ПИСЬМО Л.Н.ТОЛСТОГО НИКОЛАЮ II (16 ЯНВАРЯ 1902 Г.): ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ВОСПРИЯТИЯ Суровцева Е.В.

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова


Номер: 10-1
Год: 2017
Страницы: 27-29
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Л.Н.Толстой, эпистолярный жанр, «письмо царю», L.N.Tolstoy, epistolary genre, «letter to tsar»

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется история создания и восприятия письма Л.Н.Толстого Николаю II 16 января 1902 года, содержащее критику правления императора и идеи писателя о несправедливом распределении прав на земельную собственность. С опорой на современные исследования (как российские, так и зарубежные) и на воспоминания современников описывается реакция царя на обращение и излагаются трактовки этой реакции. Анализируемое нами письмо вписывается, с одной стороны, в богатое эпистолярное наследие писателя, является, с другой стороны, ярким образцом особой разновидности жанра «письма царю». Кроме того, представленный нами свидетельствует о взаимоотношениях классика русской литературы с властями и о восприятии его мировоззрения современниками.

Текст научной статьи

Л.Н.Толстой неоднократно обращался с письмами к властям - всего Толстой направил 21 письмо. В том числе ему принадлежат три обращения императору Николаю II, последнее из них относится к 16 января 1902 г. [7, 184 - 197]. Начинается письмо достаточно необычным обращением: «Любезный брат!». Писатель обращается к царю как к равному. В письме содержится критика правления Николая - Толстой пишет о нелепой цензуре, о религиозных гонениях, о притеснениях народа. Он пишет о том, что царя вводят в заблуждение, говоря, что русскому народу свойственны православие и самодержавие. Народ сейчас удаляется от православия, а самодержавие вообще устарело - не только в России, но и во всём мире. Престиж царской власти в последнее время упал. Гневно бичует Толстой советников царя, называя их глупыми, иногда коварными. И опять он обращается к своей мысли о несправедливом праве земельной собственности. Толстой пишет о необходимости уничтожения гнёта, ибо меры насилия хороши лишь для угнетения, но не для управления. Писатель излагает желания крестьян - прежде всего это желание не быть как «пария», кроме того, народ хочет свободы обучения, передвижения, вероисповедания; и, конечно же, народ мечтает о справедливом пользовании землёй. «Как раз в Крыму, вскоре после знакомства, обратился Толстой к великому князю с просьбой передать письмо царю. Сделать это Николаю Михайловичу было весьма неудобно, особенно если принять во внимание содержание письма, но он просьбу Толстого выполнил. Послание Толстого к “любезному брату” Николаю II выдержано в жанре своеобразного политического завещания человека, пишущего “как бы с того света”, находящегося “в ожидании близкой смерти”. Толстой без всякой утайки, прямо пишет о стремительно надвигающейся катастрофе, советуя уничтожить гнёт, мешающий “народу высказать свои желания и нужды”, уничтожить земельную собственность. Можно себе представить, с каким чувством Николай II читал, к примеру, такие строки письма Толстого: “Самодержавие есть форма правления отжившая, могущая соответствовать требованиям народа где-нибудь в центральной Африке, отделённой от всего мира, но не требованиям русского народа, который всё более и более просвещается общим всему миру просвещением. И потому поддерживать эту форму правления и связанное с нею православие можно только, как это и делается теперь, посредством всякого насилия…”. Очень понятно и беспокойство Софьи Андреевны: как бы не рассердился царь “за жестокую правду, ничем не смягчённую”, её желание, чтобы “задорное” письмо, этот “продукт больной печени и желудка”, великий князь Николай Михайлович не передал. Страхи оказались чрезмерными. Николай II отнёсся к письму Толстого “благосклонно”…» [1, 586] (см. также [1, 53 и сл.]). Передать письмо императору помог Великий Князь Николай Михайлович, с которым Толстой находился в дружеских отношениях (их переписка кратко проанализирована нами в [5]). К письму от 16 января 1902 г. Толстой прилагает письмо для передачи Николаю II - это письмо от 16 января 1902 г. О передаче письма царю Николай Михайлович известил телеграммой от 28 января 1902 г. В письме 5 апреля 1902 г. Толстой сердечно благодарит великого князя за помощь - передачу письма императору (см. [4]). Современный исследователь пишет: «Однако “дружба” Толстого с великим князем Николаем Михайловичем имела еще более поразительное продолжение» [3, 399]. Далее он цитирует дневник М.С.Сухотина, в котором комментируется реакция императора на письмо (позволим себе привести эту цитату по известной нам публикации и более полно): «В. к. Николай Михайлович передал кн. Барятинской (Нелли), она написала Черткову, а он Л. Н-у то, что государь отнесся “благосклонно” к его письму и обещал никому его не показывать. Последняя фраза характеризует этого робкого, не имеющего никакой инициативы, самоограничившего себя самодержца, не могущего ничего сделать помимо своих министров. Ему кажется, что обещание не показывать должно гарантировать и его самого и Л. Н. от разных неприятностей. Но эта робость вместе с тем очевидно ведет также и к тому, что никакого влияния на изменение политики не последует, а потому “благосклонное отношение” - один лишь звук пустой. Тем не менее, очевидно, это известие порадовало Л. Н., так как он отменил печатание своего предисловия к “Памяткам”, где говорится о безрезультатности его писем к царю <…>» [6, 168]. Однако в современно науке существует иное объяснение поведения Императора, не имеющее отношения к его «нерешительности»: «… на основании анализа контактов Л. Н. Толстого с великим князем Н. М. Романовым складывается впечатление, что при дворе существовала чуть ли не “протолстовская” и “прочертковская” партия, взгляды которой являлись выражением установки покойного императора Александра III на позднее творчество и деятельность Л. Н. Толстого: не делать из него мученика. Здесь, по всей видимости, важное значение имели и связи матери Черткова, Е. И. Чертковой, в частности её близкие контакты с вдовствующей императрицей Марией Фёдоровной и личные симпатии некоторых членов царствующей фамилии к творчеству “великого писателя земли русской”. И в этом, как можно предполагать, установки сторонников В. Г. Черткова и Л. Н. Толстого среди членов царствующего дома существенно расходились с церковной позицией и с теми близкими императору лицами, которые понимали смысл и значение для будущего России и Церкви разрушительной работы Л. Н. Толстого и В. Черткова. Только этим обстоятельством можно объяснить нежелание императора Николая показывать кому-либо письмо Л. Н. Толстого и тем самым, как это ни парадоксально звучит, гарантировать его от неприятностей» [3, 399 - 400]. В зарубежной науке есть ещё одно любопытное объяснение происходящих событий: будучи прекрасно осведомленным о близких контактах В. Черткова с Л. Н. Толстым, русское правительство пыталось использовать первого для своеобразной «нейтрализации» писателя, а кроме того, возможно, распространение работ Л. Н. Толстого могло восприниматься как некое препятствие революционной пропаганде, с этой точки зрения оно имело больше пользы, чем вреда [8, 45; 8, 76; 8, 87 - 89]. Таким образом, письмо Л.Н.Толстого императору Николаю II от 16 января 1902 г. вписывается, с одной стороны, в богатое эпистолярное наследие писателя, является, с другой стороны, ярким образцом особой разновидности этого жанра - «письма властителю» (в его инварианте - «письма царю»). Кроме того, история его создания и восприятия свидетельствует о взаимоотношениях классика русской литературы с властями и о восприятии его мировоззрения современниками.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.