РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В РАЗВИТИИ ОБЫЧНОГО ПРАВА РУССКОГО И МОРДОВСКОГО НАРОДОВ Кочнев А.С.

Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева


Номер: 7-2
Год: 2016
Страницы: 34-37
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

обычное право, обычай, православие, обычное право мордвы, customary law, consuetudinary law, Orthodox Christianity, Mordvinian customary law

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Автором рассматривается развитие обычного права в России и влияние на этот исторический процесс православной религии. Исследуются различные аспекты взаимодействия норм обычного права с христианскими принципами и правилами. Отдельное внимание уделяется особенностями процесса влияния православия на обычное право мордовского народа.

Текст научной статьи

Современная отечественная правовая наука отличается повышенным интересом к вопросам функционирования таких сложных правовых явлений, как обычное право в целом и правовой обычай как источник права. Настоящее исследование призвано рассмотреть один из аспектов развития обычного права в России, а именно - влияние православия на развитие обычного права. Но сначала обратимся к самим понятиям «обычное право» и «правовой обычай». Нельзя не согласиться с мнением Маловой О. В. о том, что еще недавно правовой обычай рассматривался только как изживающий себя источник права [1, 2]. Существование правового обычая (и обычного права) оправдывалось только исключительно с точки зрения исторического интереса как к наиболее древней форме права [2, 170]. При этом именно представители исторической школы права (Г. Кельзен, Штамлер и другие мыслители) уделяли большое внимание комплексному изучению обычного права, выявлению нормативного характера правового обычая. Сегодня в современной научной мысли существует ряд направлений, предметом изучения которых являются правовые обычаи и обычное право: история, этнология, социология и юриспруденция [3, 102]. Именно возникновение в процессе взаимодействия правовой науки с этнологией такой науки как правовая антропология стало важнейшей предпосылкой для развития и творческого переосмысления существовавших подходов к обычному праву и правовому обычаю. Сейчас не вызывает сомнения действенность правового обычая как источника права, возможность существования наряду с законом и обычного права не только в традиционных правовых системах, но, скажем, и в правовой системе Российской Федерации. Сложность и многозначность явлений «обычное право», «правовой обычай» привели к тому, что до настоящего времени отсутствует точные, единые дефиниции указанных понятий. Более того, предлагаемые различными исследователями варианты понятий порой заметно отличаются друг от друга. Здесь можно встретить и такое определение, что обычное право - это обычай с более высокой нормативностью и степенью обязательности [4, 31]. Юридический энциклопедический словарь определяет обычное право как систему норм (правил поведения), основывающихся на обычае, регулирующую общественные отношения в данном государстве, в определенной местности либо для данной этнической или социальной группы [5, 265]. Более глубоко подходит к пониманию обычного права С. С. Крюкова, определяя это явление как деятельность сообщества, основанную на убеждении в обязательности применения определенных повторяющихся норм и правил поведения его членов [6, 75]. Если до недавнего времени большинство отечественных правоведов подчеркивали, что по мере развития законодательства сфера применения обычного права сужается, оно почти повсеместно полностью вытесняется законом, за исключением стран с традиционными правовыми системами [7, 654], то сейчас следует признать, что даже в развитых правовых системах правовой обычай выступает в качестве дополнительного источника права [1, 9]. Так, большая часть хозяйственных, деловых, трудовых, семейных и служебных отношений легализована фактически сложившимся обычным правом, которое иногда учитывается судебной и арбитражной практикой [8, 20]. С точки зрения этнологии, обычное право - одна из древнейших форм этно-нормативного регулирования социальных отношений, сохранившихся и по настоящее время [9, 937]. Столь большой разброс мнений исследователей на проблематику обычного права связан, в том числе, и с динамичностью обычного права: оно постоянно трансформировалось по мере развития его носителей, впитывая в себя и закон, и прецеденты судебной практики. Право, бытовавшее в виде обычая, имело свойство со временем преобразовываться в закон, и, наоборот, законодательная норма могла постепенно обретать форму обычая [6, 76]. Проследив исторический процесс развития обычного права в нашей стране, нельзя не обратить внимания на влияние на него такого важного для России фактора, как православие. Нет ни малейших сомнений в том, что именно православие выступало ведущим фактором развития российской культуры, русского общества и российского государства. Крещение православной верой было не просто принятием системы византийских обрядов, православие выступило в роли базовой культурной традиции, которая, выработав определенную систему ценностей, сформировала образ жизни русских людей [10, 37]. Принятие православия оказало заметное влияние и на только складывающуюся правовую систему древней Руси в целом, и на обычное право, в частности. Заметим, что в доклассовом обществе именно обычаи являлись регуляторами отношений во всех областях жизни человека [11, 344]. Не вызывает сомнений тот факт, что в основе главного правового памятника начального периода формирования российского законодательства - «Русской правды» лежало обычное право. Это подтверждается и допущением кровной мести, и системой наказаний, где телесные наказания заменены денежными штрафами, и сведениями об использовании жребия и ордалиях - испытаниях посредством сил природы, огня и воды [12, 4-8]. Однако здесь нельзя не обратить внимания на определенные изменения норм обычного права. Так, если такой вид доказательств, как показания свидетелей был известен еще первобытнообщинному строю, то Русская Правда уже ограничивает право быть свидетелем для различных категорий населения. Так, статья 85 Пространной редакции Русской Правды лишает холопа права выступить на суде в качестве свидетеля. Введение христианства оказало существенное влияние на все последующее развитие русского права. Княжеские уставы составлялись от имени князей и митрополитов, что демонстрировало тесный союз светской и церковной власти. С христианизацией Руси одним из источников русского церковного и светского права становится Греческий номоканон - сборник правил церковных соборов IV-VII вв. и установлений о церкви византийских императоров. Согласно номоканону в компетенцию церкви вошел широкий круг вопросов частной жизни населения. При этом явственно проступила политика избирательности законодательной власти по отношению к обычаю. Так, одним из преступлений, подведомственных церковному суду, стала признаваться нецерковная форма заключения брака - «умычка» или «умыкание», которая согласно Повести временных лет была одним из способов заключения брака у населения Древней Руси. Установление официально-церковного оформления брачных отношений фактически превращало прежние «обычные» нормы в незаконные. Это было связано со стремлением предотвратить языческий брак без церковного контроля, утвердить участие церкви в заключении брака [13, 35]. Православие как новая для Руси религия было нетерпимым к языческим религиозным обрядам, когда традиционные моления стали запрещаться под угрозой наказания: тот, «кто молится под овином, или в рощеньи, или у воды», совершает преступление. Также к делам, рассматриваемым и наказуемым церковью, были отнесены дела о нецерковных религиозных культах, с которыми церковь вела активную борьбу, называя их колдовством, ведовством и ересью. Пример церковной юрисдикции православной церкви, вытеснявшей нормы обычного права, содержится в Уставе князя Ярослава о церковных судах. Так, ст. 16 (Краткая редакция) преследует двоеженство, допускавшееся язычеством; ст.29 в числе незаконных действий называет «свадебное и сгородное бои», вероятно, имевшие место в обычной практике. Уже на заре своего существования на Руси православная церковь столкнулась с нормами обычного права, отобрав для применения в сферах семейного и брачного права те из них, которые соответствовали государственному строю и христианским принципам. Это были нормы, способствовавшие выделению малой семьи, укреплению моногамии, прочности брака. То есть речь шла фактически о санкционировании «старых» обычаев новой православной церковью. Таким образом, уже в раннее время при формировании церковной юрисдикции церковь была заинтересована в сохранении и использовании некоторых традиционных древнерусских норм, соответствующих феодальному обществу и государству. Но вместе с тем церковь способствовала тому, что суд по этим делам перешел к ней, а не принадлежал больше низшим общественным коллективам - семье, общине [13, 33]. Можно сделать вывод, что произошедшее в Древней Руси «столкновение» православия с древними обычаями привело, во-первых, к признанию некоторых обычаев незаконными и преступными, во-вторых, санкционирование церковью некоторых обычаев сопровождалось переходом права на применение ответственности за их несоблюдение именно к церковному суду. Дальнейшее развитие законодательства России проходит, с одной стороны, как борьба с неугодными обычаями, с другой - как признание и защита ряда старинных норм. «Победой» православия над устаревшими нормами обычного права дохристианского государства следует признать окончательную замену в Соборном уложении 1649 года такого древнего вида судебного доказательства, как судебный поединок - поле, крестным целованием. Определенными особенностями отличался процесс влияния православия на обычное право мордовского народа. Дело в том, что важным фактором формирования и развития уникальной модели мордовского правосудия было язычество, выражавшееся в особом механизме защиты прав посредством молений, клятвенных заверений «именем мордовских богов и умерших предков», заговоров, жеребьевки, сакральных природных объектов, иных религиозных обычаев и обрядов [14, 182]. Следует согласиться с Н. Ф. Мокшиным, считавшим, что христианизация мордовского народа - сложный, длительный и противоречивый процесс [15, 144]. Период официального крещения мордвы занял с XVI до XVIII века. Итогом длительного взаимодействия христианства с дохристианскими верованиями и обрядами явилось возникновение мордовского варианта православия. Содержание основных христианских заповедей во многом схоже с дохристианскими правовыми традициями мордвы. Это способствовало последующему широкому распространению норм церковного права, участию мордвы в православных обрядах и обычаях. В религиозные понятия и представления мордвы вплетались тесной нитью обычаи и другие стороны быта. Они так или иначе связывали человека с самого рождения и до его смерти [16, 16]. Даже борьба с религией в годы Советской власти не смогла разрушить православные основы мордовского народа. Сейчас уровень религиозности мордвы несколько выше, чем у русских [17, 355]. В настоящее время православная церковь посредством распространения православных традиций и идеалов исполняет важную миссию по предупреждению совершения правонарушений и преступлений. В современных условиях, с одной стороны, возросла роль религии (в том числе и православия) в общественно-политической жизни страны. С другой стороны, российское государство становится более лояльным по отношению к обычному праву. Это свидетельствует о продолжающемся взаимодействии православия (как нравственной основы нашего общества) и обычного права (как части российской правовой системы). В заключение отметим, что православие, взаимодействуя с обычным правом, влияя на его развитие, способствовало сохранению тех правовых обычаев, что соответствовали православным канонам и традициям, идеям мира и человеколюбия. В этом и состоит большая заслуга православия в истории нашей страны.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.