МИНУСИНСКИЙ МУЗЕЙ И РАЗВИТИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО КРАЕВЕДЕНИЯ В СИБИРИ НА РУБЕЖЕ XIX - XX ВЕКОВ Федорова В.И.

Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева


Номер: 2-1
Год: 2017
Страницы: 65-70
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

историческое краеведение, музей, археологические памятники, научные экспедиции, петроглифы, тюркология, коренные народы Сибири, local history, Museum, archaeological sites, scientific expeditions, petroglyphs, Turkology, the indigenous peoples of Siberia

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье раскрывается роль Минусинского музея в организации историко-краеведческих исследований на юге Сибири.

Текст научной статьи

Минусинский музей сыграл исключительную роль в культурном развитии сибирского региона. История его создания и деятельности восходит к эпохе зарождения краеведения как особого направления в науке и как общественного движения. Это совпало с общественным подъёмом, вызванным либеральными реформами 1860-1870-х годов. Реформы местного самоуправления дали толчок к вовлечению окраин в общероссийские социально-экономические и культурные процессы, что в свою очередь вызвало потребность к изучению природных и хозяйственных ресурсов регионов, их истории. Центрами, которые аккумулировали общественную инициативу в этом направлении, стали местные музеи. На их базе организовывались научные экспедиции, накапливался эмпирический материал, пропагандировались передовые достижения в агротехнике, животноводстве, новые промышленные технологии. Минусинский музей с момента своего создания в 1877 г. заметно выделялся из ряда провинциальных музеев как по богатству и уникальности своих коллекций, так и по той исключительной роли, которую он сыграл в развитии теории и практики музейного дела. Без преувеличения можно сказать, что он далеко выходил за рамки обычных провинциальных учреждений такого типа. На его базе сложилась своеобразная школа музееведения, принципы которой были заложены основателем музея Н.М. Мартьяновым. Музейное дело в 1870-1880-е гг. переживало трудный период. Отсутствие научной теории и методики комплектования и экспонирования музейного материала, нехватка профессиональных кадров, материальные трудности отрицательно сказывались на деятельности провинциальных музеев. Нередко они превращались в нечто подобное «лавкам древностей», где в бессистемном виде хранились экспонаты случайного происхождения. В минусинском музее собирательская и экспозиционная работа была подчинена определенным принципам. Они во многом определялись представлениями о задачах и месте музеев в системе научно-просветительских учреждениях. Эти принципы были сформулированы в уставе музея, который был взят за основу многими сибирскими музеями. Согласно уставу, музей рассматривался как центр изучения конкретной местности, то есть, как краеведческий. Для Сибири, где масштабы изучения были беспрецедентны, а состояние научной изученности природы и истории региона удручающим, эта задача была особенно актуальна. Участники немногочисленных академических экспедиций в лучшем случае могли охватить сравнительно небольшие регионы, а поэтому их деятельность носила очаговый характер, оставляя громадные белые пятна на карте Сибири. Подготовка научных кадров на местах была затруднена по причине отсутствия в Сибири вплоть до конца XIX в. высших учебных заведений. Поэтому краеведческие музеи, сосредотачивавшие вокруг себя местную культурную элиту, превращались в центры по изучению региона. Долгое время фонды музея пополнялись за счет случайных находок, пожертвований частных коллекций или материалов экспедиций, организованных на средства столичных научных учреждений: Археологической комиссии, Императорского российского географического общества и его сибирских отделов. Но, как правило, наиболее значимая в научном плане часть материалов экспедиций доставалась не музею, а их организаторам, уходя в Москву, Петербург, Иркутск, Томск. Лишь с 1902 г. при музее был основан фонд для финансирования научных экспедиций по изучению Минусинского округа и сопредельных территорий, что позволило уже более целенаправленно и системно комплектовать музейные фонды. Самой богатой по обилию материалов являлась археологическая коллекция музея. Об уникальности археологических материалов музея писали в своих отчетах и статьях Н.М. Ядринцев и Г.Н. Потанин [17, 18, 22]. Большой вклад в формирование археологической коллекции музея внес ученик Потанина и Ядринцева А.В. Адрианов. В 1883 г. он произвел раскопки на острове Тагарском. Обнаруженные им погребальные маски стали первым материалом, полученным в результате полевых исследований на основе существовавших тогда научных методик, а не случайных находок, из которых ранее пополнялись археологические коллекции музея [1, 1-6]. Сенсационный характер находок Адрианова привлек внимание исследователей к древней истории Минусинской котловины. В 1880-1890-е здесь гг. развертывается систематическое исследование курганов. Раскопки проводились И.С. Боголюбским, И.П. Кузнецовым-Красноярским, Д.А. Клеменцем, А.В. Адриановым, И.Т. Савенковым, финским ученым И.Р. Аспелиным [3,4]. По мере накопления археологических материалов в фондах музея всё более актуальной становилась задача их каталогизации. Настоящим прорывом в каталогизации музейных фондов стала работа Д.А. Клеменца «Древности Минусинского музея» (Томск, 1886). Она была задумана как каталог. Однако, ученый отошел в нем от традиционных форм описания предметов по их назначению, дав их типологическую классификацию по происхождению и древности. Весь археологический материал Клеменц разделил на три периода: 1. Доисторический; 2. Хакасско-китайско-монгольский; 3. Новый русский период XVIII в. [10, 52]. Классификация археологического материала данная Клеменцем, была построена на основе книги датского ученого И. Ворсо «Северные древности Королевского музея в Копенгагене» (СПб., 1861), заложившего принципы научной периодизации бронзового и железных веков. Таким образом, она отвечала уровню современной научной мысли. В своей книге Клеменц вышел за рамки первоначального замысла - создать лишь музейный каталог, высказав ряд глубоких мыслей об этнической истории древнего населения юга Сибири. На основе типологии кельтов он пришел к выводу о североазиатском очаге бронзовой культуры. Плодотворной оказалась и высказанная им мысль о южном происхождении кетов. Книга принесла Клеменцу известность в научном мире. Видный российский историк и этнограф А.Н. Пыпин видел в создании научного труда такого высокого уровня в нелегких условиях далекой провинции научный и человеческий подвиг. Он писал, что для «совершения их (написания научных трудов в провинции - В.Ф.) нужно много бескорыстной любви к науке, много нравственной выдержки в неблагоприятных условиях провинциального захолустья, без опоры в сочувственном кружке, без обмена мыслями с товарищами, часто при затруднениях материальных» [21, 361]. Книга Клеменца буквально открыла Минусинский музей для мировой науки. В адрес музея начинают приходить многочисленные письма от научных учреждений, библиотек, общественных организаций, ученых. Посылки с коллекциями музея расходятся в Москву, Петербург, Киев, Берлин, Вену, Гельсинфорс, Падую. С музеем сотрудничают выдающиеся российские и зарубежные ученые: П.П. Семенов-Тянь-Шанский, Н.М. Ядринцев, Г.Н. Потанин, В.В. Радлов, Мартин, Колон, Тюмен, Аспелин. Археологические исследования в Минусинском округе в 1880-х гг., проводившиеся Клеменцем, А.В. Адриановым, И.Т. Савенковым и др. позволили поставить вопрос о создании археологической карты региона. Решение об этом было принято съездом археологов и любителей истории, состоявшемся в 1887 г. в Минусинске [2]. С Минусинским музеем связана история изучения памятников древней письменности и наскальной живописи. Во второй половине XIX в. интерес к древним памятникам Минусинской котловины активизируется в связи с демонстрацией копий наскальных рисунков и рунических надписей из долины верхнего Енисея, сделанных в 1884 г. на археологическом съезде в Одессе геологом И.С. Боголюбским. Копии были сделаны им во время экспедиций по изучению археологических памятников в округе, разрешение на проведение которых было получено благодаря поддержке Н.М. Мартьянова. Рунические письмена на эстампажах, представленных Боголюбским, вызвали интерес профессора Гельсингфоргсского университета И.Р. Аспелина, надеявшегося, что их расшифровка может пролить свет на происхождение финно-угорского языка. Экспедиции Аспелина в Минусинский округ в 1887-1889-х гг. хотя и не подтвердили первоначальной гипотезы ученого о енисейской прародине финнов, но дали ценный материал для решения целого ряда проблем лингвистики, этнографии и археологии. Следующий этап в изучении памятников наскальной живописи и каменной письменности связан с именем И.Т. Савенкова. Он вошел в науку как пионер в изучении каменного века на территории Сибири, сделав сенсационное открытие первого памятника эпохи палеолита в районе Красноярска. В 1890-е гг., продолжая изучение каменного века в Сибири, Савенков расширяет географию своих поисков и проводит ряд экспедиций в Минусинском округе. Материалы раскопок а также археологическая коллекция Минусинского музея послужили основой для книги Савенкова «Каменный век в Минусинском крае» (М., 1896), в которой кроме описания археологических памятников и карты стоянок эпохи палеолита, неолита, медного, бронзового и железного веков на территории Енисейской губернии, ученым была предпринята попытка классификации их на основе выявления особенностей техники изготовления орудий труда и предметов быта [19]. С 1907 г. Савенков становится директором Минусинского музея, сменив на этом посту его основателя и своего друга Н.М. Мартьянова, умершего в 1904 году. Возглавив музей, Савенков получил возможность целиком отдаться изучению археологических памятников юга Енисейской губернии. В поле его интереса попадают памятники древнего наскального искусства, обнаруженные на гористых берегах Енисея и его притоках. Материалы, собранные им за время его пребывания в Минусинске, составили основу для его исследования «Изобразительное искусство на Енисее» (М., 1910), в котором он высказал новаторские мысли о датировке енисейских петроглифов и эволюции наскальной живописи к первобытным системам письменности: от пиктографии к идеографии и затем к алфавитному письму. Эта работа ученого получила высокую оценку в академических кругах, он был удостоен за нее диплома члена-корреспондента Академии наук. Важнейшим направлением научных изысканий сотрудников Минусинского музея стало изучение коренного населения юга Сибири. Большую роль в этом плане сыграл выдающийся хакасский исследователь Н.Ф. Катанов. Являясь уроженцем Минусинского округа, он с юношеских лет увлекся изучением истории и культуры родного края. Его первая научная статья «Описание шаманского бубна и костюма сагайского племени», написанная им в годы учебы в Красноярской гимназии, была замечена известным сибирским ученым Г.Н. Потаниным и опубликована им в книге «Очерки Северо-Западной Монголии». Позднее, когда Катанов уже сам стал ученым, он не порывал связи со своей родиной, часто бывая здесь во время научных экспедиций. Главным направлением исследовательской деятельности Катанова становится изучение тюркоязычного населения Южной Сибири. В 1896-1899 гг. он совершает экспедицию в Минусинский округ для изучения языка тувинских племен. Итогом экспедиции стала работа «Опыт исследования урянхайского языка с указанием главнейших родственных отношений его к другим языкам тюркского корня», опубликованная в 1903 году. В ней ученый первым установил принадлежность его к тюркской группе языков и дал описание его грамматических особенностей. Эта работа Катанова заложила основы сравнительного изучения тюркских языков, став единственным сводным исследованием по тюркским языкам, и была защищена им в 1903 г. в качестве магистерской диссертации в Петербургском университете. Катанов оказывал непосредственную помощь в систематизации и изучении богатого этнографического материала из фондов музея [9]. В 1897 г. Енисейский губернский статистический комитет организовал экспедицию для исследования инородческого населения Минусинского округа. В состав экспедиции вошли А.А. Ярилов, П.Е. Кулаков, А.А. Кузнецова и Д.Е. Лаппо. Работа исследователей проходила фактически под эгидой Минусинского музея. Отсюда координировались маршруты по различным хакасским поселениям, уточнялась программа экспедиции, отрабатывались некоторые концептуальные положения исследования. По материалам экспедиции её участники опубликовали ряд работ, в которых был дан анализ современных тенденций в развитии коренных народов Южной Сибири и высказаны прогнозы относительно их судеб в будущем. В работах Кулакова было показано разрушающее влияние современных исторических процессов на патриархально-родовые институты у инородцев [14]. Он полагал, что вторжение капиталистических отношений, нивелирующих культурные процессы в обществе, неизбежно приведут в лучшем случае к стиранию культурно-этнических особенностей, а в худшем - к полной ассимиляции некоторых, малочисленных народов Сибири. В противовес ему Ярилов опровергал мрачные прогнозы Кулакова, утверждая, что сокращение доли коренного населения носит относительный характер и связано не с его вымиранием, а с увеличением доли русского населения за счет притока переселенцев из европейской части России [23]. Исследования ссыльного народника Д.Е. Лаппо были в основном посвящены изучению традиционного права хакасов. В своих трудах он убедительно показал, что правительство в своей политике вело к консервации отсталости и культурной изоляции коренного населения. Это загоняло решение проблемы в тупик, затрудняя поступательные процессы их социальной и культурной эволюции. Сам народник видел пути решения проблемы в постепенной модернизации традиционного права, подчинении его определенным процессуальным правилам, чтобы «дикое и жестокое» постепенно ушло из общественной жизни инородцев, а права личности получили гарантию закона [15,16]. С Минусинским музеем было связано становление как этнографа Ф.Я. Кона, сосланного за участие в польской революционной организации «Пролетариат». В ссылке он живо заинтересовался этнографией хакасов и тувинцев. В 1899 г. Кон совершил экспедицию в Усинский округ, собрав уникальные экспонаты, характеризующие культуру и быт сойотов, часть которых была передана в Минусинский музей, а часть отправлена в Этнографический отдел Русского музея в Петербурге. Материалы Кона получили высокую оценку, он был удостоен золотой медали Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. На основе их обобщения им была опубликована работа «Усинский край», которая по отзыву рецензента представляла «ценный вклад в науку о Сибири» [11]. Сам ученый высоко ценил роль Минусинского музея в организации научного изучения Сибири, став его первым историком. В своей работе, посвященной двадцатипятилетнему юбилею музея, Кон подчеркивал, что благодаря его деятельности, была преодолена культурная изоляция, характерная для жизни провинциальных сибирских городов. В обществе была сформирована особая духовная атмосфера, которая способствовала постепенному уменьшению громадной пропасти в культурном развитии различных сословий [12]. Двери музея всегда были широко открыты для окрестных крестьян, городских ремесленников, местной интеллигенции. С ним активно сотрудничали местные предприниматели, из числа которых особо следует выделить купца Г.П. Сафьянова. Он собрал для музея коллекции предметов домашнего быта и занятий коренного и русского населения Урянхайского края. В 1887 г. он предоставил на Сибирско-Уральскую выставку тувинскую юрту с подлинными атрибутами быта, за что был награжден золотой медалью Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете. Не было ни одной научной экспедиции в Туву или Монголию, которой бы ни помог Георгий Павлович. Он сам являлся автором статьи по этнографии Тувы, автограф которой хранится в Минусинском музее [20]. Важной задачей изучения исторического прошлого Мартьянов и его единомышленники считали накопление исторических источников. Архивное дело в Сибири находилось в зачаточном состоянии. Отсутствие специализированных учреждений по собиранию, систематизации и первичному изучению письменных источников приводило к тому, что бесценные свидетельства истории бесследно исчезали в результате безграмотного обращения с рукописями, распыления их по частным коллекциям и ведомственным учреждениям. В этих условиях музейные фонды могли бы стать не только надежным хранилищем исторических документов, но и обеспечить введение их в научный оборот. Эта задача в отношении рукописных материалов из фондов Минусинского музея была осуществлена ссыльным социал-демократом В.А. Ватиным-Быстрянским. С 1911 г. он работал заведующим библиотекой музея. Ватин использовал в своих работах документы архива Саянского острога за 1732 по 1793 гг., Минусинской земской избы, волостного правления и словесного суда, рукопись «Генеральный отчет об управлении иркутского губернатора действительного статского советника Трескина с 1806 по 1812 г.». Эти источники в сочетании с опубликованными материалами послужили основой для написания исследований по истории Минусинского округа, принесшими Ватину известность в научном мире. А за работу «Минусинский край в XVIII в. Этюд по истории Сибири» Ватин был удостоен премии имени Л.П. Кузнецова, присвоенной ему Томским университетом за лучшее сочинение по истории Сибири. Работы Ватина по истории Минусинского края выходят за рамки исторического краеведения, поднимая такие общие проблемы истории Сибири, как характер присоединения к России, земледельческой колонизации и особенностях социально-экономического развития сибирского края, роль политической ссылки в общественно-политической и культурной жизни региона[6,7,8]. Историко-краеведческое направление не исчерпывало всей полноты научной деятельности сотрудников музея. Не менее важной задачей считалось исследование современного состояния природных и экономических ресурсов сибирского края для их грамотного и эффективного использования в практической хозяйственной жизни и управлении. Примером комплексного исследования Минусинского округа является очерк А.А. Кропоткина «Саянский хребет и Минусинский округ». Брат известного революционера и исследователя Сибири П.А. Кропоткина, Александр Алексеевич в 1875 г. был выслан в Минусинск. Всё свое время в ссылке он отдавал научным занятиям. Кропоткин работал в музее, помогая в описании его коллекций и библиотеки. Материалы Минусинского музея и библиотеки послужили Кропоткину основой для написания очерка, опубликованного в 1895 г. уже после смерти ученого в популярном научном издании «Живописная Россия». В нем автор дает обстоятельную характеристику природно-климатических условий, геологических и гидрологических ресурсов, указывая на огромный потенциал для промышленного освоения края. Вместе с тем Кропоткин был вынужден констатировать, что современное состояние экономического развития округа далеко не отвечает его возможностям. Он отмечал крайне низкий уровень земледельческой культуры среди русского населения, преобладание патриархально-натурального уклада, который консервировался неразвитостью экономической инфраструктуры и, прежде всего, путей сообщения [13]. Большой вклад в изучение крестьянского хозяйства Минусинского округа внес П.А. Аргунов, высланный в Сибирь за участие в народнической организации «Общестуденческий союз». Используя статистические материалы и коллекции из фондов Минусинского музея, он написал капитальный труд «Очерки сельского хозяйства Минусинского края», изданный в 1892 г. в Казани. Работа Аргунова получила высокую оценку в научных кругах, она была удостоена медали Русского географического общества. Таким образом, слава Минусинского музея как крупного научного центра в конце XIX - начале ХХ вв. далеко перешагнула границы сибирского края. Материалы его археологической и этнографической коллекций, сельскохозяйственного отдела и библиотеки послужили основой для создания научных трудов такого высокого уровня, которые вывели сибирское краеведение за рамки дилетантских занятий, подняв его на высоту подлинно научных изысканий. Через школу музея прошли Д.А. Клеменц, Н.Ф. Катанов, И.Т. Савенков, Ф.Я. Кон, В.А. Ватин-Быстрянский, ставшие профессиональными археологами, этнографами, историками, музейщиками и внесшие весомый вклад в развитие отечественной науки.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.