-словообразовательного уровня. Точка зрения Ю.Д.Апресяна подтверждается фактами и тюркских языков. Так, например, к супплетивам лексического плана относятся в кыргызском языке слова-гипонимы типа ата и эне «отец и мать»; ага и ини «старший брат и младший брат»; эже и сиңди «старшая сестра и младшая сестра»; эр и аял «муж и жена» (гиперонима «семья») таяке и жээн « дядя по линии матери и племянник по линии матери», ата и чоң ата «отец и дед по линии отца» и чоң эне «дед по линии отца и бабушка по линии отца»; таята и таене «дед по линии матери и бабушка по линии матери» и др., которые являясь коррелятивными членами лексико-семантической микросистемы, различаются друг от друга в отношении семы «различия естественного пола». В супплетивных парах ата и бала «отец и сын», эне и бала «мать и сын», ага и ини «старший брат и младший брат», эже и сиңди «старшая сестра и младшая сестра», таяке и жээн «дядя по линии матери и племянник//племянница по линии матери» и др. их коррелятивные члены микроситемы (или микропарадигмы: термин наш-А.Б, Ш.Ж.) различаются друг от друга в отношении семы «различия возраста». Различие семы «естественного пола» характерно для коррелятивных членов и микросистемы (микропарадигмы) ата и эне («отец и мать»), ага и эже («старший брат и старшая сестра»), ага и сиңди ( «старший брат и младшая сестра») и др. Кроме этого, между коррелятивными членами супплетивных парадигм ата и эне (ата-эне «отец и мать»), ага и ини ( ага-ини: старший брат и младший брат»), эже и сиңди (эже-сиңди «старшая сестра и младшая сестра»), таяке и жээн (тай ага-жээн «дядя по линии матери и племянник//племянница») и др. функционируют и гетеронимические отношения. Явление гетеронимии - это ассоциация разнокоренных единиц вступать в системные отношения непосредственно-на основе взаимообусловленности категориального и дифференциального признаков в семантической структуре коррелятивных членов одной функционально-семантической микросистемы (парадигмы) типа ата-эне «отец-мать», эр -аял «муж-жена», ата-бала «отец-сын», эже-сиңди «сёстры», ага-ини «братья» и др. За счет функционирования гетеронимических отношений в языке образуются парные слова, которые чаще всего встречаются и в системе терминов родства тюркских языков типа ата-эне, ата-баба, ата-бала, эне-бала, эже-сиңди, ага-ини, ага-сиңди, таята-жээн и др., коррелятивные члены которых носят характер лексических супплетивов. Как видно из характера наших примеров, лексические супплетивы возникают при ассоциативной взаимообусловленности (взаимосвязи) разнокорневых лексем. Они (супплетивы) - важное закономерное явление, несмотря на то, на каких уровнях языка, они находятся. О важности супплетивных отношений лексического плана отмечается и М.Я Блохом. Он пишет, что «роль супплетивизма в рамках лексической парадигмы именования чрезвычайно важна, поскольку этот тип супплетивизма является одним из существенных факторов открытости знаменательной части лексики…» [14,79]. Супплетивизм лексического плана возникает, в основном, при потребности логико-ассоциативного подхода к значению. В данном процессе в центре внимания находится не единица плана выражения (т.е. лексема), а единица плана содержания языка (т.е. семема). Развитие слова и его значение не осуществляется симметрично и регулярно. Супплетивизм лексического плана находится в распоряжении лексической ассоциации или лексической группировки. Понятие лексической ассоциации (или лексической группировки) исторически связано с именем Аристотеля. Позже в ХХ в. данный вопрос был в центре внимания учёных-специалистов. В частности, в США и Германии лексической ассоциацией (лексической группировкой) занимались обычно медики и психологи [6,80]. Характер вышеприведенных нами языковых данных свидетельствует о том, что супплетивы лексического характера имеют близкое сходство с явлением гипонима, несмотря на существенное различие между этими понятиями. Сходство между лексическими супплетивами и гипонимами объясняется тем, что и супплетивы лексического плана, и гипонимы функционируют в рамках одной и той же лексемы, т.е. совпадают друг с другом в одной лексеме. Сравните: лексемы ата и эне «отец и мать», ага и ини «старший брат и младший брат» и др. являются гипонимами, которые функционируют так же и как супплетивы в отношении друг друга (согипонимы). Различие между супплетивами лексического характера и гипонимами заключается в том, что наиболее слабой является логико-ассоциативная связь у гипонимов, чем логико-ассоциативная связь у лексических супплетивов. Гипонимы объединяются на основе архисемы разных слов, которые представляются как один из членов парадигмы (микросистемы) какого-нибудь определенного гиперонима. Так, слова-лексемы бала «сын», кыз «дочь» являются гипонимами гиперонима перизат «дети»; ата «отец», эне «мать»- гиперонима үй-бүлө «семья»; ага «старший брат», ини «младший брат»--гиперонима ага-ини «братья»; эже «старшая сестра», сиңди «младшая сестра»- гиперонима эжэ-сиңди «сёстры» и др. Супплетивная взаимосвязь характерна для функционально-семантических членов парных слов, которые имеют видовые значения и семантически зависят от значений слов(лексемы) с родовым значением. Фактический материал настоящей статьи утверждает, что одно и то же слово в качестве коррелятивного члена может участвовать в нескольких супплетивных парах. Так, слово ата «отец» в функции коррелятивного члена принимает участие в трёх супплетивных парадигмах: 1) ата-баба «отец-дед»; 2) ата-эне «отец-мать» (родители); 3) ата-бала «отец-дети». Супплетивы лексического плана образуются и за счет переносных значений слов. В супплетивных парах ата-эне и мамлекет (буквально: государство//власть) «родители и власть» («мамлекет//власть» в значении «богатство»), перзент и ќанат (буквально: крылья) «дети и крылья», перзент и тырмаќ (буквально: ногти) «дети и ногти» и т.д. В этих микропарадигмах коррелятивные члены мамлекет употреблен в значении «ата-эне» (родители), ќанат и тырмаќ - в значении «дети». В заключение следует вывод о том, что супплетивизм и супплетивы-сложные лингвистические явления, которые охватывают все основные ярусы языка, в том числе, и лексики. Изучение данного важного вопроса на материале конкретных языков является одним из наиболее актуальнейших и своевременных задач современной лингвистики.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.