ДЕКРЕТ ВЦИК "ОБ АННУЛИРОВАНИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАЙМОВ ОТ 21 ЯНВАРЯ (3 ФЕВРАЛЯ) 1918 Г., ЕГО ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ Раздорский Е.А.

Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова


Номер: 2-3
Год: 2017
Страницы: 119-122
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

external debt, gold reserves, decree, "Russian loans", bonded loans, intervention

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются и анализируются основные положения Декрета ВЦИК "Об аннулировании государственных займов от 21 января (3 февраля) 1918 г. Основное внимание уделено последствиям принятия декрета и путям разрешения финансовых споров по результатам его принятия. На основе имеющейся исследовательской литературы, данных бюджетных росписей Государственного банка и открытых статистических источников проведена оценка уровня государственного долга и залогового золота под выдаваемые кредиты.

Текст научной статьи

Введение В настоящее время вопрос российского внешнего долга также как и золотого запаса времен Первой мировой войны периодически поднимается в средствах массовой информации. Данная проблема так и не была окончательно урегулирована с рядом стран, в частности Францией и Японией. Само же выражение «русский заем» уже стало одним из фразеологизмов, означающее долг, который невозможно вернуть. Сегодня царские облигации свободно продаются в интернет-магазинах и на аукционах за символическую плату. Это конечно мало радует их владельцев, которые годами участвуют в судебных тяжбах за получение купонных выплат. Безусловно, за истекший век с момент выхода Декрета ВЦИН "Об аннулировании государственных займов от 21 января (3 февраля) 1918 г. споры в большей мере были разрешены, однако актуальность этого вопроса не теряется. Дефолты и отказы по государственным обязательствам периодически сотрясают мировую финансовую систему. Из последних наиболее громких таких отказов стоит отметить технический дефолт Греции в 2015 г., дефолт Аргентины в 2014 г. и отказ Украины в 2015 г. от выплаты суверенного долга России в 3 млрд. долларов США. Историческая практика, пройденная Россией в этом вопросе, позволяет наиболее адекватно оценить все последствия таких отказов и корректировать странам свою долговую политику. Принятие декрета Октябрьская революция 1917 года явилась завершением финансовых отношений между Россией и ее союзниками в Первой мировой войне: большевики отказываются признать долги старого режима. Согласно Декрету ВЦИК «Об аннулировании государственных займов» от 21 января (3 февраля) 1918 года «все государственные займы, заключенные правительствами российских помещиков и российской буржуазии, перечисленные в особо публикуемом списке, аннулируются (уничтожаются) с 1 декабря 1917 г. Декабрьские купоны названных займов оплате не подлежат» [1]. Декрет аннулировал также все гарантии по займам различных предприятий и учреждений и все иностранные займы. В связи с аннулированием «царских долгов» и отказом от их обслуживания в одностороннем порядке вывезенное за годы Первой мировой войны за рубеж золото так и не было возвращено. Золотой запас Российской империи вывозился преимущество либо с целью закупок на военные нужды, либо в качестве залога под целевые кредиты, выделяемые странами-союзниками. Вывоз физического золота за границу производился в несколько этапов. По данным советского историка А.Л.Сидорова, поставки золота в Великобританию производились в декабре 1915 г., в июне 1916 г. и в феврале 1917 г. [4]. Наиболее интересна последняя отгрузка физического золота примерно на 147 т., не нашедшая отражения в официальной статистике Государственного банка, поскольку числилось в разделе «В пути». Взамен Великобритания выделяла целевые кредиты, под которые Государственный банк Российской империи производил дополнительную денежную эмиссию кредитных билетов. Помимо вывоза золотого запаса в Великобританию отгрузки происходили по некоторым сведениям в США (1915 - 1916 гг.) и Швецию (октябрь 1917 г.). Вывоз физического золота в США для закупки оружия и бездымного пороха подтверждает профессор В. А. Сироткин [5, 209-2010], однако, по мнению, А. Л. Сидорова для закупки бездымного пороха и оружия использовалось залоговое золото, направленное в Великобританию. Таким образом, по мнению А. Л. Сидорова и большинства исследователей по данному вопросу США являлись лишь транзитной стороной по вывозу золотого запаса России. Помимо этого, золотовалютные запасы находились во французских банках в качестве залога предоставленных Францией кредитов. Франция являлась главным заемщиком России начиная со второй половины XIX в. Накануне Первой мировой войны Россия перевела все золотые запасы из германских банков во французские, предчувствуя приближение военного конфликта. Впоследствии Франция объявила мораторий на использование этих валютных ценностей, опасаясь неисполнение Россией своих долговых обязательств, что в целом было оправдано. Золотовалютные ценности России, хранящиеся во Франции, пошли на частичные выплаты процентов французским держателям «русских займов», аналогичная судьба ожидала и золотовалютные резервы, направленные в Великобританию. Оставшийся в России золотой запас после Октябрьской революции и заключения Брестского мира с Германией еще больше уменьшился. Согласно договоренностям в рамках «Брестского мира» Россия выплачивала 6 миллиардов марок репараций и возмещала убытки Германии в размере 500 млн. золотых рублей. Тем не менее, золотого запаса Российской империи не хватило для покрытия всех обязательств. Он неоднократно фигурировал на множестве переговоров сначала советского руководства, а позже и российского. Вопрос золотого запаса обсуждался на Генуэзской конференции в 1922 г. Западные страны отказывались возвращать золотой запас в связи с отказом советского правительства от выплат по «царским долгам». Урегулирование споров Сдвиг по вопросу «царских долгов» произошел лишь под конец существования СССР. В августе 1986 г. М. С. Горбачев и М. Тэтчер подписали межправительственное соглашение об урегулировании всех взаимных претензий в области финансов и собственности, относящихся к периоду до 1 января 1939 года. Согласно этому документу, Великобритания сняла свои претензии по "царским долгам" (прежде всего, имеются в виду государственные облигационные займы, размещенные в Соединенном Королевстве перед первой мировой войной) на 900 млн. фунтов стерлингов. Россия же отказалась от требований компенсировать ущерб от британской интервенции 1918-1920 годов, размер которого был согласован на Генуэзской конференции 1922 года, на сумму 2 млрд. фунтов. Кроме того, наша страна отказалась от претензий, касающихся золотого залога на сумму 60 млн. фунтов, который царское и временное правительства разместили в годы первой мировой войны в британских банках [2]. В 1990 г. М. С. Горбачёв подписал соглашение, согласно которому Советский Союз признается правопреемником Российской империи и последующих государственных образований на ее территории в 1917-1922 гг., обещая проработать вопрос царских займов. Уже через два года 7 февраля 1992 г. Россия и Франция подписывают договор, в котором отмечается, что Российская Федерация является правопреемником СССР и намерена решить вопрос долгов по царским займам [3, 18-23]. Соглашения об урегулировании финансовых требований между правительствами РФ и Франции были подписаны в 1996-1997 гг. Урегулированию подлежали все финансовые обязательства, возникшие до 9 мая 1945 года. Согласно этим договорам Россия и Франция отказались предъявлять взаимные претензии по финансовым и имущественным спорам, объект которых возник до 9 мая 1945 года. В первую очередь, эти соглашения затронули все царские займы и облигации, выпущенные до 7 ноября 1917 года и гарантированные царским или Временным правительством. В свою очередь сумма уступки по данному соглашению от России Франции составила 400 миллионов долларов США, которые должны были пойти на частичную компенсацию держателям «русских займов» во Франции, которых к 1999 году насчитывалось по данным французского казначейства более 316 тысяч человек с 9 миллионами облигаций на руках. Безусловно, урегулирование взаимных финансовых требований открыло дорогу более глубокому экономическому сотрудничеству двух стран. Однако после завершения расчетов стало понятно, что компенсации владельцам «русских займов» будет чисто символической и не превысит 1% от суммы долговых требований в пересчете по текущим валютным курсам. Это стало глубоким разочарованием для держателей «царских займов», которые не поддержали вышеуказанные соглашения. С этого момента началась борьба владельцев «русских займов» против заключенных межправительственных соглашений и принципов расчета компенсаций. Тем не менее, французские суды посчитали правомерными и действительными как международные договоры, так и условия компенсаций. Однако на этом претензии владельцев «русских займов» к своему правительству не закончились. В частности ими были выдвинуты новые обвинения в поощрении приобретения царских облигаций и асимметричности предоставляемой информации. Действительно, в конце XIX - начале XX века имела место быть широкомасштабная пропагандистская кампания в поддержку приобретения «ненадежных» ценных бумаг. Лозунги «Одолжить России - это одолжить Франции» стали вершиной такого продвижения. Хотя трудно согласится с определением «ненадежных бумаг», тем более что с 1897 года царский рубль обеспечивался золотом и был свободно конвертируемой валютой, да и доходность по российским облигациям была в разы ниже, чем доходность по современным российским облигациям и не превышала 4%, что только подчеркивает низкие риски по этим бумагам. Сами бумаги котировались на французской бирже более ста лет, даже после отказа большевиками по обязательствам царского правительства. Однако накануне заключения межправительственных соглашений котировка была приостановлена. Несмотря на требования владельцев «русских займов» о возобновлении котировок, французский суд и по этому требованию им отказал с формулировкой, что стоимость ценных бумаг установить невозможно, и перспектив купонных выплат по ним нет [3, 18-23]. После безуспешных попыток опротестовать решение суда по межправительственному соглашению французские держатели «русских займов» пытались неоднократно добиться ареста российского имущества во Франции: недвижимости и выставок, организованных российскими музеями. В 2003 году такой арест чуть было не коснулся экспонатов, привезенных Эрмитажем в Дом инвалидов в Париже в рамках тематической экспозиции «Когда русские говорили по-французски», посвященной духовной и культурной близости двух народов. А в 2010 году ассоциация владельцев царских облигаций изучало вопрос ходатайства в суд об аресте Свято-Николаевского собора в Ницце и всех внесенных в опись предметов имущества и искусства». Однако и в том, и в другом случае арестов удалось избежать. Российская Федерация считает неправомерными иски владельцев царских бумаг, ссылаясь на урегулирование этого вопроса Меморандумом 1997 года, освободившего ее от экономических и финансовых притязаний французских держателей царских долгов. Неурегулированными остаются и споры между Россией и Японией по вопросу золотого запаса в связи с перехватом Японией части царского золота, предназначавшегося для Великобритании. Российский опыт долговых отношений является важной исторической практикой для стран, проводящих рискованную долговую политику и должен приниматься в расчет российскими экономическими властями.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.