НОМИНАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА ПО ВНУТРЕННИМ КАЧЕСТВАМ, СВОЙСТВАМ ХАРАКТЕРА В РОМАНЕ И. ИЛЬФА И Е. ПЕТРОВА «ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ» Тимофеева Т.П.

Курганский государственный университет


Номер: 9-1
Год: 2016
Страницы: 138-144
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

антропономинант, семантика, классификация, свойства характера, «Двенадцать стульев», antroponominant, semantics, classification, character traits, «The twelve chairs»

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена исследованию номинаций человека по внутренним качествам, свойствам характера в тексте художественного произведения. В работе на материале романа «Двенадцать стульев» предложена семантическая классификация антропономинантов, обозначающих человека по свойствам характера, описаны парадигматические связи данных номинаций, исследован коннотативный компонент семантики, рассмотрено окказиональное образование единиц.

Текст научной статьи

В современной лингвистике актуальным направлением является исследование проблемы антропоцентризма языка, его взаимодействия с различными сторонами жизни человека. Одним из аспектов анализа можно считать изучение нарицательных единиц, обозначающих собственно человека. К наиболее распространенным семантическим группам номинаций лица относятся наименования человека по социальным признакам; по внутренним качествам, свойствам характера; по внешним свойствам, признакам; обобщенные наименования человека. Остановимся более подробно на корпусе номинаций человека по внутренним качествам, свойствам характера. Номинации данного множества дают представление о психологической структуре личности: психических процессах (ощущения, восприятие, память, внимание, мышление, воображение, речь), состояниях (гнев, ярость, радость, апатия, аффект и т.д.), психических свойствах, качествах (способности, темперамент, направленность личности, характер, тип восприятия, волевые качества, мотивация, интеллект, социальные установки). В качестве объекта исследования данной статьи был выбран роман И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев». Структура текста данного художественного произведения отличается значительным количеством авторских отступлений, вводных эпизодов и, следовательно, включает множество главных и второстепенных персонажей. Поэтому предметом статьи стали наименования человека, или антропономинанты, специфика использования которых является важным компонентом идиостиля писателей. Под антропономинантами мы будем, вслед за Е.Р. Ратушной, понимать лексические и фразеологические единицы языка, называющие человека по различным свойствам, качествам. Подобные номинации имеют категориальное значение предметности, субкатегориальное значение одушевленности и лица [9, 317]. По данным картотеки, собранной с помощью метода сплошной выборки, к исследуемой группе относится 148 единиц, выявленных в тексте романа. В составе данного множества нами были выделены несколько подгрупп: 1) наименования лица по свойствам характера, проявляемым в деятельности - 117 единиц: а) наименования лица по оценке внутренних свойств, качеств другим человеком - 26 единиц; б) наименования лица по увлечениям, интересам - 24 единицы; в) наименования лица по образу жизни - 23 единицы; г) наименования лица по способу поведения в различных ситуациях - 20 единиц; д) наименования лица по интеллектуальным свойствам - 13 единиц; е) наименования лица по характеру восприятия действительности - 4 единицы; ж) наименования лица по свойствам, проявляемым в трудовой деятельности - 3 единицы; з) наименования лица по свойствам характера, проявляемым в речевой деятельности - 2 единицы; и) наименования лица по способностям, одаренности - 2 единицы; 2) наименования лица по свойствам характера, проявляемым во взаимодействии с другими людьми - 31 единица: а) наименования лица по уровню взаимоотношений - 16 единиц; б) наименования лица по степени знакомства - 15 единиц. Рассмотрим самые многочисленные подгруппы. Среди номинаций, обозначающих свойства характера, проявляемые в деятельности, самой многочисленной является подгруппа «Наименования лица по оценке внутренних свойств, качеств другим человеком» - персонажем или автором (26 единиц). Данные единицы всегда обладают конкретной коннотацией: положительной (в высшей степени нравственная личность, великодушный рыцарь, весельчак, любопытный, счастливец) или отрицательной (проныра, простак, негодяй, недотепа, невежа, мерзавец, нахал, развратник, пошляк, несчастный) и выражают мнение о герое, формируемое в процессе наблюдения за его действиями. Оппозиция «положительная оценка» или «отрицательная оценка» порождает развернутые синонимические (абсолютные, стилистические, контекстуальные) отношения анализируемых номинаций: в высшей степени нравственная личность - великодушный рыцарь - хороший человек - честный человек; мерзавец - нахал - негодяй - низкий человек - пошлый человек - пошляк - развратник; простак - провинциальная непосредственность - провинциальный простофиля. Также антропономинанты исследуемой подгруппы активно вступают в антонимические отношения, образуя пары: в высшей степени нравственная личность - негодяй; хороший человек - низкий человек; человек-загадка - простак; счастливец - несчастный. Примерами внешней омонимии, заключающейся в параллельном существовании омонимичных словосочетаний и фразеологизмов с идентичным компонентным составом, но семантически отличающихся друг от друга, в данной подгруппе могут служить единицы великодушный рыцарь, низкий человек, маленький человек. Ряд единиц обладает расширенной семантикой, которая образуется посредством сочетания с прилагательным со специфической семантикой (провинциальная непосредственность, провинциальный простофиля - дополнительное значение территориально-этнической принадлежности придает лексема провинциальный) или с помощью приложения (задира-кларнет, злодей-гроссмейстер - расширение значения происходит в область семантической группы «Наименования лица со значением профессиональной принадлежности»). Специфической чертой образования некоторых единиц данной подгруппы является формирование словосочетания с помощью компонента «человек»: хороший человек, честный человек, человек-загадка, деловой человек, маленький человек, низкий человек, пошлый человек. - Вы довольно пошлый человек, - возражал Бендер, - вы любите деньги больше, чем надо [3, 85]. Среди единиц исследуемой группы выявлен антропономинант-заимствование паяц, имеющий основное значение: «комедийный персонаж старинного народного итальянского театра» [2]. Данная номинация употребляется авторами в метафорическом значении - «тот, кто, ломаясь, кривляясь, ведет себя как шут, как клоун» [2]: В одной веселой колонне приняли продиравшегося на другую сторону Виктора Михайловича за распорядителя и стали качать его. Полесов дергал ногами, как паяц [3, 147]. Второй по количеству единиц подгруппой в составе анализируемого множества стали наименования человека по имеющимся у него увлечениям, интересам. В подгруппу вошли 24 единицы: друг автомобиля, друг детей, друг отечества, знаток трамвайного дела, коллекционер, любитель голубей, любитель правосудия, любитель ружейной охоты, почитатель, собачей. Большинство единиц являются перифрастическими сочетаниями, образованными с помощью компонентов «друг», «знаток», «любитель». В описываемой группе широко представлена контекстуальная синонимия антропономинантов со значением «шахматист»: брат по шахматам - любитель сильных шахматных ощущений - любитель шахмат - поклонник защиты Филидора - поклонник индийской защиты - почитатель шахмат - приверженец испанской партии - черные - шахматный любитель. Сверху катилась собачьей стаей тесная группа разъяренных поклонников защиты Филидора [3, 381]. Использование единицы любитель правосудия основано на омонимической игре слов - в тексте романа «правосудием» называется не судебная деятельность государства, а лишь бронзовая скульптура: - ˂…˃ Фигура, изображающая правосудие. Кажется, парная к только что купленной. Василий, покажите публике «Правосудие». Пять рублей. Кто больше? ˂…˃ - Девять с полтиной, - тихо сказал любитель правосудия, подымая руку [3, 230]. Номинации торговый адмирал-любитель, фотограф-любитель обладают специфической трансформированной семантикой - компонент «любитель» здесь представлен в переносном в значении: «тот, кто занимается чем-либо в свободное время, не имея профессиональной подготовки; тот, кто занимается чем-либо, имея поверхностные, неглубокие знания в данной области, дилетант» [2], например: В этом одеянии Ипполит Матвеевич походил на торгового адмирала-любителя [3, 429]. Совокупность единиц, обозначающих человека по образу жизни включает 23 лексемы. Образ жизни человека формируется исходя из его потребностей, увлечений, привычек, поэтому общая сема «образ жизни» конкретизируется семой меньшей степени абстракции «стремящийся к развлечениям, удовольствиям» с коннотативной семой «отрицательная оценочность» [8, 109], которая в данной подгруппе является доминирующей (содержится в значении 20 единиц). Среди всех героев романа наиболее широко в тексте раскрыт образ жизни Ипполита Матвеевича. Поэтому наблюдается большое количество синонимических рядов, характеризующих именно этого персонажа: светский лев (душа общества - куртизан - пижон - великосветский лев - старгородский лев - франт - франтик); покоритель женщин (альфонс - волокита - дамский любимец - женолюб - повеса); кутила (бонвиван - золотая рыбка - мот). Он так и остался неслужащим дворянином, золотой рыбкой себе на уме, неверным женихом и волокитой по натуре [3, 63]. В составе исследуемой группы встречается фразеологизм светский лев, используемый авторами романа в окказиональной форме. Данная единица подверглась фразеологической трансформации дважды: старгородский лев, великосветский лев. В названии первой части романа компонент «светский» писатели заменяют на «старгородский» - «Старгородский лев». Такая трансформация сохраняет основное значение фразеологизма: «пользующийся успехом и влиянием в высшем свете человек» [1], преобразовывая, уточняя при этом его семантику - человек, пользующийся успехом и влиянием в высшем свете небольшого уездного городка Старгорода. Замена компонента «светский» на компонент «великосветский» создает эффект преувеличения признака светскости и, с учетом контекста (жалкое состояние пьяного Ипполита Матвеевича), помогает сформировать сатирический подтекст: Кончилось тем, что Ипполита Матвеевича свели вниз, бережно держа под руки. Лиза не могла убежать, потому что номерок от гардероба был у великосветского льва [3, 227]. Изменение компонентного состава дает авторам возможность привлечь внимание читателя к внутренней форме фразеологической единицы и адаптировать ее к требованиям контекста. К группе единиц, характеризующих человека по образу жизни, относится специфическая номинация эпохальный мужчина. Компонент «эпохальный» согласно Толковому словарю русского языка С.И. Ожегова имеет значение «составляющий эпоху, знаменующий собой эпоху, важный, значительный» [6]. Однако И. Ильф и Е. Петров для создания комического эффекта используют лексему в переносном окказиональном значении - подвластный, соответствующий эпохе, ничем не выделяющийся: Это был человек, созвучный эпохе. Он делал все то, что требовала эпоха. Эпоха требовала стихи, и Хунтов писал их во множестве. ˂…˃ Эпохальный мужчина приготовился уже записать слова Ляписа, но подозрительный по природе своей автор многоликого Гаврилы замолчал [3, 314-315]. Номинации золотая рыбка и старгородский лев являются омонимичными со свободными словосочетаниями, так как вне контекста могут реализовывать свое прямое значение - называть животных. Также в исследуемом множестве выявлено большое число заимствованных антропономинантов: из французского языка - гурман, альфонс, бонвиван, куртизан, марьяжный король, пижон; из польского языка - франт, франтик. В залу вошел известный мот и бонвиван, уездный предводитель дворянства Ипполит Матвеевич Воробьянинов, ведя под руки двух совершенно голых дам [3, 56]. Подмножество номинаций, обозначающих человека по способу поведения в различных ситуациях объединяет 20 единиц, например: активист, лихач, сорвиголова, трус, упрямец, божья корова, герой, хулиган, дикарь, нервный, психопат. Подобные номинации употребляются, как правило, для передачи доминирующих положительных или отрицательных черт характера человека, проявляющихся в нестандартных ситуациях, в которых поведение человека отличается от требуемого культурой образца. При этом поведенческие отклонения могут проявляться в морально-этическом, интеллектуальном, психологическом, физиологическом планах. Как отмечает М.А. Ордокова, «своеобразие поведения индивида зависит от характера его взаимоотношения с группами, членом которых он является, от норм, ценностных ориентаций, ролевых предписаний» [7, 17]. Культурой любой социальной группы формируется уникальный поведенческий стереотип. Нормы поведения, требуемые одной группой, могут быть категорически неприемлемы в рамках иного социума. Данные правила могут касаться нормирования речи, проявления эмоций, формирования имиджа, совершаемых поступков и т.д. Перечисленные элементы всегда ориентированы на конкретного адресата, поэтому имеет особое значение соответствие поступков интересам другого субъекта или требованиям группы, например: Гимназист Савицкий, известный в гимназических кругах сорвиголова, радостно плюнул в вазон с фикусом [3, 60]. Единицы анализируемого подмножества четко вербализованы. Их семантика содержит обязательную коннотативную сему «оценочность», на основе которой формируются синонимические ряды (лихач - смельчак - сорвиголова) и антонимические пары (смельчак - трус). Среди антропономинантов исследуемой группы выявлена единица божья корова: - А фамилия Михельсон вам нравится? - неожиданно спросил великолепный Остап. - Какой Михельсон? Сенатор? - Нет. Член союза совторгслужащих. - Я вас не пойму. - Это от отсутствия технических навыков. Не будьте божьей коровой [3, 123]. Согласно Фразеологическому словарю русского литературного языка А.И. Федорова фразеологическая единица «божья коровка» имеет переносное значение: «ирон., пренебр. Кроткий, безобидный, не умеющий постоять за себя человек» [11]. Однако, как мы видим, авторы применяют прием фразеологической трансформации и заменяют компонент «коровка» на «корова». Таким образом комбинируется значение фразеологизма с переносным значением лексемы «корова» «груб. прост. О толстой неуклюжей, а также неумной женщине» [10] с целью актуализации семы «неумный». Совокупность единиц, обозначающих человека по интеллектуальным свойствам, объединяет 13 единиц. Интеллектуальные способности человека определяются, по утверждению Мазаел Одай М., как «готовность к эффективному постижению различных знаний и умений и представляют собой характеристики индивида, отражающие, насколько он может обрабатывать информацию различных типов» [4, 3]. Номинация человеком собственной умственной деятельности выражается в лексических и фразеологических единицах, обозначающих степень применения имеющихся навыков. По отношению к возможности или невозможности воспринимать информацию и оперировать ею выделяются две основные противопоставленные друг другу подгруппы антропономинантов: - обозначения человека с низким интеллектуальным уровнем: безумец бедный, болван, второгодник, двоечник, отсталый человек, невежда, жертва аборта, например: Купец Ангелов радостно кричал вслед опозоренному гимназисту: «Двоечник! Второгодник! Папе скажу! Будет тебе бенефис!» [3, 55]; - обозначения человека с высоким интеллектуальным уровнем: гений, гигант мысли, знаток, золотая голова, светило, великий комбинатор: Беседа двух светил, ведшаяся на английском языке, была прервана прилетом доктора Григорьева и будущего чемпиона мира Алехина [3, 372]. При этом внимание читателя акцентируется на пиковых значениях интеллектуальных возможностей героев, усредненные же характеристики авторами не описываются. Внутри каждого подмножества формируются синонимические взаимосвязи, которые не являются абсолютными в связи с наличием дополнительных дифференцирующих сем у большинства номинаций (второгодник, двоечник, невежда, знаток - «количество знаний», безумец бедный, жертва аборта, отсталый человек, гений, гигант мысли, великий комбинатор - «способность размышлять»). В семантике исследуемых единиц всегда присутствует положительная или отрицательная коннотация, являющаяся основой для возникновения антонимических отношений: невежда - знаток, отсталый человек - гений. В результате анализа было обнаружено, что слова, обозначающие высокий уровень интеллекта, не всегда имеют положительную коннотацию (единицы гигант мысли, великий комбинатор обладают иронической коннотацией), что обусловлено факторами как языкового, так и социокультурного плана. В составе данной подгруппы был выявлен фразеологизм золотая голова («разг. экспрес. 1. Способный, даровитый человек. 2. Светлый, ясный ум» [11]) и несколько окказиональных словосочетаний, с течением времени зафиксированных в языке в качестве фразеологических единиц: - жертва аборта - «прост. груб. О ничтожном, неполноценном человеке» [5]; - гигант мысли - «разг. ирон. О (псевдо)незаурядном человеке, (псевдо)мыслителе» [5]; - великий комбинатор - «разг. ирон. или неодобр. Ловкий пройдоха, добивающийся успеха путем сложных операций, уловок, мошенничества» [5]. Фразеологические номинации золотая голова и жертва аборта могут создавать омонимические отношения со свободными словосочетаниями, образованными на базе основных значений главных слов. Ко второй подгруппе в множестве наименований человека по внутренним качествам нами отнесены единицы, обозначающие свойства характера, проявляемые во взаимодействии с другими людьми (31 единица), то есть рассматриваются уровни межличностных отношений среди героев романа. По степени взаимодействия человека с другими людьми выделяются две совокупности антропономинантов: а) наименования лица по уровню взаимоотношений (16 единиц), к которым относятся единицы, отражающие состояние дружбы или вражды. Так, например, выявлены синонимические ряды с доминантами друг (приятель - соратник - товарищ) и враг (конкурент - конкурирующая организация - противник - соперник - соперница - враг-извозчик - заклятый враг - коварный враг - коммерческий враг) (большинство единиц данного синонимического ряда характеризуют личность отца Федора), составляющие антонимическую оппозицию по отношению друг к другу: Великий испуг поразил сердце отца Федора. Он машинально продолжал держать предводителя за горло, но коленки у него затряслись. - А, вот это кто?! - дружелюбно закричал Остап. - Конкурирующая организация! [3, 417]. Антропономинант товарищ в тексте романа является полисемичным, так как представлен в трех значениях. Основное значение - «человек, близкий кому-нибудь по взглядам, деятельности, по условиям жизни, а также человек, дружески расположенный к кому-нибудь» [6]: Холодея от ужаса, товарищи подняли бюст и поставили его на прежнее место [3, 61]. Данное значение является наименее частотным, так как в период, к которому относится действие романа (20-е годы XX века), более актуально было дополнительное значение: «в советское время (обычно перед фамилией, званием, должностью, профессией): обращение к гражданину, а также его упоминание, обязательное обращение или упоминание применительно к члену коммунистической или дружественной партии» [6]: - Товарищ Бендер, - умоляюще зашептала жертва «Титаника» [3, 89]. Также в тексте выявлено употребление дополнительного значения «в названиях некоторых должностей: помощник, заместитель» [6], например: Товарищ министра был поражен трусостью окружного прокурора [3, 65]. Наименования аякс из отдела объявлений, враг-извозчик обладают расширенной семантикой и помимо уровня взаимоотношения людей друг с другом обозначают сферу профессиональной деятельности героев. Также заимствованный компонент «аякс» является аллюзией, отсылающей читателя к фразеологизму «два аякса» со значением «устар. шутл. Неразлучные друзья» [11]: Секретарь побежал ругаться. За ним, интригуя на ходу, следовал Персицкий, а еще позади бежали аяксы из отдела объявлений [3, 264]. б) наименования лица по степени знакомства - 15 единиц. В данной подгруппе также представлено несколько антонимических пар (знакомец - незнакомец, знакомый - незнакомый гражданин) и синонимических рядов (коллега - партнер - сослуживец, деловая знакомая - знакомец - знакомый - знакомый мужеского пола - старая знакомая), например: Кислярский посадил страшных знакомцев в экипаж с посеребренными спицами и подножкой и повез их к горе Давида [3, 427]. Таким образом, выявленные в ходе анализа наименования человека по внутренним качествам, свойствам характера демонстрируют специфические черты личности людей, проявляемые в деятельности и в отношениях с другими людьми. Наиболее широко в данной семантической группе представлены множества номинаций, дающих оценку персонажа другими героями, а также характеризующие интересы, увлечения человека и образ жизни. Исследование антропономинантов данной группы позволяет выявить отношение к описываемому образу автора номинации, а также помогает повествователю отразить характер героя через эстетически значимые языковые средства.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.