САНЖЫРА (ЛЕТОПИСЬ) КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК Ураимов Ш.М.

Баткенский государственный университет


Номер: 8-1
Год: 2016
Страницы: 203-206
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

национальное самосознание, генезис, этнос, этнические процессы, род, племя, традиция, культура, легенда, источники, national identity, genesis, ethnicity, ethnic processes, clan, tribe, tradition, culture, legend, sources

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается роль санжыры (летописи) в изучении истории кыргызского народа, ее связь со сложными процессами, происходящими в современном обществе, и переосмыслением исторической науки в целом. Отмечается усиление внимания ученых к роли личности и отдельных родов в историческом процессе.

Текст научной статьи

Ставший важнейшим событием современности распад СССР и мировой социалистической системы произошел по ряду причин, в числе которых одно из важнейших мест занимали этнополитические процессы. Из пятнадцати новых независимых государств, образовавшихся на территории бывшего Советского Союза, треть составили тюркоязычные республики. Строительство новых государств сопровождалось ростом этничности и национального самосознания и соответственно возрастанием интереса к истории своего народа. Последнее обстоятельство усиливалось и тем, что в советский период прошлое тюркоязычных народов подвергалось сильной деформации и искажениям. С момента обретения Кыргызстаном государственной независимости проблемы изучения истории кочевых племен, этнических процессов, образования государств и обществ, в том числе происхождения и формирования кыргызского этноса на Тянь-Шане, стали одними из актуальных вопросов исторической науки. За тысячелетия до нашей эры в степях Евразии возникла такая форма ведения хозяйства как кочевое скотоводство. Оно сохранилось до наших дней, так как является наиболее оптимальным способом жизни в степи. Все пастбища были разделены между родами. Объединение людей по родовому признаку давало ряд преимуществ: легче было удерживать территорию, легче вести хозяйство. В условиях кочевого скотоводства структурной единицей государства был род. Имущественное и социальное положение каждого человека определялось его положением внутри рода. Во время военных действий каждый род выставлял определенное количество воинов. Внутри рода все дела решал глава рода [1, с.787]. Большие роды подразделялись на подроды, роды же в свою очередь объединялись в союзы родов. Глава государства (каган или хан) решал все основные вопросы управления государством с главами родов и родовых союзов. Эта структура была неизменной на протяжении столетий. Поэтому для каждого индивидуума было жизненно важно знать свою принадлежность к роду. Без принадлежности к своему роду человек был выкинут из жизни общества. Существование родоплеменной системы номадов стало следствием функционирования особой системы передачи информации и собственности. Именно потому, что информация, знания, собственность, власть и ресурсы передавались по генеалогическим каналам родства - от отца к сыну и от сына к внуку - среди кочевников существовала родоплеменная система социальной организации общества. В зависимости от происхождения по вертикальной патрилинейной филиации человек включался в определенную родоплеменную группу. От родоплеменной принадлежности кочевника зависели его социальный статус, отношение других людей, престиж и авторитет, место за столом, очередность тоста, подарок, имидж жениха\невесты, мужа\жены и т.д. Поэтому основной вопрос, который задавали друг другу два кочевника в пустыне, был таков - какого Вы рода, племени, кто Ваши предки? В этом случае два индивида сразу же точно определяли свое отношение друг к другу и взаиморасположение на едином древе кыргызской системы генеалогического родства [1]. Каждое племя у кочевых народов дробилось на множество иерархически организованных этнических групп и более мелких подразделений, взаимосвязанных сложной системой общественных отношений. Вследствие этого каждое звено родоплеменной структуры имело сложные генеалогические предания и родословные, возводившие обычно свое происхождение к одному общему героическому предку, нередко вымышленному легендарному образу. Традиция единого генеалогического древа обуславливала обязательную инкорпорацию новых этнических элементов в состав каждого племени, включение их в традиционную генеалогию. Поэтому генеалогическая структура кочевого общества была реальной лишь в низших звеньях и идеальной, легендарно-мифологической на высшем уровне. Иначе говоря, на уровне семейно-родственных групп кровнородственные связи порождались наличным бытием общественной практики, т.е. организацией процесса производства на основе карнальных связей (обычно экзогамные группы), а на уровне всего социума - традициями в сфере общественного сознания, закрепленными в мировоззрении и идеологии [1, с.787]. В последние годы в нашей стране наблюдается всплеск интереса к санжыре - генеалогическим преданиям. Он отнюдь не случаен и обусловлен сложными процессами в обществе, переосмыслением исторической науки в целом и многими другими обстоятельствами. Стали доступными ранее закрытые архивные материалы. Усилилось внимание ученых к роли личности и отдельных родов в историческом процессе. Санжыра - это своеобразное познание мира: изучая историю рода, человек лучше понимает историю страны, узнает культурные обычаи и традиции разных эпох. Более того, на основе генеалогических исследований могут проводиться генетические исследования, выявляться генотипы. Тем самым появляется возможность определить, от кого унаследована та или иная черта характера, творческий потенциал либо талант к чему-либо. Санжыра обращена к общечеловеческим ценностям родства, старшинства, закономерной связи поколений и соответствующих им правовых и этических норм, выработанных в глубокой древности и ныне обретающих новое качественное содержание. Поэтому она и интересна для общества, независимо от социальных, национальных, профессиональных или других различий входящих в него групп. В настоящее время генеалогические изыскания возобновились повсюду, развернулись на всех уровнях исследований - от глубоко специального до массового, в общественном сознании они связаны с гуманизацией науки и образования, духовным и культурным возрождением, переосмыслением социальной памяти прошлого. Генеалогические предания - это бесценное культурное и духовное наследие кыргызского народа - в свое время собирали, переводили на русский и другие языки такие известные ученые, как Алексей Левшин, Владимир Вельяминов-Зернов, Николай Аристов, Николай Гродеков, Петр Рычков и многие другие. Некоторые санжыра, собранные из рассказов волостных правителей, аксакалов, акынов, дошли до нас во многом благодаря стараниям этих исследователей. Следует отметить, что обширные исторические и этнографические сведения о киргизах, накопленные в богатейшем фольклоре и в санжыре - устной родословной истории - не получили своего освещения в печатных изданиях. Уже при советской власти накопился ряд интересных рукописей, использование которых, при соответствующем научно-критическом анализе, дает ряд ценных сведений, значительно пополняющих как данные Н.Аристова, так и все те разбросанные материалы по этому вопросу, которые появились главным образом во второй половине XIX века в русских литературных источниках. Казахи, кыргызы, башкиры, туркмены и другие народы, основным занятием которых в прошлом было кочевое скотоводство, имеют весьма древние традиции составления генеалогических летописей - санжыры. Эти памятники древней и средневековой истории у различных народов могут называться по-разному (шэжэрэ, тайра, тарих и т. д.), но суть их остается примерно одинаковой, т. е. они включают родословную того или иного рода с более или менее подробным изложением наиболее выдающихся событий из жизни данной родоплеменной группы [2, с.7]. К примеру, башкирские этногенетические предания объясняют происхождение отдельных родовых подразделений (ил, аймак, ара). Особенно популярен в разных районах Башкирии сюжет о появлении среди башкир казаха или киргиза, потомки которого составили целые роды. В Хайбуллинском районе Башкирии старики рассказывают о казахском юноше Мамбете и его потомках, от которых будто бы берут начало многочисленные фамильные династии и деревни: Мамбетово, Калтаево, Султасово, Танатарово и другие. С предком-киргизом (казахом?) связывают происхождение своего рода и основание деревень (сел) жители Ақяра, Байгускарово, Каръяна того же района. К предку, казаху или киргизу, восходит, согласно преданиям, история деревень Аркаулово, Ахуново, Бадраково, Идельбаево, Ильтаево, Калмакларово, Махмутово, Мечетлино, Мусатово (Масак), Мунаево в Салаватском, Кусимово - в Абзелиловском и Темясово в Баймакском районах. Следует отметить, что, во-первых, родословные на определенной стадии общественного развития были характерны для многих тюркоязычных и монгольских народов, во-вторых - исторические работы средневековья, начиная от «Сокровенного сказания» и кончая сочинениями Абу-л-Гази, широко использовали их в качестве источника. А это в свою очередь означает, что сбор, изучение и издание санжыры (родословных), сохранившихся в памяти кыргызского, казахского, туркменского, каракалпакского и других народов, будет иметь неоценимое значение для изучения многих вопросов, связанных с этнической историей этих народов, с их общественным строем в период становления классового общества и т. д. К числу ранних письменных источников, где мы впервые встречаем термин «санжыра», пожалуй, следует отнести словарь тюркских наречий Махмуда Кашгарского «Дивани лу’гат ат-тюрк», в котором слово «санжыра» звучит в огузском диалекте в форме сежіле [3]. «Я эту книгу писал, основываясь на мудрых высказываниях, сежіле, пословицах и поговорках, поэмах и эпосах и других литературных формах» - пишет Махмуд Кашгари [3, с.83]. (Ср. сежіле ~ седжле ~ седжре ~ шеджре - у современных туркмен; шежіле ~ шежіре - у современных казахов; шежере - у современных башкир; шаджара - у современных татар; санжыра - у современных кыргызов). Таким образом, у тюркских народов составление родословных, генеалогических летописей восходит к глубокой древности. Об этом свидетельствуют не только устные санжыра казахов, кыргызов, башкир, туркмен, ногайцев, но и наличие в фольклоре тюркских народов мифических, полумифических эпосов, историй. Таких как "Урал-батыр" (у башкир), "Огуз-наме" (у туркмен, азербайджанцев, турок), "Манас" (у кыргызов), которые содержат сведения по генеалогии исторических или мифических предков.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.