К ВОПРОСУ О ПРОБЛЕМЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ХVIII - ХIХ ВВ Рудакова Т.В.

Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова


Номер: 8-2
Год: 2016
Страницы: 49-51
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

художественный перевод, классицизм, романтизм, literary translation, classicism, romanticism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассмотрена проблема художественного перевода в русской литературе классицизма, сентиментализма, романтизма, выявлены основные тенденции переводческой деятельности в ХIХ веке.

Текст научной статьи

Художественный перевод как таковой появился в России только в ХVIII веке. При этом стоит отметить, что среди тех, кто становится переводчиками, оказываются сами писатели и поэты, которые с помощью переводов знакомили читателей с лучшими образцами иноязычных литератур. Переводами занимались в веке ХVIII М.В. Ломоносов, В.К. Тредиаковский, А.П. Сумароков, Н.М. Карамзин, в ХIХ столетии - В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, А.С. Пушкин, Е.А. Боратынский, М.Ю. Лермонтов, А.А. Фет, И.С. Тургенев и многие другие выдающиеся художники слова отечественной культуры. Каждый переводчик определял суть художественного перевода для себя по-своему, подчеркивая наиболее важные стороны этого процесса. Эстетика классицизма, как и романтизма, переводческую деятельность рассматривала как сотворчество, а переводчик представлялся не иначе, как соавтор творца исходного, оригинального художественного текста. Отличия между представителями классицистической и романтической эстетики проявлялись в понимании самого характера и степени соавторства творца и переводчика [5; 6; 7]. Переводчик, представляющий классицистический мир, рассматривал соавторство как то, что может способствовать улучшению оригинала, что дает ему возможность приблизиться к идеалу, представленному в канонической поэтике. Как утверждает Г.Е. Эткинда: «Господствовавшей в XVIII в. теории идеального, абсолютного перевода не мешали никакие исторические и иные расхождения между национальными культурами - эти расхождения игнорировались, потому что ведь и вообще игнорировались своеобразные черты исторических эпох и национальных характеров. Не было препятствий и со стороны несходства поэтических индивидуальностей - игнорировались своеобразные черты этих индивидуальностей» [8, 10]. В период расцвета классицизма переводчиков больше увлекали не индивидуальные стилевые особенности переводимого произведения, а его жанровая природа, игнорировались и национальные, специфические исторические и другие особенности переводимого оригинала. Главным объектом для перевода классицистами выбиралась именно мысль. Учитывая тот факт, что понятие плагиат было еще неизвестно представителям века русского Просвещения, то было абсолютной нормой заимствование уже высказанной кем-то иным мысли, если она была представлена в совершенной форме. Ведь она (мысль) не может принадлежать кому-то одному. В период сентиментализма формируется новое отношение к переводу. Автору осознают значение точности переводимого текста. Серьезно задумывается об этом Н.М. Карамзин. Именно его перу принадлежит первый перевод шекспировской трагедии «Юлий Цезарь». Стремясь представить точный перевод, не исказив авторского смысла, Карамзин сознательно отказывается от поэтической формы трагедии, представляя ее своему читателю в прозаической форме. Как признается он: «Что касается до перевода моего, то я наиболее старался перевести верно, стараясь притом избежать и противных нашему языку выражений. Мыслей автора моего нигде не переменил я, почитая сие для перевода непозволенным» [2, 82]. Размышляя о парадоксальности романтической традиции перевода, академик С.С. Аверинцев пришел к следующему выводу: «Романтический поэт ощущает себя личностью, и личностью чуть ли не самодостаточной, с такой эмфазой, с какой никто и никогда этого еще не делал; но именно романтический поэт, столь резко чувствующий свое, исключительность своего, открывает и делает особой поэтической темой чужое как таковое - местный колорит определенной эпохи или определенного народа, специфическую своеобычность чужого голоса» [1, 560-561]. При этом исследователь подчеркивал, что романтику-переводчику свойственно «послушание оригиналу, которое должно высвободить субъективность романтического поэта и оказаться средством его личной исповеди» [1, 565]. Одним из ярких теоретиков, разработавших философскую основу романтического перевода, стал немецкий романтик Новалис, чьему слову прислушивались литераторы не только в Германии, но и в России. Определяющую роль как творчестве поэта, так и в деятельности переводчика, должен играть идеал, к нему должна быть устремлена душа художника. И в моменты духовных озарений, просветлений земному творцу дается возможность прикоснуться к идеальной сущности, постичь ее суть. Подобные размышления определяют идею о свободе творческий исканий поэта, а значит и его сотворца - переводчика. Для последнего самым важным оказывается понять, что вдохновило художника на создание того или иного текста, почувствовать (увидеть) его идеал и представить его читателям, а не пересказать или воспроизвести последовательность описанных автором образов. Потому в романтический период перевод становится похожими на вольное подражание, определяемое как «художественное поэтическое произведение, написанное на основе иноязычного оригинала, но отличающегося от него по своим стилистическим параметрам и характеризующееся низким показателем точности и высоким коэффициентом вольности» [4, 33]. В 20-е годы ХIХ столетия Гете осознает, что развитие культуры выходит на новый уровень, потому вводит в обиход новое понятие - «мировая литература», утверждая необходимость любого образованного человека приобщаться к шедеврам мировой литературы. Достижению этой цели должны служить достойные переводы. Русские романтики осознали необычайную актуальность этих новых тенденций культуры Европы и предприняли активные шаги для сближения русского читателя с европейским литературным наследием нынешнего и прошедших столетий. В 1830-е годы начинает меняться отношение к переводческой деятельности; как следствие, уже к середине ХIХ века «переводы постепенно перестали приравниваться к оригинальным произведениям. ”Чужое” и “свое” стали обособляться» [3, 23]. В этот период все больше возрастает познавательная функция перевода. В конце ХIХ века возрастает интерес переводчика не только к содержанию переводимого текста, все больше внимания уделяется технике перевода. Взявшиеся за перевод стремятся не себя выразить, не собственное переживание представить, их волнует точность переведенного текста. Как отмечают исследователи, эволюция перевода в русской культуре имеет свои закономерности. Можно выделить тот факт, что поначалу перевод не воспринимается как нечто самостоятельное, в последующем переводческая деятельность вычленяется в самостоятельный вид творчества, оказываюсь особой сферой искусства, кардинально отличном от индивидуального художественного творчества, хотя и имеющего с ним некоторые точки соприкосновения. Кроме того, изучение вопроса по истории перевода в России дает основание утверждать, что меняющиеся представления о том, что является переводческой нормой, напрямую связаны с господствующими эстетическими представлениями в литературе. Каждому времени присущи свои взгляды на перевод и переводчика. В разные периоды выделяется различные соотношения важных составляющих переводческого процесса: позиция переводчика, его стремление выразить свое понимание мира, связь с эпохой, культурными кодами через переводимый текст; восприятие читателя, того, кому адресуется переводимый текст. Переводчик выступал то как человек, дословно воспроизводящий на своем языке иноязычное произведение, то как сотворец автора исходного текста, то как просветитель, расширяющий горизонты знаний читателя, то как взявший на себя миссию донести до аудитории установки, желания автора иной языковой, культурной, исторической традиции.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.