ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ. РОЛЬ ООН И ДРУГИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Бафоев Ф.М.

Бухарский инженерно-технологический институт


Номер: 1-4
Год: 2017
Страницы: 180-182
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

историческая память, мировая политика, международные отношения, внешняя политика, международная историческая политика, международные организации, historical memory, world politics, international relations, foreign policy, international historical policy, international organizations

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена современным подходам к роли исторической памяти в мировой политике, внешней политике стран СНГ, деятельности многосторонних структур. Представлены конкретные предложения по проведению специальных заседаний высших органов упомянутых структур, принятию правоустанавливающих документов, сотрудничеству с международными общественными организациями, созданию документальных фильмов, совместных комиссий историков, празднованию признанных ООН международных дней, реализации академических проектов.

Текст научной статьи

Историческая память - один из факторов современной мировой политики. Особая роль здесь принадлежит оценкам событий недавнего прошлого, - в частности, событий XX-XXI веков. В последние годы в центре внимания международных организаций, мировой общественности, влиятельных средств массовой информации регулярно оказываются, к сожалению, причинно-следственные отношения, как правило, крупных конфликтов, втянутость в них крупных держав. Понятно, что необходим самый серьёзный анализ таких случаев, в том числе и для выявления пробелов в международном праве, или, как юристы говорят, «люков» в законодательстве. В подходах к роли исторической памяти в мировой политике и международных отношениях традиционно различают американские (Emil Reich, Halford Mackinder, Paul Kennedy, Henry Kissinger и др.), немецкие (Friedrich Ratzel и др.), русские-советские-российские (Алексей Нарочницкий и др.), французские (Fernand Braudel и др.), метагеополитические теории и др.[1, 51-70; 2, 443-472; 3, 59-77] Как относиться к такому разнообразию? Достаточно естественно стремление той или иной страны к популяризации достижений собственной национальной культуры, национального исторического наследия и культурной самобытности народов (1), международному диалогу историков, с учетом национальных, культурных и исторических особенностей и ценностей каждого государства (2), выявление, сохранение и популяризация находящихся за границей памятников культуры и других объектов культурного наследия, связанных с историческим прошлым, жизнью и деятельностью за рубежом выдающихся представителей нации (3), содействие сохранению самобытности национальной диаспоры и ее связей с исторической Родиной, добровольному переселению соотечественников в страну (4), и, в конечном счете, утверждению за страной достойного, сообразного ее истории, геополитическому положению, совокупной мощи и ресурсам места на мировой сцене (1-5). Но есть во многих подходах и очевидные крайности. С одной стороны, - это упор на исторические травмы политического сознания того или иного народа, использование коллективной памяти в качестве приоритетного интеллектуального ресурса своей внешней политики, а, с другой, - достижение любой ценой своих геополитических целей, попытки использования истории в целях нагнетания конфронтации и реваншизма в мировой политике. В обоих случаях налицо господство «исторического дискурса» во внешних политиках, манипулирование общественным сознанием, попытки фальсификации собственной и мировой истории, интерпретация исторических событий в угоду политической конъюнктуре, нелегитимные методы принуждения, неэтичные средства воздействия на партнеров и т.д. Тема сохранения, приумножения исторической памяти регулярно поднимается и в рамках других многосторонних структур, включая ООН, ОБСЕ и ряда др. При этом объемы и формы сотрудничества разных стран зависят от исторических традиций, географических факторов, уровня отношений, состояния договорно-правовой базы, материально-финансовых возможностей и предметной заинтересованности участников обменов. В практике ООН - проведение специальных заседаний и принятие документов в память о некоторых важнейших событиях всемирной истории (примеры - специальное заседание Генеральной Ассамблеи ООН, посвященное десятой годовщине трагедии 11 сентября 2001 г., Декларация о праздновании 50-летия окончания II Мировой войны, Резолюция Генассамблеи, посвященной 70-й годовщине окончания II Мировой войны, ряд др.). Добиться реализации положений многих документов не удается, прежде всего, из-за недостаточной координации. Основы международной исторической политики, как и стратегии по их реализации, - документы сложнейшие, многогранные, они охватывают самые разные направления: от экономики до общественной жизни. И здесь, на наш взгляд, необходимо считать приоритетной деятельность рабочих групп, привлекая в них не только профессиональных историков, но и общественные организации, географические, исторические, военно-исторические общества, другие структуры. ООН сотрудничает с рядом международных общественных организаций - т.н. партнерами гражданского общества (например, Международным альянсом в память о Холокосте, рядом др.). Достаточно показательна поддержка ООН создания, демонстрации и обсуждения государствами-членами документальных фильмов. В арсенале ЮНЕСКО появились также фото и киноархивы. Важную роль играют и созданные с рядом государств совместные комиссии историков. (Так, например, Россией вместе с Германией в рамках выпущен учебник по истории II Мировой войны, большинство глав которого являются согласованными, но часть глав представляют альтернативные точки зрения). В рамках Программы по защите всемирного документального наследия «Память мира» (“Memory of the World”) с 1997 г. ведутся реестры документального наследия (на международном, региональном (Азия и Тихоокеанский регион, арабский мир, Африка, Европа и Северная Америка, Латинская Америка и Карибский бассейн) и национальном уровнях). Включение того или иного памятника производится через утверждение кандидатуры Международным консультативным комитетом; этот процесс - довольно непростой процесс. И сейчас в упомянутом перечне небольшая толика памятников, малая цифра, и хотелось бы иметь более полный объём, отражающий все интеллектуальное богатство. Предлагается упростить систему ведения вышеуказанного реестра ЮНЕСКО, других авторитетных международных структур, с тем чтобы процедура регистрации стала более прозрачной, без обычно безумного количества справок и приложений. Многие объекты исторической памяти не имеют, к сожалению, правоустанавливающих документов, как объекты международного внимания. Это не позволяет тому или иному государству вовлечь эти объекты в оборот. Сведения об объектах не являются общедоступными. Это вообще тоже очень зримый показатель и вызывает очень серьёзную обеспокоенность в международном сообществе. Большую и, в целом, позитивную роль играет празднование признанных ООН международных дней (например, Международного дня памяти жертв Холокоста (27 января), Международного дня права на установление истины в отношении грубых нарушений прав человека и достоинства жертв (24 марта), Международного дня памяти жертв рабства и трансатлантической работорговли (25 марта), Международного дня памяти о геноциде в Руанде (7 апреля), Международного дня памяти о чернобыльской катастрофе (26 апреля), Дня памяти всех жертв применения химического оружия (29 апреля), Дней памяти и примирения, посвященных погибшим во II Мировой войне (8-9 мая), Международного дня памяти о работорговле и ее ликвидации (23 августа), Международного дня памяти жертв преступления геноцида, чествования их достоинства и предупреждения этого преступления (9 декабря) и др.). Общая задача - это возвращение массовому сознанию граждан всего мира представлений о месте того или иного значимого события, прежде всего, в современной созидательной жизни мирового сообщества. Для этого доля международных академических, научно-просветительских, исследовательских программ и проектов, с помощью которых создаётся и поддерживается интерес к истории, культуре, должна быть несколько иной. Именно здесь возможно большее привлечение серьезных, деполитизированных, неангажированных, объективных, с участием авторитетных юристов, структур, активно занимающихся популяризацией объектов культурного наследия. А также и возможность финансовой поддержки таких организаций. И в заключении хотелось бы отметить, что международная историческая политика, то, что она стала объектом серьезного внимания, - это знак времени. И, реализуя эту политику, международные структуры должны обеспечивать полную свободу творчества специалистов, с учетом национальных интересов, того, что не размывает фундаментальные, признанные общечеловеческие ценности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.