ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЛИНГВОКУЛЬТУРНОГО КОНЦЕПТА STRANGENESS В АНГЛИЙСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА Бобкова Е.А.

Бирский филиал Башкирского государственного университета


Номер: 6-4
Год: 2016
Страницы: 30-34
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

языковая картина мира, концепт, структура концепта, linguistic world picture, concept, concept structure

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Задача статьи заключается в анализе лингвокультурологического концепта strangeness, представленного в английской языковой картине мира, и имеющего сложную структуру вербального выражения.

Текст научной статьи

В последние десятилетия в отечественной и зарубежной лингвистике активно изыскиваются подходы к исследованию структуры и содержания знания. Когнитивная лингвистика призвана изучать пути познания человеком окружающего мира через анализ семантики лингвистических единиц. Область знаний человека принято называть концептосферой, которая, в свою очередь, представляет собой совокупность элементов, известных под разными именами - концепты, лингвокультуремы, мифологемы, логоэпистемы, из которых первое оказалось наиболее востребованным. При этом понятие концепта по-разному трактуется в когнитивной лингвистике. В своей монографии «В поисках концепта» Ю.Е. Прохоров выделяет следующие подходы в определении концепта: Концепт - это лингвокогнитивное явление (Кубрякова, 1996); психолинвистическое явление (Залевская, 2001); абстрактное научное понятие (Соломоник, 1995); базовая единица культуры (Степанов, 1997); лингвокультурное явление (Слышкин, 2000; Карасик и др., 2001) [10, 20]. В «Кратком словаре когнитивных терминов приводится определение концепта Е.С. Кубряковой: «Концепт - оперативная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, квант знания. Самые важные концепты выражены в языке» [3, 90-92]. В.И. Карасик характеризует концепты как «ментальные образования, которые представляют собой хранящиеся в памяти человека значимые осознаваемые типизируемые фрагменты опыта» [5, 59]. Согласно мнению З.Д. Поповой и И.А. Стернина, концепт есть дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету [8]. Кроме того, существенным является выделение лингвокультурных концептов, описываемых М.В. Пименовой как такие, в структуре которых отображаются признаки, функционально значимые для соответствующей культуры. Полное описание того или иного концепта, значимого для определенной культуры, возможно только при исследовании наиболее полного набора средств его выражения [6, 10]. С.Г. Воркачев выделяет в составе лингвокультурного концепта три составляющие: понятийную, отражающую его признаковую и дефиниционную структуру, образную, фиксирующую когнитивные метафоры, поддерживающие концепт в языковом сознании, и значимостную, определяемую местом, которое занимает имя концепта в лексико-грамматической системе конкретного языка, куда войдут также его этимологические и ассоциативные характеристики [2, 115-124]. Согласно В.И. Карасику, концепт состоит из трех компонентов - понятийного, образного и ценностного. [4, 3-16]. С точки зрения Г.Г. Слышкина, концепт существует как: а) системный потенциал, т.е. совокупность средств апелляции к концепту, предлагаемых носителю языка культурой, как накопленное культурой лингвистическое достояние, зафиксированное в лексикографии; б) субъективный потенциал, т.е. лингвистическое достояние, хранящееся в памяти индивида; в) текстовые реализации, т.е. апелляции к концепту в коммуникативных целях [11]. З.Д. Попова, И.А. Стернин выделяют три базовых структурных компонентах концепта: образ, информационное содержание и интерпретационное поле. Образный компонент в структуре концепта состоит из перцептивного образа, являющегося результатом отражения им окружающей действительности при помощи органов чувств, и когнитивного (метафорического) образа, являющегося результатом метафорического осмысления действительности. Информационное содержание включает существенные когнитивные признаки, характеризующие его основные дифференциальные черты, составные части, основную функцию и под. В интерпретационном поле выделяются следующие зоны: энциклопедическая зона; утилитарная зона, представляющая прагматическое отношение людей к денотату; регулятивная зона, объединяющая предписывающие когнитивные признаки; общеоценочная зона, выражающая оценку; социально-культурная зона, отражающая связь концепта с культурой народа; паремиологическая зона, представляющая совокупность когнитивных признаков, объективируемых в национальных паремиях; мифологическая зона, идентификационная зона и др. [7]. Исходя из специфики исследуемого в данной статье концепта, мы придерживаемся мнения о структуре концепта, включающей три слоя: ядро, образный (ассоциативный) и ценностный, близкий интерпретационному полю З.Д. Поповой и И.А. Стернина. Итак, задачей данной статьи является анализ концепта strangeness, значимого и культурно окрашенного в английской языковой картине мира, подтверждением чему является сложная структура его вербального представления. Так, поскольку о сложности концепта мы судим по его языковым реализациям, приведем толкования концепта strangeness из ряда лексикографических источников: strangeness - the state, quality, or condition of being strange [15]. Уточнительный компонент strange трактуется как имеющий ряд значений: 1. Deviating from the customary; 2. Causing puzzlement; perplexing [13]. С этими значениями коррелируют значения существительного strangeness, содержащиеся в других словарях: 1. unusualness as a consequence of not being well known; 2. unusualness as being out of the ordinary. Данные значения претендуют на роль ядерного, основного слоя концепта. Значение «the quality of being alien or not native» соотносится с третьим значением уточнительного слова strange - of, from, or characteristic of another place or part of the world, которое можно вслед за Ю.С. Степановым назвать историческим признаком концепта, т.к. он восходит к этимологическому значению из старофранцузского estrange, от латинского extrāneus - foreign. Кроме данных значений, составляющих концепт strangeness, у него имеется значение, условно относимое нами к периферийным, специальным, дескриптивным: (physics) A quantum property of strange quarks and of hadrons that contain strange quarks that is conserved in electromagnetic and strong interactions, but may not be conserved in weak interactions that cause the decay of strange hadrons (Квантовое свойство странных кварков и адронов, содержащих странные кварки, сохраняется при электромагнитных и сильных взаимодействиях, но, возможно, не сохраняется при слабых взаимодействиях, вызывающих распад странных адронов.) Как известно, содержание концепта не исчерпывается одним вербализатором, оно включает в себя те оттенки значения, которые раскрываются в производных словах, синонимике, метафорике, устойчивых сочетаниях и контекстных употреблениях. Концепт strangeness представлен богатым рядом синонимов: unfamiliarity, unusualness - uncommonness by virtue of being unusual; queerness, quirk, quirkiness, oddity, crotchet - a strange attitude or habit; eeriness, ghostliness - strangeness by virtue of being mysterious and inspiring fear; freakishness, abnormality - marked strangeness as a consequence of being abnormal; singularity - strangeness by virtue of being remarkable or unusual; bizarreness, outlandishness, weirdness - strikingly out of the ordinary; quaintness -strangeness as a consequence of being old fashioned; oddity - the condition of being odd, eccentricity that is not easily explained; peculiarity - the state or quality of being peculiar; idiosyncrasy - a characteristic, habit, mannerism, or the like, that is peculiar to an individual; unnaturalness - the condition of being abnormal; extraordinariness - the quality of being extraordinary and not commonly encountered; surprisingness - extraordinariness by virtue of being unexpected; unexpectedness - extraordinariness by virtue of being unexpected; curiousness - the quality of being alien or not native, undue interest in the affairs of others; crankiness - a fussy and eccentric disposition; abnormality - deviation from the typical or usual; irregularity; eccentricity - strange and unconventional behavior; etc. Поскольку анализируемый концепт соотносится со сферами свойства и состояния, его базовыми представителями являются прилагательные: bizarre, cranky, curious, eccentric, erratic,freakish, idiosyncratic, odd, outlandish, peculiar, quaint,queer, quirky, singular, unnatural, unusual, weird, funny, odd, peculiar, queer, weird, astonishing, different, extraordinary, fantastic, offbeat, rare, remarkable, abnormal, astounding, exceptional, far-out, mystifying, newfangled, oddball, off, out-of-the-way, perplexing, unaccustomed, uncanny, uncommon, unseasoned, deviant, flaky, nonstandard, off-base, off-color, out of line, psycho, unbalanced, erratic, eerie, fishy, screwy, spastic, unique, out of the ordinary, kinky, wacky, kooky, screwball, rum, rummy, etc. Прилагательные, входящие составной частью в концепт strangeness, выступают как в атрибутивной, так и предикативной функции и, в целом, имеют более высокую частотность употребления по сравнению с соответствующими существительными. Языковая репрезентация концепта strangeness, как показывает собранный материал, характеризуется богатой идиоматикой, под которой мы понимаем не только устойчивые выражения (a square peg in a round hole, strange bedpartners), но и единицы с переносным значением, представленные, прежде всего, в ассоциативных рядах прилагательных, приведенных выше (off-base, off-color, out of line, psycho, fishy, screwy, flaky, kinky, wacky, kooky, screwball, rum, rummy), а также развитой синонимикой, реализующих образный слой значений концепта. Ценностный слой структуры концепта представляет собой оценочное значение. В данном случае концепту strangeness присуще частнооценочное значение, опирающееся на некоторые нечеткие свойства объекта или ситуации, служащие основанием для отрицательной оценки. Оценка, заключенная в концепте strangeness, относится, на наш взгляд, к категории нормативных оценок по классификации Н.Д. Арутюновой [1, 75] и соотносит оцениваемые объекты и ситуации с принятыми нормами поведения, свойств и состояний предметов, их внешнего вида с точки зрения выносящего оценку субъекта. Например: There are even strange cases where primary syllabus panels have little or no direct link with examiners. Having been a teacher for over 30 years it might seem strange that I should begin a book on primary education by reflecting on the significance of… it certainly is queer the way things have been happening to poor Mary Lou lately. Now that seems to me quite extraordinary. I don't normally pick things out just because of odd wordings. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что из трех отмеченных слоев структуры концепта: ядерного, образного и ценностного, последний является центральным для strangeness. При этом основания (мотивы) оценки могут заключаться в значении языкового репрезентанта, выявляться из контекста или оставаться имплицитными. Например: Maybe something about these exclusive gatherings of world leaders brings out the strangeness in Sarkozy (unusualness as a consequence of not being well known). As for the white shark, the white gliding ghostliness of repose in that creature, when beheld in his ordinary moods, strangely tallies with the same quality in the Polar quadruped (strangeness by virtue of being mysterious and inspiring fear). On his return to France this freakishness handicapped him, and he found difficulty finding employment, but after some years of private study and a few small commissions, he began to command the recognition he deserved (marked strangeness as a consequence of being abnormal). Those indications of its youth which first attract the eye, give it a quaintness and oddity of character which, to a visitor from the old country, is amusing enough (strangeness as a consequence of being old fashioned). To help professionals in counseling, teaching, youth work, and youth justice, Luxmoore, a school counselor, trainer, teacher, youth worker, and psychotherapist in the UK, explores young people's anxieties about ordinariness and extraordinariness (the quality of being extraordinary and not commonly encountered). Данный концепт вербализуется, как правило, в рематической части высказывания, чему свидетельствуют приведенные выше примеры. По выраженной степени отклонения от нормы, образца, общепринятой модели поведения и пр. языковые репрезентанты концепта strangeness организуются в две группы. Первая группа нейтральна по отношению к степени отклонения от нормы: strangeness, unusualness. Вторая группа несет указание на заметную степень отклонения: freakishness, abnormality (marked strangeness), singularity (remarkable strangeness), bizarreness, outlandishness, weirdness (strikingly out of the ordinary), extraordinariness (the quality of being not commonly encountered) и др. Концептосфера этноязыка, включающая всю совокупность его концептов и образующая непосредственную, когнитивную картину мира, получает отражение в языковой картине мира, исторически сложившейся в обыденном сознании данного языкового коллектива. Языковая картина мира есть субъективный образ объективного мира, она несет в себе черты человеческого способа миропостижения, то есть антропоцентризма, который пронизывает весь язык [12]. Кроме того, национальная языковая картина мира есть явление более узкое по сравнению с когнитивной картиной. Объяснением такому соотношению служит неполная языковая репрезентация содержания концептосферы [9]. Обращаясь к значимости концепта strangeness в английской языковой картине мира, отметим, что разветвленность, объемность языкового представления данного концепта, заключающего в себе нормативную оценку (правильный - неправильный, корректный - некорректный, нормальный - ненормальный, стандартный - нестандартный, доброкачественный - недоброкачественный, здоровый - больной), в значительной мере объясняется приверженностью англичан к устоявшимся традициям, законопослушностью, негативной реакцией на отклонения от норм.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.