ОТГРАНИЧЕНИЕ ПРЕВЫШЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ ОТ ИНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Толстякова М.В.

Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)


Номер: 3-2
Год: 2017
Страницы: 60-62
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

должностные полномочия, состав преступления, правоохранительные органы, authority, crime, law enforcement

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются правовые основы отграничения превышения должностных полномочий от иных составов преступлений.

Текст научной статьи

Злоупотребление должностными полномочиями, равно как и превышение должностных полномочий, отнесены к должностных преступлениям, предусмотренным главой 30 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) [1]. Учитывая, что в данном случае объект преступления одинаков (за исключением случаев должностного превышения, посягающего также на дополнительный объект в виде жизни либо здоровья потерпевшего), а субъект данных преступлений совпадает, отграничение данных составов преступлений проводится по объективной и субъективной сторонам состава преступления. Итак, во-первых, превышение должностных полномочий может быть совершено исключительно в форме действий, в то время как злоупотребление должностными полномочиями существует как в форме действия, так и бездействия. На данные различия указывает и Пленум Верховного Суда РФ в п. 19 Постановления № 19: «Превышение должностных полномочий может представлять собой действия, которые должностное лицо могло совершить только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте, при этом должностное злоупотребление, совершаемое именно в такой форме, будет являться таковым только при наличии у виновного лица мотива в виде корыстной или иной личной заинтересованности, в противном случае следует квалифицировать его действия по ст. 286 УК РФ, как действия, совершенные за пределами предоставленных полномочий, в то время как при злоупотреблении должностное лицо действует в рамках своих полномочий» [2]. В силу вышесказанного, в данном случае злоупотребление должностными полномочиями будет являться специальной нормой по отношению к закрепленной в ст. 286 УК РФ. Приговором Ягоднинского районного суда Магаданской области установлено, что К., будучи оперуполномоченным отдела уголовного розыска, получив от подозреваемого Т. похищенные последним у Н. ювелирные изделия на сумму свыше 300 тыс. рублей, присвоил их и в дальнейшем распорядился по своему усмотрению, а факт причастности Т. к данному преступлению скрыл, в связи с чем составил рапорт на имя начальника ОВД о том, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий лиц, совершившее хищение ювелирных изделий, принадлежащих Н., не установлено. На основании рапорта материалы по факту кражи ювелирных изделий следователем были выделены в отдельное производство, и в дальнейшем в ходе его расследования была установлена причастность Т. к хищению данных ювелирных изделий. Суд кассационной инстанции, исключая осуждение К. по ч. 1 ст. 286 УК РФ, указал, что неправомерные действия К. совершены с целью получения им выгоды имущественного характера, т.е. присвоение выданных ему Т. похищенных ювелирных изделий. При этом суд указал, что данные действия образуют состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, однако, в данном случае содеянное полностью охватывается ч. 3 ст. 160 УК РФ и, в соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19 дополнительной квалификации по ст. 285 УК РФ не требует. В случае совершения остальных видов действий, образующих должностное превышение, квалификация должна осуществляться по ст. 286 УК РФ [3]. П.С. Яни в своих исследованиях также рассматривает проблему соотношения составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 285 и 286 УК РФ как таковую. Так, по объективной стороне состав должностного злоупотребления шире, чем состав превышения должностных полномочий, так как включает в себя, помимо действий, также бездействие. Однако по субъективной стороне прослеживается обратная ситуация - мотив преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ может быть любым, соответственно, состав ст. 285 УК РФ уже. Кроме того, в случаях использования полномочий по бездействию, совершения действий, относящихся к полномочиям другого должностного лица, либо действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать, данные составы преступлений характеризуются как смежные, при использовании должностным лицом полномочий в отсутствие предусмотренных нормативными актами оснований, квалификация осуществляется по правилам конкуренции общей и специальной нормы [4, 28]. Отграничение преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, от преступления, предусмотренного ст. 2861 УК РФ, заключается в следующем. Исходя из расположения нормы, указанной в ст. 2861 УК РФ, по всей видимости, законодатель предполагал ввести данный состав преступления - неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа в качестве специального по отношению к превышению должностных полномочий. Однако, при анализе состава данного преступления, приходим к выводу о том, что его объективная сторона включает в себя деяние исключительно в форме бездействия. В то же время, превышение должностных полномочий совершается только в форме активных действий. При этом, как уже было отмечено, деяние в форме бездействия характерно для злоупотребления должностными полномочиями, соответственно, состав ст. 2861 является специальным по отношению именно к должностному злоупотреблению, выделяя в качестве отдельного субъекта сотрудника органа внутренних дел. При этом, говоря о субъекте, ранее, до введения в Уголовный кодекс РФ данного состава, сотрудники органов внутренних дел, обладающие признаками должностного лица, в случае совершения данных противоправных действий, подлежали ответственности по ст.ст. 285, 286 УК РФ. С принятием данной нормы бездействие любого сотрудника, в том числе и не являющегося должностным лицом, выразившееся в неисполнении приказа начальника, следует квалифицировать по более точной норме - ст. 2861, несмотря на то, что ее санкция значительно мягче. Как пишет В. Н. Шиханов, идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 2861 и ст. 285 или 286 УК РФ, представляется невозможной из-за совпадения практически всех основных признаков объективной и субъективной стороны в их составах - они являются именно конкурирующими нормами [5, 10]. Стоит отметить, что в литературе высказываются мнения о том, что подобные законодательные решения более характерны для англо-саксонской правовой системы, известной своей казуистичностью, но не для российского законодательства, которое не ставит перед собой цель указания в уголовном законе всех возможных видов общественно опасных виновно совершенных деяний. С.С. Медведев и А.В. Лысенко, указывая на это, считают, что введение данной нормы было нецелесообразным. Отграничение преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, от преступления, предусмотренного ст. 288 УК РФ, заключается в следующем. Ст. 288 УК РФ предусматривает ответственность государственных служащих или служащих органов местного самоуправления, не являющихся должностными лицами, за присвоение полномочий должностного лица и совершение в связи с этим действий, повлекших общественно опасные последствия, характерные для превышения должностных полномочий [6, 91]. Очевидно, что для данных преступлений предусмотрен разный субъектный состав. Ст. 286 УК РФ предполагает наделение в установленном порядке лица организационно-распорядительными либо административно-хозяйственными функциями, либо функциями представителя власти, в чем и проявляется его особенность как специального субъекта. Субъект ст. 288 УК РФ, напротив, данными властными функциями не обладает, приобретает их в нарушение установленного порядка, т.е. присваивает, и, совершая в связи с этим определенные действия, причиняет вред объекту уголовно-правовой охраны. Государственные служащие и служащие органов местного самоуправления не обладают властными полномочиями, а обеспечивают исполнение властных полномочий вышестоящих лиц, являющихся должностными. Например, они имеют доступ к официальным документам, бланкам, что создает для них благоприятную ситуацию для нанесения ущерба интересам государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Таким образом, злоупотребление должностными полномочиями, равно как и превышение должностных полномочий, отнесены к должностных преступлениям, предусмотренным главой 30 УК РФ. В данном случае объект преступления одинаков (за исключением случаев должностного превышения, посягающего также на дополнительный объект в виде жизни либо здоровья потерпевшего), а субъект данных преступлений совпадает, поэтому отграничение данных составов преступлений проводится по объективной и субъективной сторонам состава преступления.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.