ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В ГВИНЕЕ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Евсеенко В.И.

ФГБОУ ВО «Кировский ГМУ» Минздрава России


Номер: 2-2
Год: 2017
Страницы: 125-128
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Концепция внешней политики РФ, Африка, Гвинейская республика, переходный период, генерал Секуба Конате, президент Альфа Конде, влияние факторов глобализации, гуманизация социальных систем, Russian foreign policy concept, Africa, Guinea, transition period, general Sekouba Konate, president Alpha Conde, influence of the factors of globalization, humanization of social systems

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В представляемой статье рассматривается уникальный опыт мирной передачи власти от военной хунты к гражданскому правительству, организованной и осуществлённой в 2010 г. в Гвинее с помощью глобализационных рычагов международного влияния. Целью проведённого исследования является изучение условий успешного применения методов дипломатического, финансово-экономического, общественно-политического и морально-нравственного давления, как альтернативы вооружённому вмешательству, при решении проблем гуманизации социальных систем.

Текст научной статьи

Официальные визиты в Африку двух российских президентов: В.В. Путина в сентябре 2006 г. и Д.А. Медведева в июне 2009 г., а также предпринятые затем усилия российской дипломатии по восстановлению былого влияния и престижа страны на Чёрном континенте побудили отечественную африканистику к обсуждению проблем оформления «нового» регионального «курса» во внешнеполитической стратегии России [2, с. 3]. Намерения «расширять разноплановое взаимодействие с африканскими государствами» в целях обеспечения справедливого и стабильного многополярного мироустройства и международной безопасности нашли своё подтверждение и в официальном правительственном документе - «Концепция внешней политики Российской Федерации» 2016 г. [1, с. 34]. Его пункт 45(в) уточняет, что «Россия, приверженная универсальным демократическим ценностям, видит свои задачи в том, чтобы способствовать гуманизации социальных систем во всём мире в целях обеспечения основных прав и свобод человека»[1,с.20]. Выбор современной Гвинеи объектом научного исследования обусловлен обнаружением в её новейшей истории уникального иллюстративного материала, относящегося к практическому воплощению обоих аспектов обозначенных выше внешнеполитических приоритетов. Эта западноафриканская страна нередко пользовалась репутацией «законодательницы политических мод», распространение которых имело значимый международный резонанс и привлекало внимание к её национальным экспериментам. Претендовавшая в конце 1950-х-начале 1960-х гг. на роль «форпоста для распространения влияния социалистического лагеря в регионе» [4, с. 34], Гвинея и в наши дни напомнила о своём призвании к миссионерскому амплуа. 16 июня 2016 г. на 20-м Петербургском международном экономическом форуме её нынешний президент Альфа Конде заявил о готовности гвинейского народа стать «штурмовой бригадой» для содействия продвижению российских интересов в изменившихся условиях Африканской действительности и назвал исключительной честью выведение новых отношений с Россией «на уровень стратегического партнёрства» [3]. Страноведческая информация, как правило, широко используется для ознакомления с полем межцивилизационного общения. В конкретном случае публикация подробностей уникальных политических преобразований гвинейской системы государственного управления, несёт и другую смысловую нагрузку - популяризацию «мягкой силы» внешнего воздействия, редко применяемой в современной дипломатической практике при побуждении к демократии. Избрание доктора юридических наук, профессора Сорбоннского университета Альфы Конде на пост главы Третьей Гвинейской республики состоялось во втором туре президентских выборов 7 ноября 2010 г. Победа в конкуренции с 23-мя другими кандидатами непримиримого борца с авторитаризмом, основателя оппозиционной партии «Объединение гвинейского народа», заочно приговорённого при правлении Секу Туре в 1970 г. к смертной казни и отсидевшего в эпоху президентства генерала Лансаны Конте в 1998-2001 гг. два с половиной года в тюрьме, означала констатацию факта коренного изменения уровня общественного сознания, политической культуры национального контингента избирателей. Мирную передачу власти в короткие сроки из рук военных гражданскому конституционному правительству и доведение до логического конца президентских выборов удалось осуществить благодаря ответственной деятельности президента переходного периода генерала Секубы Конате, возглавившего выполнение мероприятий составленного внешними спонсорами политического проекта и заставившего армию «уважать вердикт избирательных урн». Выход командира воздушно-десантных подразделений гвинейской армии на политическую сцену был связан с участием в военном перевороте, возглавленном капитаном Дади Камара. В составе «Национального Совета за демократию и развитие» (НСДР), захватившего власть сразу же после кончины Лансаны Конте 22 декабря 2008 г., Секуба Конате получил звание бригадного генерала и был облечён полномочиями министра обороны. Незаконное вмешательство силовых структур в государственные дела и происшедшие в стране вопиющие нарушения конституционного порядка вызвали негативную реакцию мировой прогрессивной общественности, которая усилилась с появлением сообщений о кровавой расправе карателей с участниками антивоенного митинга оппозиции 28 сентября 2009 г. на стадионе в Конакри. По данным ООН, 157 чел. были убиты, а более 1400 чел. - получили ранения различной степени тяжести [5]. Протестные заявления Франции, США и ЕС были поддержаны Африканским Союзом, приостановившим членство Гвинеи в этой организации, и Экономическим сообществом государств Западной Африки (ЭКОВАС), ответившим на переворот ограничительными санкциями. Европейский Союз прекратил оказание Гвинейской республике финансовой и экономической помощи. Дальнейшая активизация действий международного сообщества по урегулированию конфликтов в гвинейском социуме произошла после инцидента с покушением на жизнь главного путчиста Дади Камара, который был тяжело ранен своим бывшим адъютантом 3 декабря 2009 г., прооперирован в Марокко, а затем, благодаря усилиям французской дипломатии, оказался под домашним арестом в Уагадугу-столице Буркина-Фасо. Здесь же для организации переходного периода в Гвинее была срочно сформирована Международная контактная группа. В её состав вошли представители Совета безопасности ООН (в том числе и России), Европейского Союза (ЕС), Международной организации Франкофонии (МОФ), Африканского Союза (АС), Организации Исламская конференция (ОИК), Экономического сообщества государств Западной Африки (ЭКОВАС), Сообщества сахело-сахельских государств. В результате многосторонних переговоров членов группы с представителями гвинейской армейской и гражданской политической элиты при посредничестве буркинийского президента Блэз Компаоре 15 января 2010 г. состоялось подписание итоговой согласительной Декларации. Она предусматривала временное возложение обязанностей главы государства на второе лицо хунты Секубу Конате, не запятнавшего свою репутацию преступными акциями, создание временного правительства национального единства во главе с руководителем коалиции оппозиционных сил, подготовку проекта новой конституции и проведение в 6-ти месячный срок президентских выборов. В перечне взаимных обязательств подписавших документ сторон значился и отказ НСДР и переходных правительственных структур от выдвижения своих кандидатур в списки претендентов на занятие высшей государственной должности. Персональный вклад гвинейского военачальника в достижение запланированного результата был высоко оценён как внутри страны, так и за её пределами. Виновник торжества получил почётную премию «Толерантность, мир и демократия», учреждённую Гвинейской ассоциацией в защиту демократии, и должность Главнокомандующего миротворческих сил быстрого реагирования Африканского Союза. Сам же Секуба Контате не преминул в интервью сайту «Африкагине» 15 января 2014 г. связать успех гвинейских политических преобразований с оказанной в их поддержку международной всесторонней помощью[7]. Действительно, наблюдавшееся со времён Второй республики, с 1984 г. постепенное встраивание Гвинеи в систему евроцентристских глобализационных связей облегчило применение на её территории разрешённых международным правом мер политического воздействия. Речь идёт о методах военного, финансового и дипломатического давления, о контроле за соответствующей подготовкой, обучением и расстановкой кадров, о проведении мониторинга исполнения принятых решений, уместном внедрении нейтрального иностранного посреднического аппарата для регулирования национальных разногласий. Так, например, на первом этапе реагирования АС и ЭКОВАС на гвинейские события от их штаб-квартир звучали угрозы ввода интернационалистских войск для наведения порядка в мятежном регионе. Обозревателями СМИ фиксировались многочисленные контакты Президентской канцелярии с Парижем и Вашингтоном, регулярные консультации Секубы Конате с дипломатическими представительствами иностранных государств, организации его официальных визитов в ведущие зарубежные страны. В частности, на 9 июня 2010 г., был назначен несостоявшийся по техническим причинам приём и.о. президента Гвинейской республики в Кремле. Новаторскими приёмами в арсенале средств внешнего воздействия выглядели назначение председателем Национального Центризбиркома перед вторым туром президентских выборов иностранца - малийского генерала Сиака Тумани Сангаре и возложение руководства Комитетом по наблюдению за подготовкой избирательных списков на генерала Буркина-Фасо Али Траоре. Что касается финансовой составляющей помощи, то следует упомянуть, что внешний долг Гвинеи в переходный период с 2009 по 2010 гг. вырос за счёт целевого субсидирования реформы с 3449 -ти до 6433-х млрд. гв. фр.[6]. Причём в роли иностранного донора выступила и Россия. Так, например, после личной встречи с Секубой Конате посла РФ в Гвинее Дмитрия Малева в апреле 2010 г. Переходному правительству республики через продовольственную программу ООН была выделена российская гуманитарная помощь в размере 2-х млн. долл. Подводя итог изложению успешного опыта цивилизаторского наставничества, автор хотел бы предостеречь последователей его повсеместного тиражирования от недооценки встречного движения автохтонного населения к демократии и её институциональному оформлению, реакции гражданского общества на инокультурные заимствования. В пункте 9 Концепции внешней политики РФ к инструментам «мягкой силы» международной политики отнесено также использование «возможностей гражданского общества, информационно-коммуникационных, гуманитарных и других методов и технологий»[1, с. 5]. И в гвинейском случае развернувшаяся в верхних эшелонах политической жизни борьба с авторитаризмом нашла солидарный отклик в среде закалённых в уличных манифестациях активистов многочисленных низовых общественно-политических объединений и этно-религиозных союзов. Достаточно напомнить, что на президентских выборах Альфу Конде поддержал альянс «Радуга», насчитывавший в своём составе 116 партий и 570 общественных движений [8].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.