СЕМЕЙНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО ВЯТСКИХ КРЕСТЬЯН В НАЧАЛЕ XX ВЕКА Чиркин С.А.

Вятская государственная сельскохозяйственная академия


Номер: 7-1
Год: 2016
Страницы: 129-130
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

крестьянство, промыслы, кооперация, ученичество, peasantry, crafts, cooperation, discipleship

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются особенности семейного кустарно-ремесленного производства крестьян Вятской губернии начала XX века, заключавшие в себе рациональные подходы к предпринимательству.

Текст научной статьи

Исследование исторических форм семейного предпринимательства в России имеет особое значение в свете процессов, протекающих в её современной экономике. В этой связи Вятская губерния конца XIX и начала XX вв. являла собой пример региона с давними традициями семейного предпринимательства в сфере ремесленного крестьянского производства. В статье будут рассмотрены особенности семейного кустарного производства вятских крестьян начала XX века, демонстрирующие вырабатывавшийся веками рациональный подход к планированию и осуществлению предпринимательской деятельности. Поскольку развитие семейного производства, в первую очередь, определялось численностью работников, этот важнейший фактор прежде всего становился объектом рационализации крестьянина-кустаря. Вот почему отличительной чертой крестьянских промыслов на территории Вятской губернии был высокий удельный вес семейной кооперации, объединявшей более 90% всех кустарей. Семейная кооперация ускоряла производство, увеличивала производительность труда, позволяла работникам эффективней распределить своё рабочее время по сравнению с одиночными кустарями. Операции распределялись между родственниками в соответствии с их возрастом, опытом и навыками, что давало возможность трудоустроить людей с разными психофизическими возможностями. Работа в семейной мастерской не прекращалась ни во время уборки урожая, ни во время продажи изготовленных изделий на рынке. Нередко совместный труд порождал состязательность, желание родственников отличиться друг перед другом. Ведущее место в промысловой семейной кооперации занимал труд мужчин (93%), по отношению к которому работа женщин носила вспомогательный характер. Причиной слабого участия женщин в семейном разделении труда были их многочисленные дополнительные обязанности - уход за детьми, скотом, ведение домашнего хозяйства и т.д. В этом направлении за весь XIX и начало XX вв. не произошло изменений [1, 132]. Хотя в большинстве развитых на территории Вятского края крестьянских производств применялся исключительно мужской труд, в некоторых из них, наряду с мужским, применялся труд женщин. Более того, отдельные производства были исключительно женскими (кружевной, прачечный) или с преобладающей долей участия женщин (крахмало-паточный, вязание сетей, производство щепных изделий). К сожалению, основной женский промысел губернии - ткачество - не был охвачен промышленными переписями тех лет. Поскольку семейно-кооперативное промысловое хозяйство стремилось максимально полно использовать все имевшиеся у него ресурсы, возрастная структура мелкого производства региона характеризовалась значительным удельным весом в ней труда детей (9%). Этот показатель превышал и нормы фабрично-заводской промышленности (3%), и всероссийские показатели (5%). В отдельных отраслях, в силу специфичности технических условий, детский труд находил особенно широкое применение (до 30% занятых) [2]. В большинстве этих промыслов дети с 10-12 лет включались в промысловую жизнь семьи наравне с взрослыми. Так, в Орловском рогоже-ткацком районе труд детей широко использовался непосредственно в производстве. Для работы на ткацком стане здесь требовалось 2-3 работника, каждый из которых (деланщик, затрепальщик и игольщик) делал свою часть работы. Деланщик, как правило, юноша или девушка 15-17 лет, разбирали и сортировали мочало, затрепальщик и игольщик - мальчик или девочка 10-15 лет - ткали рогожу. Половозрастной состав семьи также играл большую роль в специализации домохозяйств. Низкооплачиваемые и не требовавшие особой профессиональной подготовки промыслы (бондарный, шерстобитный, корзиночный, санный) находили благодатную почву для своего распространения в малочисленных семьях или семьях с преобладанием женщин. При этом если возможностей для кооперации семейного труда было больше, то и шансы занять положение предпринимателей в промысле увеличивались. По мере усложнения профессиональных требований к кустарям и повышения стоимости их труда, почва для развития неземледельческой деятельности несколько сужалась. Мебельный, кожевенный, токарный, веялочный промыслы ориентировались на средненадельную семью с определённым половым составом. В среднем же по губернии численный состав кустарных хозяйств в этот период был выше, чем у крестьянских хозяйств в целом [3, 64]. Переход к новой специализации зачастую осуществлялся вследствие изменений в половозрастной структуре семьи (подрастанием нового поколения работников и т.д.). В таком случае необходимость удержать за своей семьёй новый промысел ставила перед ремесленником насущную проблему воспроизводства знаний и умений в своей среде. Самым распространённым способом передачи ремесленных навыков в рассматриваемое время было индивидуальное ученичество, тесно связанное с использованием в производстве детского труда. Дореволюционные источники не оставили нам сведений о масштабах ученичества в Вятской губернии. В середине 1920-х гг., когда использование наёмного ученичества было сильно ограничено (требовалась регистрация в органах Народного комиссариата труда), статистика определяла количество наёмных учеников (до 16 лет) равным 1,7% всех лиц, занятых в мелкой промышленности. Произвести учёт подрастающего поколения в собственных семьях владельцев заведений в этот период было затруднительно, т.к. кустари скрывали от статистики и учеников-родственников [4, 26]. По предположению земских статистиков, доля всех учеников составляла не менее 8% занятых в промыслах губернии. При этом, удельный вес ученичества испытывал значительное колебание по отраслям, обусловленное различной трудностью усвоения ремесленных навыков. Повышенный процент его в рогожном (24%), сетевом (18%), верёвочном (17%) и других промыслах был обусловлен возможностью широкого применения детского труда для замещения полноценных работников [5, 18]. Процесс обучения промыслу до революции и после неё происходил в Вятской губернии по единой схеме. Обучение начиналось с 10-12 лет, когда учеников принимали в мастерскую без каких-либо письменных формальностей, на основе одного устного договора хозяина мастерской с родителями ученика. В первый год ученики жили на содержании хозяина, а за это выполняли работу по дому. Со второго года ученик получал маленькое вознаграждение и допускался к простейшим, но необходимым операциям. Например, в столярном производстве мальчику сначала поручали очистку дерева шкуркой, изготовление мелких клинышков, варку клея и мелкие услуги старшим. Лишь с третьего года ученик переходил к более трудным операциям - строганию дерева, пилке досок и т.д. На четвёртый год ученик начинал работать сдельно, т.е. превращается в подмастерье, а к 18-22 годам становился настоящим мастером. Следует отметить и то, что в ученики, в основном, поступали дети беднейших родителей и сироты, которые, таким образом, на 4-5 лет получали кров, содержание (включая одежду) и возможность получения профессии. При этом положение ученика в большинстве случаев было одинаково с положением сыновей мастера, в т.ч. в смысле дисциплинарных взысканий. Ученичество, таким образом, было ещё одним способом включения крестьянской молодёжи в процесс труда, видом крестьянской взаимопомощи. Таким образом, формы, которые принимала семейная кооперация в хозяйстве вятского ремесленника в начале XX в., могли считаться работой в ущерб моральному и физическому здоровью своей семьи) Вместе с тем, в них наблюдалась характерная для крестьян взаимопомощь и благотворительность.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.