КОМПАРАТИВ В ЯЗЫКЕ ПОЭЗИИ ЭДУАРДА АСАДОВА Симонова Т.А.

Южный федеральный университет


Номер: 2-3
Год: 2017
Страницы: 166-169
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

прилагательное, компаратив, экспрессивность, интенсивность, суперлатив, adjective, comparative, expressiveness, intensity, superlative

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Данная статья посвящена анализу функционирования компаратива в языке лирики Эдуарда Асадова. Компаратив является одним из наиболее типичных средств выражения интенсивности, экспрессии в произведениях поэта. Особое место занимают примеры использования компаратива в значении суперлатива.

Текст научной статьи

Экспрессивность как одно из свойств языковой единицы тесно связана с категорией эмоциональной оценки и в целом с выражением эмоций у человека. В лингвистике категории экспрессивности и эмоциональности отождествляются [2, 591]. Е.М. Галкина-Федорук считает, что «экспрессия - это усиление выразительности, увеличение воздействующей силы сказанного» [1, 107]. Для выражения экспрессивности язык прибегает к разноуровневым средствам, представляющим такие уровнеобразующие разделы языка, как фонетика, лексикология, морфология и синтаксис. Грамматическое при этом взаимодействует с лексическим. Помимо информативной функции, в художественном тексте в большей степени реализуется экспрессивная функция [3]. Экспрессивность как одно из свойств языковой единицы «тесно связана с категорией эмоциональной оценки и в целом с выражением эмоций у человека. Одним из важнейших средств создания экспрессивности является имя прилагательное» [5, 4]. Мы полностью разделяем мнение о том, что «в творчестве поэтов и писателей, твёрдо стоящих на национальной почве, знающих и любящих страну и её народ, отражена суть русского человека. Поэты чувствуют ответственность за свой дар и хорошо осознают своё предназначение на земле» [7, 54]. В данной статье делается попытка анализа специфики функционирования компаратива как средства создания экспрессивности в языке произведений Эдуарда Асадова, чье творчество как нельзя более соответствует этому определению места поэта в жизни и культуре нации. Рассматривая тексты стихотворений и поэм Э. Асадова, необходимо отметить, что конструкции с компаративом характерны для языка произведений поэта. Наиболее свойственна поэзии автора конструкция «компаратив + Р.п. существительного», реже Эдуард Асадов использует в текстах стихотворений и поэм одиночный компаратив. Наибольшее внимание, на наш взгляд, необходимо уделить денотату компаратива, т.е. предмету, обозначаемому существительным. Проведенный анализ примеров из стихотворений Э. Асадова показал, что для поэта характерно использование в качестве денотата компаратива существительных двух лексико-грамматических разрядов: конкретных и абстрактных имен. При этом обращает на себя внимание явное доминирование имен конкретной семантики, выступающих в качестве объекта - носителя признака, обозначенного одиночным компаративом. Анализируя семантику компаративов, следует отметить, что Э. Асадов использует прилагательные различных лексико-семантических групп. Но все-таки он отдает предпочтение прилагательным, характеризующим внутренние признаки лица или предмета, ср.: «Но он только холодно вскинул бровь:// "Ну что ж, и сиди со своей наукой!// А мы потеплее отыщем кровь,// Тебе же такая вещь, как любовь,// Чужда и, наверное, горше лука!» (Асадов. Последний тост). Компаратив «потеплее» указывает на большую степень проявления признака у определенного носителя. В данном случае лирический герой говорит о необходимости найти человека, чья «кровь» окажется «потеплее». Существует множество выражений со словом «кровь», характеризующих темперамент человека: «горячая кровь», «бурлящая кровь», «пламенная кровь». Но именно сравнительная степень прилагательного «потеплее» придает этому выражению экспрессивность и актуализирует внимание на недостаточности проявления этого признака (темперамента) у предмета речи. Компаратив «горше» указывает на большую степень, испытываемой объектом речи, тяжести от чувства любви в определенный момент времени. В данном случае прилагательное «горше» относится к существительному «вещь», которое в свое время употреблено в сравнительном обороте и имеет конкретизацию. Под «вещью» понимается «любовь». Так же примечательно то, что компаратив «горше» используется с существительным в родительном падеже - «лука». Таким образом, мы можем сказать следующее: существительное «вещь» сравнивается с «луком» по степени горечи, из чего следует, что «любовь горше лука», ведь под «вещью» понимается «любовь». В данном случае сравнительный оборот и сравнительная конструкция «компаратив + род. п. имени» придают наибольшую экспрессивность этому выражению, характеризующему любовные переживания героя. Компаратив в поэзии Э. Асадова выражает более высокую степень интенсивности проявления признака предмета, названного конкретным существительным, ср.: «И пусть он (орел) как угодно прозывается,// Но если поразмыслить похитрей,// То чем он от вороны отличается?// Ну разве что крупнее да сильней!» (Асадов. Орел). Конкретное одушевленное существительное «орел» употребляется с прилагательными в сравнительной степени «крупней да сильней». Эти прилагательные обозначают физическую силу человека либо животного. В данном случае автор использует сравнение, ведь он не просто говорит о силе орла, а сравнивает его физические качества с качествами вороны. Компаратив в текстах произведений Асадова может употребляться в сочетании со словом «нет», образуя конструкцию, имеющую значение предельной степени проявления признака, с.: «Ты тихо улыбаешься сейчас// И нет на свете глаз твоих счастливей.// И, озарен лучами этих глаз,// Мир во сто крат становится красивей» (Асадов. На крыле). Конкретное существительное «глаза» употреблено с прилагательным в сравнительной степени «счастливей». Компаратив в сочетании с отрицанием «нет» подчеркивает, что предмет, который характеризуется данной конструкцией, полон счастья. Благодаря сравнительной степени прилагательного, Асадов достигает еще большей степени экспрессивности текста стихотворения. Более того, сравнительная степень прилагательного «счастливей» употреблена в значении превосходной степени сравнения. В современной лингвистике отмечается: «Подобные формы несут в своем значении ярко выраженную экспрессию, эмоциональность» [6, 84]. Герой анализируемого стихотворения подчеркивает, что не видел на свете глаз счастливей, чем эти («нет на свете глаз твоих счастливей»), т.е. они единственные в своем роде. В то же время компаратив «красивей» указывает на большую степень проявления признака предмета в определенный период времени. В данном случае - когда «озарен лучами этих глаз». Прилагательное «красивей» согласуется с существительным «мир». Поэт использует стилистическое средство «гиперболу» для более экспрессивного описания красоты девушки. Ведь именно благодаря взгляду любимой «мир во сто крат становится красивей», и этим автор преувеличивает свойства взгляда возлюбленной. Анализируя язык поэзии Эдуарда Асадова, необходимо остановиться на конструкциях с компаративом «дороже», например: «Из всех драгоценностей под луной// Ну есть ли хоть что-то любви дороже?!» (Асадов. Пока ты любишь меня). Интересным является тот факт, что сравнительная степень имени прилагательного употреблена в риторическом вопросе. И каждый человек для себя сам решит, есть ли для него что-нибудь «дороже» любви, в то время как для автора ответ ясен. Риторический вопрос говорит нам о том, что дороже любви нет ничего. Следовательно, компаратив «дороже» в данном случае употреблен в значении превосходной степени. Прилагательное «дорогой» используется в форме сравнительной степени «дороже» в значении «такой, которым дорожат» [4, 170]. Форма «дороже» наиболее частотна на фоне других форм сравнительной степени прилагательных в языке поэзии Э. Асадова, ср.: «С давних пор ради той, что дороже мира,// Ради взгляда, что в сердце зажег весну» (Асадов. Проверяйте любовь). Компаратив «дороже» характеризует указательное местоимение «той», под которым понимается девушка. В данном случае форма «дороже» ярче подчеркивает высочайшую степень ценности объекта речи. Компаратив употреблен с существительным «мир» в форме родительного падежа, что само по себе является скрытым сравнением. Таким образом, компаратив с зависимым родительным падежом является скрытым сравнением, включающим в свой состав три необходимых компонента: существительное, к которому относится компаратив, сравнительную степень прилагательного и существительное в форме родительного падежа как объект сопоставления. Такое сравнение является более экономным в плане использования языковых средств, отражает стремление к компрессии, сжатию высказывания при сохранении его информативной и экспрессивной сторон. Компаратив связывает предмет сравнения - указательное местоимение «той», обозначающее одушевленный предмет, девушку - с объектом сопоставления - неодушевленным существительным «мир». «Мир» - это «совокупность всех форм материи в земном и космическом пространстве, Вселенная» [4, 358]. По определению «дороже мира» не может быть ничего. Это гиперболическое сравнение добавляет экспрессию в выражение, «та» девушка предстает перед нами как кто-то очень важный в жизни мужчины, самый важный. Нужно подчеркнуть, что в данном примере сравнительная степень прилагательного «дороже» используется в значении превосходной степени, об этом свидетельствует сравнение этого качества с «миром», из которого следует, что девушка в максимальной степени важна. Компаратив в поэзии Эдуарда Асадова выступает в значении суперлатива и в следующем фрагменте, ср.: «Дела - страшнее всяких слов!» (Асадов. Когда бранят наш прошлый день). Компаратив связывает предмет сравнения - неодушевленное существительное «дела» - с объектом сопоставления - неодушевленным существительным «слова». При этом можно заметить, что оба объекта в сознании человека тесно связаны между собой, как две противоположности - «перейти от слов к делу». Для человека и так страшно перейти эту грань и начать выполнять свои слова. Здесь мы сталкиваемся с авторским восприятием мира. Лирический герой подчеркивает, что дела в действительности оказались «страшнее всяких слов». Следовательно, этим подчеркивается высокая степень интенсивности признака в предмете, т.е. большая мера экспрессивности, эмоциональности, оценочности [8, 7-8]. Сравнительная степень прилагательного «страшнее» используется автором в значении превосходной степени, о чем свидетельствует определительное местоимение «всяких». Таким образом, здесь мы имеем дело с индивидуально авторским сравнением. Таким образом, можно сказать, что для языка стихотворений Эдуарда Асадова характерно употребление компаратива с двумя лексико-грамматическими разрядами имен существительных: конкретными и абстрактными именами. Следует отметить, что поэт использует в своих стихотворениях конструкцию «компаратив + Род.п имени» для придания большей экспрессии текстам произведений. Говоря о конструкции «компаратив + Р.п. имени», нельзя не отметить примеры использования этих форм в значении превосходной степени сравнения. «Употребление форм сравнительной степени в значении превосходной не является редким явлением в русском языке» [5, 73]. В большинстве случаев это функционирование характерно для конструкций «компаратив + Род. пад. имени», что часто встречается и в языке произведений Э. Асадова. Однако в языке лирики поэта функцию носителя значения превосходной степени выполняет компаратив, управляющий именем существительным, имеющим согласуемый компонент - определительное местоимение «всякий», либо компаратив с отрицанием «нет», что целесообразно рассматривать в качестве элемента авторского идиостиля.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.