ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ КОНТАКТОВ НОСИТЕЛЕЙ ГОРОДСКОГО ПРОСТОРЕЧИЯ НА СОХРАННОСТЬ РЕГИОНАЛЬНЫХ ФОНЕТИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ Цветкова С.П.

Тверской государственный университет


Номер: 7-4
Год: 2016
Страницы: 46-49
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Специфика изучения такого языкового явления, как городское просторечие (далее ГП), заключается прежде всего в том, что оно не может строиться только по законам лингвистического описания, так как ГП является тем социокультурным феноменом в составе русского национального языка, который определяется, в первую очередь, особенностями своего функционирования, наличием социально обусловленной зависимости от многих внешних факторов. В чём же феноменальность данного явления в культуре современного русского языка? И какие факторы играют наиболее заметную роль в процессе становления социальных контактов носителей современного ГП? Одним из факторов является зависимость от миграционных процессов в России, которые фактически идут в одном направлении - село®город. Именно активность данного движения населения способствует устойчивости локальной окрашенности городской речи, и, конечно же, городского просторечия. Ещё в тезисах докладов на XII Европейском конгрессе по социологии было отмечено, что «более половины городского населения нашей страны сформировалась за счет мигрантов из села» [3, 44]. И именно этот миграционный поток и явился основной базой для формирования современного ГП. Так в городской полифонии сформировались определённые константы, которые и обеспечили устойчивость локализованных моделей речевого поведения. Преодолевая стереотипы восприятия просторечной культуры как категории исторической, мы хотим зафиксировать внимание на том, что и в условиях современного города на стыке взаимодействия литературной разговорной речи и диалекта продолжает формироваться особая региональная разновидность городского просторечия. Причём в речи носителей ГП прослеживается как онтогенетическая связь с говорами, так и те новации, которые появились в языке мигрантов в условиях проживания в городе. При этом можно говорить о сближении городского просторечия с таким понятием, как социолект, учитывая, что в наборе «языковых кодов, которыми владеют индивиды» [1, 22], мы рассматриваем только локализмы (в данном случае, фонетические особенности диалектного происхождения). Действительно, если при описании морфологических, синтаксических, лексических особенностей современного ГП исследователи выявляют в основном общерусские закономерности в развитии этой формы устной речи, то на фонетическом уровне наиболее характерно проступают региональные особенности того или иного города. Большинство лингвистов придерживается той точки зрения, что фонетическая полифония современного городского пространства наиболее тесно связана с диалектной средой, в окружении которой находится город. Речевая среда города Твери также неоднородна: в ней представлены коммуникативные навыки не только различных социальных слоев, но и различных микрогрупп, объединенных общими истоками происхождения, общностью микротерриториальной. Объектом нашего исследования является один из структурных вариантов той части тверского ГП, носителями которого являются переселенцы с территорий Калининской подгруппы говоров. Наше исследование позволяет говорить о том, что социальные роли самих носителей ГП зависят как от индивидуальных, так и некоторых общих показателей. С одной стороны, на выбор контактов влияют такие характеристики носителей ГП, которые привносятся каждым отдельно взятым субъектом: возраст, пол, уровень образования, общий культурный уровень и сфера личных интересов. А с другой стороны, есть параметры, которые объединяют этих субъектов в границах определенного городского ареала: место рождения, место проживания в городе, место работы, время проживания в городе, образ ведения хозяйства, общность интересов и т.п. При этом прослеживается зависимость социального статуса индивида и его интенций (коммуникативных намерений). Рассмотрим некоторые виды социального взаимодействия внутри коллектива носителей тверского ГП. Информантам (было опрошено 625 человек) были заданы следующие вопросы: 1) укажите варианты, соответствующие Вашему постоянному кругу общения до переезда в город; 2) укажите варианты, соответствующие Вашему постоянному кругу общения после переезда в город; 3) есть ли в Вашем круге общения люди, приехавшие из тех же мест, что и та, откуда приехали Вы? 4) есть ли в Вашем круге общения люди, приехавшие из других мест, чем та, откуда приехали Вы? 5) есть ли в Вашем круге общения коренные жители г. Твери? 6) с кем из людей Вы чаще общаетесь сейчас? К вопросам 2-5 предлагались также варианты: а - до выхода на пенсию, б - после выхода на пенсию. Выборка ответов предусматривала 4-5 позиций. Таблица 1 Выявление специфики выбора контактов для общения у носителей тверского ГП Группа вопросов Приоритетный вариант ответа % информантов, выбравших приоритетный ответ 1 родственники и друзья, живущие в этой же местности 85,6 % 2 а) родственники и друзья из разных мест 89,7% б) родственники и соседи 82,6% 3 а) да, их было много 79,4% б) да, но их осталось немного 72,3% 4 а) да, но их было немного 80,6% б) да, их примерно столько же, что и раньше 78,4% 5 а) да, но их было немного 66,9% б) да, но их стало больше 73,7% 6 семья и соседи 71,8% Анкетный опрос информантов помог выявить следующие особенности выбора контактов для общения. Локативные контакты. Исходя из теории речевого взаимодействия, мы бы описали их как контакты, отражающие ориентацию субъектов в социуме, при которой индивиды сознательно ориентированы на представление о том, где находятся другие люди, близкие им по коммуникативным установкам. Локативные контакты больше всего влияют на сохранность в речи носителей ГП фонетических региональных особенностей. Так, в современном тверском ГП устойчиво сохраняется реликтовая региональная произносительная черта: в позиции второго предударного слога (в прикрытом слоге) после твердых согласных, а также в заударном слоге гласные <а>, <о>, <у>, <ы> совпадают в одном варианте [ъ]. Приведём некоторые примеры: г ъ р о ц к О в ъ, с к ъ р а с п' Э л ы j, г ъ в о р' И т', д ъ с в' и д А н' и j ь, ф ъ т а г р А ф' и и, п р ъ м о л ч У, и т.п. Следует отметить, что качественная редукция гласных <у> и <ы> не встречается больше ни в одних говорах на территории Тверской области, кроме как в Калининской подгруппе: к ъ л а к' И, м ъ ж ы к' И, к р ъ ж э в А, х р ъ с т а л' О в ъ, д ъ б а в О j, р ъ к а в А, з А м ъ ш. Такие же примеры зафиксированы и в речи исследуемой нами группы информантов. Казуальные контакты. В данном случае мы рассматриваем такие социальные контакты, которые связаны со случайной (или объективно необходимой) выборкой субъектов для общения. Что касается непосредственно носителей ГП, то при смене их социального статуса (сельский житель - городской житель) диапазон их контактов значительно расширяется и качественно изменяется, что отражается и на смене модели речевого поведения: происходит своеобразная инфильтрация тех речевых единиц, которые он использовал в своей речевой практике до переезда в город. Самым динамичным фонетическим процессом в данном контексте является процесс ассимиляции гласных <а>, <о> и продвижении в сторону количественного увеличения произносительного варианта [а] - в нашей терминологии эта особенность обозначена как а-вокализм. В настоящее время в тверском ГП можно выделить следующие стадии развития вокалической системы по пути перехода от диалектной к литературной, которые зависят от выбора модели речевого поведения субъектов. Влияют на устойчивость рассматриваемых фонетических особенностей и конвенциональные контакты (контакты заинтересованности). С нашей точки зрения, они отражают неотъемлемое право субъекта на признание за ним самостоятельности и приоритетности выбора социальных контактов, исходя из значимых для него характеристик общения. При этом выбор определенного устойчивого коммуникативного кода является необходимым условием, учитывающим в том числе валентность индивидуальных предпочтений. Учитывая предпочтения в выборе социальных контактов носителей ГП, которые проявляются и в специфике моделей речевого поведения, мы можем говорить об особом феномене коллективной культурной памяти, которая «определяет ментальную сферу и мировоззрение как отдельной личности, так и социума» [4, 12]. Как известно, «изменения в обществе влияют и на взаимоотношения подсистем, на качественные и количественные характеристики каждой из этих подсистем» [2].Сохранность устойчивых локальных фонетических элементов в городском просторечии зависит не только от объективных закономерностей развития системы русского языка (в данном случае имеется в виду приоритет литературного варианта произношения), но и от множества других факторов, один из которых проявляется в специфике социальных контактов между носителями языка. Вместе с тем, фактор социальной перспективы влияет на постепенную утрату просторечных фонетических элементов из городской речи. Сниженный стилистический маркер просторечия - это мощный социокультурный фактор, который обуславливает выбор иной коммуникативной системы поведения, особенно среди тех носителей ГП, которые осознают особенности своей речи и понимают, что их речь не соответствует литературным нормам. В рамках микрогрупп эти контакты имплицитно обусловлены выбором между традиционной произносительной нормой и теми инновациями, которые заимствуются из другой подсистемы национального языка.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.