СМЕРТНАЯ КАЗНЬ В РОССИИ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО Ревазов А.А.

Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов


Номер: 7-2
Год: 2016
Страницы: 54-58
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

смертная казнь, международное право, мораторий, death penalty, international law, moratorium

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье проводится анализ правового регулирования смертной казни на современном этапе, а также применение международных актов.

Текст научной статьи

Смертная казнь является одним из древнейших видов наказания. Ее существенным признаком является то, что она является наказанием в уголовно-правовом смысле. Природа смертной казни состоит в том, что она произошла из обычая кровной мести [6, с. 6]. В течение времени произошло ограничение мести, и кровная месть была заменена на иные виды наказания. Объективной основной смертной казни как меры уголовного наказания является возмездие за убийство, принцип талиона - равное за равное. Основным свойством смертной казни является превенция от совершения наиболее опасных преступлений. Вопрос о применении смертной казни в России на современном этапе должен решаться в том числе и с учетом анализа закономерностей ее применения в историческом прошлом русского государства. Важно определить место и значение смертной казни в системе уголовно-правового регулирования с точки зрения исторического подхода, в разрезе международного права и современного правового регулирования. В настоящее время развивается тенденция отмены смертной казни, тем не менее, достаточно большое количество государств продолжают применять смертную казнь. В Европе из сорока пяти государств смертную казнь предусматривают законодательство только пяти стран, таких как Армения, Турция, Россия, Белоруссия, Югославия. Анализ законодательного регулирования применения смертной казни в Европе позволяет выделить три группы государств по их отношению к смертной казни: государства, отменившие смертную казнь (то есть исключившие ее из законодательства); государства, оставившие применение смертной казни в исключительных случаях; государства, не отменившие смертную казнь. Тридцать шесть государств Европы, которые уже отменили смертную казнь полностью и за все преступления, являются участниками Второго дополнительного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах по отмене смертной казни и/или Шестого дополнительного протокола к Европейской конвенции по правам человека. В Азии смертная казнь широко применятся в Китае, Японии, Северной Корее и других странах. Приговор к смертной казни может быть вынесен и в Соединенных Штатах Америки (США). К смертной казни в США, Иране и Пакистане могут быть приговорены также несовершеннолетние и дети. Большое значение в процессе отмены либо ограничения применения смертной казни имеют международные договоры. Самым значимым актом, с точки зрения международного права, на основе которого нередко в литературе, делается вывод о недопустимости смертной казни [8], является Всеобщая декларация прав человека, принятая Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года. В статье 3 Декларации сказано, что каждый имеет право на жизнь. На первый взгляд действительно, право на жизнь предполагает запрет лишения этой жизни, то есть запрет применения смертной казни. Однако напрямую такое толкование из указанной статьи Декларации не вытекает. Толкование статьи в настоящее время дается в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, Резолюциях ЭКОСОС, Комиссии по правам человека [15, 16]. Из резолюций следует, что указанные органы толкуют право на жизнь, как запрет на принудительное вмешательство в эту жизнь и ее лишение. В Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года написано «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека [14]. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен к жизни» (ч.1, ст.6 Пакта). Несмотря на то, что в международном публичном праве не допускаются оговорки не совместимые с объектом и целью договора, некоторые государства сделали оговорки по применению ст. 6 Пакта. Свои оговорки сделали Норвегия, Ирландия и Соединенные Штаты Америки. В 1972 году Норвегия при ратификации пакта сделала заявление о том, что параграф 4 статьи 6 противоречит ее национальному законодательству, так как военные суды страны могут выносить смертные приговоры и приводить их в исполнение немедленно. Согласно другому закону в Норвегии и обычные суды в военное время также пользуются аналогичными правами. В 1979 году Норвегия сняла свою оговорку в связи с отменой смертной казни в стране в военное время. Ирландия ратифицировала Пакт с оговоркой в отношении параграфа 5 статьи 6, заявив, что ее законодательство не согласуется с пактом. США подписали Пакт в 1977 году, но ратифицировали его лишь в 1992 году и с оговоркой в целом к статье 6 Пакта. США оставили за собой применять смертную казнь к любому лицу согласно любому существующему или будущему закону, объявив эту проблему исключительным вопросом конституционного права [7, с. 645]. Таким образом, США фактически нивелировали положение конвенции и фактически сняли гарантии со своих граждан. В числе предложений редакции статьи 6 Пакта было включение статьи об обязанности государства охранять жизнь человека [1, с. 78]. В связи с этим предлагалась прямо определить в статье 6 Пакта обстоятельства, при которых лишение жизни не считалось бы нарушением общей обязанности государства охранять жизнь. Однако Комиссией ООН было принято решение не перечислять ограничения права на жизнь, поскольку невозможно дать полное изложение ограничений [4, с. 94-96]. В целом, само такое перечисление тех благ, которые государство должно охраняет, скорее ставит под вопрос охрану иных благ, не перечисленных в Пакте. Во избежание ограничительного толкования охраны жизни человека, было принято решение изменить формулировку статьи. Таким образом, государству запрещалось произвольно лишать людей жизни. Термин «произвольно» в контексте данной статьи означает, что право на жизнь не является абсолютным. Под произвольным лишением жизни можно считать незаконное, необоснованное лишение жизни, например, такое, какое было в России во время власти большевиков, о чем говорится в главе 1 настоящей работы (разграничение смертной казни и террора). Гарантии справедливого вынесение приговора о смертной казни закреплены в п.2 ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, в данной статье сказано, что приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления в соответствии с законодательством, не противоречащим Пакту и Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г [11]. Другая конвенция, которая непосредственно не касается смертной казни, но содержит ряд норм, упоминающих ее, является Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г [12]. Следует, однако учитывать, что в практике применения иных норм международного и национального права постоянно встречаются ссылки на Конвенцию в связи с применением смертной казни. В Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года в статье 2 сказано, что «право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание» [13]. Конвенция ставит во главу угла законодательное закрепление применения смертной казни, вынесение судом приговора. Отметим, что Конвенция не устанавливает за какие категории преступлений может быть назначена смертная казнь, какой тяжести должно быть совершено преступление, чтобы за него предусмотрена могла быть смертная казнь. Соответственно, в Российской Конституции 1993 года, а за ней и в современном уголовном кодексе, случаи применения смертной казни связывают с совершением особо тяжких преступлений, особенно опасных для общества, в этом смысле законодатель максимально сузил круг преступлений, за которые может быть применена смертная казнь. В ч. 2 ст. 2 Конвенции изложены основания для лишения жизни, которые не рассматриваются как нарушения данной статьи и Конвенции в целом. Данная статья возлагает на власти государств обязанности защищать право на жизнь каждого и содержит запрет на намеренное лишение жизни. Г.Е. Лукъянцев считает, что приведение в исполнение «смертного приговора или высылка лица в государства, где смертная казнь применяется, не является нарушением Конвенции» [2, с. 111]. Другой важной конвенцией с точки зрения взаимодействия международного и национальной права является Европейская конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 г [10]. В ст. 11 данной Конвенции сказано, что в выдаче лица, совершившего преступление, может быть отказано в том случае, если сторона, которая направила запрос о выдаче, не предоставит гарантий о том, что смертный приговор не будет приведен в исполнение. Однако в международном, так и в национальном праве не конкретизируется какой орган должен предоставить гарантии, и в каком случае они могут быть достаточными. По нашему мнению, не следует относить к достаточным гарантиям те, которые даны внесудебными органами, которые не имеют полномочий назначать наказание либо освобождать от него. Особую роль в регулировании вопроса применения смертной казни играют резолюции международных организаций. Они не обладают юридически обязательной силой и не являются источниками международного права. И.И. Лукашук отмечает, что отсутствие у резолюций юридической силы, «не означает, что они лишены всякой обязательной силы и являются рекомендациями. Уставы организаций исходят из того, что каждый член будет добросовестно относиться к выполнению своих обязательств» [5, 170]. Системой органов ООН принято немало актов, регулирующих отмену, ограничение и применение смертной казни государствами. В первую очередь следует назвать «Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни», принятые резолюцией ЭКОСОС в 1984 году, а также резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, ее Третьего Комитета и резолюции Комиссии по правам человека. В деятельности Комиссии по правам человека ООН по проблеме смертной казни выделяются две группы резолюций: по оценке практики применения смертной казни, в отдельных государствах; по смертной казни в международном праве в целом [3, c. 234]. В 1996 году Комиссия ООН по правам человека приняла новую Резолюцию по смертной казни. Резолюция призывала все государства, еще применяющие смертную казнь, ввести мораторий на исполнение смертных приговоров с перспективой полной отмены смертной казни, а также предать гласности информацию о вынесении смертных приговоров. При этом постепенно опровергается постулат о том, что все страны мусульманского мира составляют единую оппозицию отмене смертной казни в международном праве [3, c. 234]. 28 апреля 1983 года в рамках Совета Европы был подписан Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и вступил в силу 1 марта 1985 г. для участвующих в нем государств-членов. Подписав данный протокол, государства-участники согласились, что смертная казнь отменяется и никто не может быть приговорен к смертной казни (ст.1 Протокола). В соответствии со ст. 2 Протокола № 6 государства могут предусмотреть смертную казнь за действия, совершенные во время войны или угрозы войны. Из соотношения ст. 3 Протокола № 6, ст. 15 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 2 Протокола № 6 следует, что смертная казнь может применяться во время войны или при неизбежной угрозе войны только при условии, что такая возможность была предусмотрена в мирное время. То есть законодательство нельзя изменять в военное время. Граждане государств, которые присоединились к Протоколу, имеют право на подвергаться смертной казни и не приговариваться к ней. Россия подписала Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни 6 апреля 1997 года, но не ратифицировала его и в настоящее время, хотя вопрос о его ратификации неоднократно поднимался в Государственной Думе. На страницах юридической литературы часто поднимается вопрос о существовании у России международно-правовых обязательств по отмене смертной казни в связи с подписанием Протокола № 6. А.И. Федута в статье «Я принципиальный против смертной казни» указывал, что с момента подписания договора смертную казнь в России запрещено применять, так как в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г [9, с. 67-87]. государство должно вести себя в соответствии с положениями договора до его ратификации. Однако представляется, что Протокол № 6 не является обязательным для России до его ратификации, так как в понимании Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. ратификацией является акт выражения государством своего согласия на обязательность для него договора. Следовательно, до ратификации такое согласие считается не выраженным, а применение Протокола № 6 не является обязательным. Ратификация договора означает признание его обязательности на территории России выборным законодательным органом. Соответственно, отказ от ратификации договора означает отказ народа страны (в лице его представительного органа) от его применения в отношении него на территории страны. Считаем, что факт отказа от ратификации договора должен означать отказ от всех взятых на себя государством обязательств. Так, выражение воли представительного органа должно стоять выше, чем воля исполнительного органа власти, который хотя и имел право на подписание договора. Именно мнение представительного органа должно ставить точку в вопросе о применении отдельных договоров на территории государства. Оно вправе, основываясь на общих положениях международных договоров, оставить для себя свободу усмотрения в выборе дальнейшего пути применения либо отказа от применения смертной казни на своей территории. В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 также сказано, что если международным договором установлены иные правила, чем федеральным законом, то согласие на обязательность такого договора для Российской Федерации должно быть выражено в форме федерального закона. В п.8 указанного постановления также сказано, что приоритет в применении имеют только правила международного договора, согласие на обязательность которого было принято только в форме федерального закона [17]. Исходя из изложенного, следует, что ввиду отсутствия федерального закона положения Протокола № 6 не подлежат применению. Ни к одному из представленных выше международных договоров Российская Федерация не заявляла оговорки, касающиеся норм о смертной казни. Следовательно, все нормы международных договоров, касающиеся смертной казни, действуют для России в полном объеме. Исходя из положений международных договоров, к которым Российская Федерация присоединилась, и они были ратифицированы, следует, что ее законодательство в отношении смертной казни будет соответствовать международному праву при следующих обстоятельствах: применение смертной казни будет законодательно закреплено; подсудимому будет обеспечено справедливое и гласное судебное разбирательство, которое по времени будет предшествовать вынесению решения; наказание должно соответствовать совершенному преступлению (например, допустима формула наказания «жизнь за жизнь», но не «жизнь за имущество»); выбор способа исполнения наказания не должен унижать человеческое достоинство приговоренного; не допустимо применение пыток к приговоренному, например, в виде мучительного ожидания приговора либо каждодневного фальшивого исполнения приговора; в момент совершения преступления действия должны быть наказуемы смертной казнью; не допускается дискриминация по назначению либо исполнению смертного приговора, объявлению помилования. Однако не является дискриминацией учет тяжести наступивших общественно опасных последствий для общества. Проведя анализ международных актов в отношении смертной казни и современного российского законодательства, представляется правильным сделать вывод о соответствии законодательства международному праву. Российский законодатель максимально ограничил круг преступлений, за которые назначается смертная казнь, предусмотрел многоступенчатую систему назначения смертной казни, предоставил контрольные полномочия в отношении применения смертной казни всем ветвям власти. Несмотря на отказ ратифицировать Протокол № 6 на практике в Российской Федерации смертная казнь не применяется, что было реализовано совместными усилиями Президента РФ и Конституционного Суда РФ. Российская Федерация, как и любое суверенное государство, вправе предусматривать, основываясь на общих принципах уважения прав и свобод человека, собственное законодательное регулирования, в том числе по вопросам применения смертной казни, так и не участвовать в международных договорах либо не ратифицировать их.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.