ПРОБЛЕМА ОТНОШЕНИЙ ПРЕДИКАТИВНОСТИ И МОДАЛЬНОСТИ Сафонов М.А.

Российского государственного социального университета


Номер: 3-2
Год: 2017
Страницы: 31-34
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

модальность, предикативность, английский, русский, выражение, предложение, глагол, modality predicativity, English, Russian, the phrase, sentence, the verb

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье рассмотрены и проанализированы самые распространенные взгляды на такие явления в лингвистике, как модальность и предикативность и их отношения. В разное время многие ученые по-разному смотрели на данную проблему, исходя из этого, проанализировав различные подходы к изучению данного вопроса, мы смогли выделить существование двух взаимодополняющих друг друга основных направлений для понимания феномена предикативности, феномена модальности и их взаимодействия, отображающееся в высказываниях.

Текст научной статьи

К вопросу о ведущих признаках предложения как синтаксической единицы обращались многие языковеды (Ф.И. Буслаев, А.А. Шахматов, В.В. Виноградов, Н.С. Валгина и др.). Начиная с работ представителей психолого-синтаксического направления в лингвистике (А.А. Потебня, Д.Н. Овсянико-Куликовский и др.), исследователи языка стали акцентировать внимание на сказуемости как основном признаке предложения, что в итоге привело к выделению такого понятия в языкознании, как предикативность (от лат. praedicatum - «сказуемое»). Однако следует отметить, что современная характеристика вышеназванного термина отличается от трактовки, предложенной в конце XIX века. Первоначально под предикативностью понималась «синтаксическая связь между подлежащим и сказуемым, т.е. двумя конструктивными центрами предложения» [2, С. 23]. Идея, сформулированная последователями А.А. Потебни, в настоящее время оформилась в самодостаточную концепцию, не лишенную, однако, своих минусов. Другой подход отражен в позиции В.В. Виноградова, предлагающего рассматривать предикативность как «общую отнесенность речи к действительности или соотнесенность речи с действительностью» [8]. Согласно второй концепции, значение предикативности выражается в таких синтаксических категориях, как модальность (от лат. modus - «наклонение») время (темпоральность) и лицо (персональность), придающих «предложению значение основного средства общения, превращая строительный материал языка в живую, действенную речь» [8]. Отсутствие общепринятого толкования понятия «предикативность» в современной грамматической литературе, утверждение большинством лингвистов значимости предикативности и модальности как грамматических категорий предложения обуславливают актуальность темы нашего исследования. Выявление отличительных особенностей вышеуказанных концепций, целесообразности последних, а также специфики соотношения предикативности и модальности как основополагающих грамматических категорий предложения составляют научную новизну данной работы. В современной лингвистической и лингвометодической литературе наиболее распространенной является сформулированная в XX веке доктором филологических наук, академиком АН СССР В.В. Виноградовым концепция, согласно которой предикативность - содержательный признак предложения, в состав которого включаются грамматические свойства предложения, позволяющие «ему представить сообщаемое либо как реально осуществляемое в настоящем, прошедшем и будущем времени, либо как ирреальное, т.е. только желаемое, возможное, предполагаемое» [2, С. 24]. Указанные грамматические свойства именуются модальностью. Развивая идеи В.В. Виноградова, Н.Ю. Шведова выделяет объективную и субъективную модальность. Первая предполагает отношение сообщаемого к действительности и мыслится или как реальное (происходящее в настоящем, прошедшем или будущем: Мы встретили старого знакомого в кафе напротив. На улице тепло и солнечно. Мама приедет на следующей неделе), или как ирреальное (возможное, желаемое или требуемое: Я прочитал бы книгу. Если бы мечта осуществилась! Пусть Ольга принесет мне сумку завтра). Причем последователи данной концепции утверждают, что значение реальности/ирреальности сообщаемого непременно привязано к конкретному времени, а значит, модальность и время неразрывно связаны. Синтез же объективной (реальной) модальности и синтаксического времени и есть предикативность. Субъективная модальность представляет собой отношение говорящего к сообщаемому и выражается с помощью интонации и таких лексико-грамматических средств, как вводные слова, конструкции, частицы и т.д. (может быть, пожалуй, бесспорно, правда, само собой, само собой разумеется и др.) Например, в предложении Наверное, он приехал в субботу субъективная модальность (неуверенность говорящего в реальности сообщаемого) дополняет объективную (реальность сообщаемого в плане прошедшего времени); в предложении После конференции Миша, конечно, встретит тебя объективная модальность (реальность сообщаемого в плане будущего времени) дополняется субъективной модальностью (значение безусловной реальности сообщаемого). Таким образом, объективная модальность - это обязательный признак предложения, в то время как субъективная модальность - признак факультативный. Согласно второй концепции, развиваемой еще с конца XIX века последователями А.А. Потебни, предикативность - это «соотнесение двух компонентов для того, чтобы вторым определить первый» [3, С. 49]. То есть любое предложение должно иметь в своем составе определяемое (предмет речи, мысли) и определяющее (модально-временной признак), связь между которыми выражается словосочетанием «предикативные отношения». Предикативность, по данному подходу, может рассматриваться в трех аспектах: логическом (связь между субъектом и предикатом), коммуникативном (между темой и ремой) и грамматическом (отношение между определяемым и определяющим есть отношение между подлежащим и сказуемым). Именно последний аспект в большей мере обуславливает существование весомого недостатка рассматриваемой нами концепции: предикативностью не обладают предложения, в которых отсутствует один из главных членов - подлежащее или сказуемое, между которыми устанавливаются предикативные отношения. То есть односоставные предложения (определенно-личные, неопределенно-личные, безличные и т.д.: Ему не спится. В журнале сообщают об экономических реформах. Люблю встречать рассвет. Тишина) не включаются в состав предложений, обладающих предикативностью. Таким образом, в случае, когда «язык давал примеры иных форм предложений, например, одночленных (с одним главным членом)», приверженцам данного направления приходилось объяснять причину отсутствия другого члена: «либо формальным пропуском его и наличием в мысли (А.А. Потебня и др.), либо функциональным совмещением их в одном главном члене (А.А. Шахматов)» [2, С. 23]. В данном случае концепция В.В. Виноградова представляется более логичной, поскольку она предполагает наличие как предикативности, так и предикативных отношений у односоставных и нечленимых предложений. Каждое предложение имеет в своем составе определяемое и определяющее, несмотря на то что определяемое может быть и не выражено с помощью конкретной лексемы. По В.В. Виноградову, грамматические категории «модальность» и «предикативность» реализуются в предложении прежде всего через глагольные формы, то есть основным носителем предикативности является сказуемое, поскольку именно «формами глагола и глагольных связок выражаются значения наклонения и времени» [3, С. 50]. Но в случае, когда в предложении присутствует только один главный член, именно он и является конструктивным центром предложения, называющим определенный предмет, явление и выражающим отношение к действительности. Отсутствие второго главного члена является структурной особенностью предложения и не создает неполноты последнего. Наряду с присутствующим главным членом (подлежащим или сказуемым) в односоставных синтаксических конструкциях средством выражения предикативности является интонация, которой В.В. Виноградов отводит особую роль в организации предложения: «интонация может служить средством превращения слова и словосочетания в предложение, может выполнять предикативную функцию» [8]. Так, основоположник крупнейшей научной школы в отечественном языкознании утверждает, что в инфинитивно-назывных предложениях (Любить, но кого же?; Бежать - да некуда. Возможно ли! меня продать! - Меня за поцелуй глупца) «законченность всему предложению сообщает интонация, выражающая субъективно-модальное отношение к действию» [8]. Таким образом, рассмотрев существующие трактовки понятия «предикативность», мы можем утверждать, что под вышеназванным термином следует понимать такую грамматическую категорию, которая определенным комплексом синтаксических средств соотносит сообщаемое с конкретным временным планом действительности, что и делает предложение коммуникативной единицей. Модальность же является главной синтаксической категорией, формирующей предикативность. А значит, предикативность и модальность - два неразрывно связанных компонента. В современном языкознании сосуществуют два дополняющих друг друга подхода к пониманию специфики термина «предикативность». Однако наиболее аргументированным и логичным представляется подход В.В. Виноградова и его школы, согласно которому предикативность, наряду с объективной модальностью, есть не что иное, как языковая универсалия.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.