СЕВЕР АНГЛИИ В «ВОЙНЕ РОЗ» Сорокина Т.Б.

Нижегородский госуниверситет им. Н.И. Лобачевского, Арзамасский филиал


Номер: 8-1
Год: 2016
Страницы: 124-126
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

XV век, Север Англии, война Роз, Ричард III, Йорки, сепаратизм, XV century, The North of England, the war of the roses, Richard III, Yorkies, separatism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются политические события в Англии времён «войны Роз» через призму северного региона. Такой подход позволяет увидеть скрытые механизмы многих явлений, традиционно остававшихся за рамками верхушечного противостояния.

Текст научной статьи

В середине XV века в Англии разразился затяжной политический кризис, достигший наибольшей остроты в годы войны, которая получила в исторической науке одно из самых звучных и красивых названий - Алой и Белой розы. Многолетняя внутренняя борьба между феодальными группировками наложила отпечаток на развитие всего общественного организма и оказала влияние на всю последующую историю страны. Кризис вскрыл самые глубинные противоречия, накопившиеся в социально-политической сфере, обнажил этнические и локальные проблемы феодальной Англии. Страна на некоторое время оказалась в водовороте непрерывных военных столкновений, мятежей и распрей, которые задевали интересы самых различных слоев населения. Во всём многообразии событий и явлений этого смутного периода проступают определённые закономерности и связи, которые необходимо выявить и объяснить. При всём богатстве историографии по данной теме до сих пор не потеряла своей актуальности мысль, высказанная в начале XX века американским историком Д. Винстоном о том, что единственно правильный путь, который позволит создать точную картину «войны Роз» - детальное изучение борьбы магнатских партий в графствах [10, 5-7]. В отечественной историографии локальную методику активно развивали Е.А. Косминский [3], С.И. Архангельский [1], Д.М Петрушевский. В предисловии ко второму изданию своей известной работы «Восстание Уота Тайлера» Д.М. Петрушевский сформулировал мысль, достойную стать эпиграфом ко всем региональным и локальным исследованиям: «Интересы исторической науки, как науки об индивидуальном, о конкретном переплетаются здесь самым тесным образом с интересами ее как науки об общем, и изучение индивидуального явления английской социальной истории превращается в изучение процесса разложения феодального строя на западе Европы. Только сохраняя характер науки о конкретном, может историческая наука приходить к общим научным результатам. Только в индивидуальном, конкретном познаётся исторической наукой общее, а не каким-либо иным путём» [6, 4-5]. Английский Север - один из тех регионов, который сыграл весьма заметную роль в водовороте событий «войны Роз», более того, многие побудительные мотивы и импульсы многолетней борьбы в стране исходили именно оттуда. В рассматриваемый период Север оставался наиболее бедной и отсталой частью страны. Природно-географические особенности этого региона не способствовали активному хозяйственному развитию северных графств, за исключением Йоркшира [2, 35]. Зато в общеполитической жизни Англии Север был одним из самых заметных центров на протяжении всей средневековой истории. Война с Шотландией, которая шла долгие годы с переменным успехом и разной степенью напряженности, превратила пограничные северные графства в настоящий военный плацдарм и одновременно базу для многочисленных воинских контингентов. Подобная специфика выдвинула Север в ряд областей, нуждавшихся в повышенном внимании со стороны центральной власти. Организация системы обороны северных границ королевства тесно увязывалась с другой серьезной проблемой - преодоление сепаратизма местных магнатов и превращение их в союзников центра. На протяжении всего рассматриваемого периода самыми влиятельными в северных графствах оставались два старейших клана - Перси и Невили, в руках которых соединились важнейшие военные, административные, а затем и судебные должности [8, 6]. Разумеется, для центральной власти в Лондоне плохие друзья в лице этих северных правителей были предпочтительнее самых хороших врагов. Именно по этому принципу старались строить свои отношения с северянами и Ланкастеры и Йорки, так как на иное рассчитывать не приходилось. Ситуацию осложняло давнее соперничество Перси и Невилей, которое приводило к частым кровавым столкновениям. В них принимали участие многочисленные вассалы с той и с другой стороны, ливрейные слуги, набранные по договору, и дворовые слуги. «Малые» северные войны стали неотъемлемым фоном всего многолетнего политического противостояния в Англии. Начавшийся в центре династический конфликт придавал определенную партийную направленность противоборствующим группировкам. Перси оказались на стороне ланкастерцев, а Невили - в рядах йоркистов. Однако подобное разграничение является весьма условным и не только в отношении северных феодалов. Верность тому или иному лагерю не являлась нравственным императивом для участников «войны роз», они, как правило, мало были озабочены судьбами Йорков и Ланкастеров и могли менять партии с изумительной готовностью. В этой связи распространенное в литературе мнение о том, что Север в «войне Роз» отстаивал интересы ланкастерской династии, не соответствует действительности. Участие северных графств в этом конфликте было значительно более широким и далеко не столь однозначным. Политическая ориентация северных баронов и их вассалов проявлялась достаточно гибко в течение всего кризисного периода. В конце 50-х годов воинственный пыл джентльменов и йоменов северных графств разожгли деньги Маргариты Анжуйской, супруги Генриха VI, ее союзников и друзей, в том числе французского короля Людовика XI. Их активное участие в военных действиях 1459-1461 гг. на стороне ланкастерской партии объяснялось стремлением укрепить свои хозяйственные и политические позиции в рамках существовавшей тогда политической системы английского королевства. (Сепаратизм и лозунги за обособление северных территорий, характерные для первых десятилетий XV века на время отошли на второй план). Следующий этап политической активности северян связан с именем Ричарда Йорка, младшего сына герцога Йорка, погибшего в борьбе со своими соперниками из ланкастерского королевского дома, поддерживаемого в тот период феодалами Севера. Подобная метаморфоза лишний раз подчеркивает неоднозначность политических и династических пристрастий северян. Ричард Йорк, оставаясь более десяти лет королевским наместником на Севере, сумел завоевать к себе благосклонное отношение местных жителей. На этом этапе росту авторитета Ричарда среди северян способствовали его военные заслуги и щедрая финансовая политика [9,720]. Укрепляя свои позиции на Севере, он создал здесь мощную военную базу, вовлекая в ряды своих союзников воинственных северных феодалов [7]. Стремление противопоставить себя центральному правительству, несомненно, являлось тем связующим звеном, которое позволило объединить на время усилия сепаратистов Севера и амбициозного политического лидера. Могущественные магнаты рассматривали Ричарда в качестве своего ставленника и связывали с ним реализацию своих самых честолюбивых замыслов. Захват Ричардом королевского трона сопровождался серией обманов, подкупов, убийств, а также политической агитацией с применением демагогии и политического лицемерия, с непременной апелляцией к религии и морали [5]. Но главной опорной силой, благодаря которой оказался возможным произведенный государственный переворот, явились ополчения северных графств [9, 754-755]. Именно они и их руководители получили самые щедрые пожалования от нового короля. Оказавшись заложником интересов партии своих сторонников, узурпатор не мог проводить твердую политику, нацеленную на объединение государства и восстановление внутренних связей. Раскол в лагере приверженцев Ричарда III обозначился, как только политический маятник начал склоняться в другую сторону. Самые близкие союзники из числа могущественных феодалов Севера предпочли занять выжидательную позицию. Развязка произошла в битве при Босворте, когда сам Ричарда III оказался жертвой политической беспринципности своих бывших друзей. Круг замкнулся: интриги, подкупы, предательства, с помощью которых Ричард сумел захватить королевский трон, породили новую цепь предательств и обманов, лишивших его и короны и жизни; северяне, которые помогли Ричарду прийти к власти, стали одной из причин его падения. Битва при Босворте не поставила точку в затянувшемся политическом кризисе. Первые годы правления Генриха VII Тюдора прошли в непрерывной борьбе с мятежами, заговорами английских феодалов и народными волнениями [4]. Север Англии снова оказался в числе самых «неблагополучных» регионов страны. Большая часть общественно активных групп северян продолжала симпатизировать погибшему Ричарду III, тем более, что победители обрушили репрессии и конфискации, в первую очередь, на самых активных сподвижников бывшего короля - жителей северных графств. Многолетний политический кризис привел к существенным изменениям в социальной структуре и устоявшейся общественной иерархии. По мере ослабления экономических позиций «старого» дворянства и физического истребления немалой части его представителей, а также благодаря политике выдвижения на государственные должности людей из непривилегированных слоев, которую активно начал проводить Эдуард IV и Ричард III, на верхние этажи политической элиты поднялись новые люди. Новая аристократия была тесно связана с джентри, которые в свою очередь, формировались за счет фермеров, торговцев и юристов. С другой стороны, произошло и «географическое» обновление правящего класса. При Ричарде III в первый и единственный раз в истории средневековой Англии северные феодалы оказались в положении политической элиты государства. Находясь в ближайшем окружении короля, они получали особые привилегии, но при этом не собирались отказываться от своих клановых и региональных интересов в угоду государственного единства и стабильности. Без большой натяжки можно утверждать, что северяне еще недостаточно воспринимали себя в этническом отношении частью английской нации, и соображения национального единства на этом этапе не играли для них первостепенной роли.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.