СУБЪЕКТ ОБЪЕКТИВНАЯ ДИХОТОМИЯ ПРОТИВОПОЛОЖЕННОСТИ РЫНКА И КАПИТАЛИЗМА: ПРОГНОЗ И ПЛАН Борщ Л.М.

Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского


Номер: 3-3
Год: 2017
Страницы: 116-122
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

субъект объективная дихотомия, субъект объективные отношения, институционализм, рациональная хозяйственная структура, инструменты государственного влияния, неэкономические ограничения, планово-рыночное хозяйство, прогнозирование, верификация истинности, фил индикативное планирование

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Определен характер взаимосвязи понятия и принципа субъекта объективной дихотомии, где противопоставлены две части целой системы разделенной на классы рынка и капитализма, обосновывая, что субъект в субъект - объективной дихотомии, не является источником ценности, фактически он равен объекту по своим свойствам и происхождению. Основная часть, в которой предметом является рынок, - это фундамент, который не уменьшает важности капитализма в его различных проявлениях, либо в виде общих законов, выведенных из их особых форм. Определены факторы, влияющие на развитие экономики России, с точки зрения, процессов и явлений, создавая новые рациональные формы хозяйствования.

Текст научной статьи

Ценности двух, на первый взгляд, независимых классов связывают субъект объективные отношения, где субъектом выступает источник ценностей; субъект не просто наделяет объект значимостью, но выступает инстанцией, производящей саму значимость как таковую, что для развития рыночного хозяйства с плановой экономикой, на наш взгляд, является определяющим для самого исследования. Процесс развития каждого государства понимается как процесс, который осуществляется в формате состоявшейся институциональной структуры общества. Каждая национальная институциональная структура является неповторимой комбинацией комплексных основ в доминировании системы организации общественных отношений в сфере экономики. Необходимо определить факторы, влияющие на развитие экономики России, с точки зрения процессов и явлений, создавая новые рациональные формы хозяйствования. Развивающая и углубляющая экономическая интеграция характеризуется качественно новым явлением, имеющим свои параметры, проявленные в способах этой интеграции. Адаптация российской экономики затрагивает все существующие экономические компоненты функционирования. Для решения этих задач необходимо рассмотреть совокупность методов и принципов философского материализма, детализируя механизмы взаимодействия иррациональности и рациональности, способствующей развитию рыночной экономики причинно-следственных явлений и закономерностей. А также для изучения данной проблематики автором были поставлены следующие задачи: исследовать комплекс вопросов развития и углубления экономической интеграции и определить новую парадигму развития экономики построенной на прогнозно-плановом хозяйствовании; выявить множество противоречивых вопросов, на которые необходимо получить ответы, исследовав множество теорий; выявить фундаментальные явления и закономерности в интеграционных процессах, которые занимают наступательную позицию и настолько быстротечны, что не оставляют нам времени для медленного реформирования экономики; определить применение общенаучных принципов системности и последовательности сформировать научные подходы, способствующие переосмыслению того, что институционализм является уникальной системой институций; выявить основные обстоятельства и факторы, влияющие на получение общего суждения процессов эмпирических и теоретических законов, способствующих выведению гипотезы по раскрытию механизма иррациональности и рациональности, рынка и капитализма. Понимание перехода одного состояния структуры асинхронного атома к другому является последовательным естественным процессом для квантовой механики. Формулы классической механики преобразовываются в рекуррентные уравнения, их рекурсивная последовательность состояний способна отразить алгоритм работы асинхронного атома, поскольку эта форма позволяет шаг за шагом определять во времени любой класс последовательности. Понимание дихотомии рынка и капитализма, как двух классов, нужно воспринимать как архитектуру рациональной экономической науки, упорядоченную совокупность экономических теорий, универсальных законов взаимодействия экономических объектов. В природе происходят те же процессы, разные природные явления на солнце, в воде, земле, воздухе, - все эти стихии имеют разные классификации. Равновесное состояние Абсолюта вносится индуктивно в центры каждого объекта. Объект посылает Абсолюту свой отклик. Полярные заряды в объектах при получении сигнала смещаются к периферии и обмениваются энергией, уравновешивая свои внешние и внутренние поля; так в обороте проявляет себя вся нейросистема Абсолюта и человека. Они равны по значимости, по своим свойствам и происхождению, существование их в одной системе является рациональной конструкцией. Человек создан по образу и подобию Мира и является нейросистемой, в которой есть терминалы с памятью параллельно-последовательной информации Мира. Оба полушария мозга имеют обобщенный алгоритм обработки поступающей параллельно-последовательной информации. Основываясь на Абсолюте как носителе объективной жизни, неизменно вечной базовой единицы материи и сознания, способного неограниченно развиваться, можно утверждать, что Абсолют заключает в себе функциональное единое единство единиц, (среда, где единство всех противоположностей, включает в себя все понятия борьбы, а абсолютное равновесие - симметрию, гармонично взаимодействия всего со всем, в состоянии высокой организации) всех форм материи и законов. Все сводимое к единице внешне функционально неразличимо, но внутренне находится в развитии. Внешнее - статично, внутреннее - динамично, равновесно и содержит иерархию единиц, различающихся масштабом. Иерархия единиц служит основой, корнем жизни. На этой основе базируется естественный процесс анализа и синтеза. Определение алгоритма сборки, оформляющего энергию событий в нейрообъект по суммарному вектору напряженности, позволяет формировать новое свойство как дополнительный объект следующего уровня. Таким образом, автором был сделан вывод, что при функционировании разных технических классов рынка и капитализма их дифференциальные характеристики и элементы, как соответствующие системы, должны контролироваться на всех уровнях отдельно в соответствие с критерием устойчивости и оптимальности, путем деления их на две полярные составляющие - возмущающую и компенсирующую во времени и пространстве. Данное исследование позволило получить новое рациональное знание, которое радикально отличается от существующего, иррационального, по обеспечению фундаментального переосмысления законов экономики и структуры за счет познавательных функций. Благодаря упрощению экономических знаний простотой концептуального базиса рациональной модели, построенной на аксиоматической и конструктивной материи Абсолюта, выполняется рациональная реконструкция для получения системной интеграции различных теорий с разных областей знаний. Современный мир живет во времена вызовов и неизвестных ранее тенденций, которые усиливают непредсказуемость социально-экономического развития в будущих периодах. Задумываясь над настоящим и желая предвидеть будущие направления развития в новых цивилизационных периодах эволюции, мы не замечаем, что остаемся на пути экстраполяции уже известных ситуаций, и не можем представить новые феномены, неизвестные до настоящего времени человечеству. Выбор, о котором мы так много говорим, касается, в первую очередь, производителей научного продукта. Таким образом, возникает вопрос поиска новой научной парадигмы, которая пролила бы свет и устроила всех. Поэтому выбор остановился на институционализме, а точнее на институте прогнозирования и планирования, как на постсоветском наследии, которое является составляющей богатства институциональных инструментов и используются в решении вопросов социально-экономического развития [1]. Институт прогнозирования и планирования, его влияние на эффекты развития на макроуровне обеспечивает развитие всех составляющих социально-экономического организма общества. Неоклассическая экономическая теория не способна объяснить, как формируются и функционируют рынки (что необходимо для их появления), и как перейти от одного состояния рынка к другому с более высоким уровнем эффективности функционирования [2]. Вопросы по формированию и функционированию рынка предоставили возможность по-особенному взглянуть на имеющиеся ценности постсоветского наследия, определить роль развития институциональной теории, как «осознание» одной пройденной реальности и формирование другой вновь созданной парадигмы социально-экономического развития, построенной на прогнозировании и планировании. В связи с глобализацией и интеграционными процессами государство переходит от одного состояния к другому, именно поэтому необходимо уделить особое внимание анализу институциональной структуры государства и трансакционных затрат, которые состоят из количественных и оценочных параметров трансакций и обеспечения для активной и эффективной качественной реализации. Основой институционализма для нашего общества должен стать новый подход с переосмыслением того, что для каждого общества существует уникальная система институций, и поэтому государство может разработать стратегию действий, которая будет соответствовать потребностям именно этого общества и способствовать экономическому росту. Следует отметить, что институционализм уже сейчас применяется как теоретический аппарат при разработке и администрировании политических, административных и экономических реформ. Возникло даже понятие «институциональные реформы», которое обозначает реформы общественных институтов. Процесс развития государства понимается как процесс в формате сложившейся институциональной инфраструктуры общества с их идентичностью. Для определения изменений при формировании институциональной инфраструктуры необходимо сформировать институциональную структуру общественного организма, который развивается в направлении получения эффектов развития (качественный аспект развития) как базовой основы. Таким образом, формирование рыночно ориентированной институциональной структуры государственного общества - это задача исключительно национальная. Её решение зависит от того, насколько многосторонним и глубоким будет процесс нашего восприятия исторической конкретики, которая объединяет народ и отличает от других народов в вопросах политики, экономики, идеологии, ментальности, культуре, традиций, духовных ценностей, образа жизни. В этом вопросе важно помнить, какое нам досталось институциональное наследие, составляющее мировое богатство институциональных инструментов, которые используются при обеспечении социально-экономического развития. К такому наследию необходимо отнести «институты прогнозирования и планирования». Именно применение планирования повлияет на эффекты развития на макроуровне (этот постулат воспринимается однозначно), что, в свою очередь, повлияет на обеспечение макроуровневого развития всех составляющих социально-экономического организма и общества. При этом мы рассматриваем миссию «института прогнозирования и планирования» макроуровневых процессов в целостной контекстной политике с государственной стратегией социально-экономического развития. С развитием рыночных отношений, базирующих на исключительно либеральных моделях, полностью отброшены наработанные практики управления хозяйственным комплексом советской системы. Не отрицая факта недееспособности советской модели организации системы жизнеспособности общества, абсолютно не согласны с фактом отказа от институциональных инструментов, присущих любой системе хозяйствования, только из-за признака принадлежности их к прошлой системе. Это полностью относится к институту прогнозирования и планирования, который является составляющей развитой институциональной системы и организации общественной жизни. Такой институт в каждой национальной системе выступает как единичность, и наполняется той конкретикой, которая отвечает уровню общественного понимания относительно использования их возможностей в решении задач и роста уровня развития социально-экономической системы. Идеология рыночного либерального обскуратизма не допускает даже теоретического присутствия методологии прогнозирования и планирования и разработанных на её основе методов в политике реформирования экономики по рыночным принципам. Такая позиция представителей неоклассического либерализма, по нашему убеждению, ставит под сомнение отнесение концепций и теорий, которые разрабатываются в этом направлении, к науке. Наука в строгом понимании происходит тогда (и только тогда), когда речь идет о наблюдениях множества факторов, которые должны отвечать признакам повторности, измеримости, сравнимости в определенно длительном периоде времени. Такой порядок исследований за изменением объекта в процессе времени предоставляет возможность определить тенденции и закономерности в этом процессе. Факт фиксации тенденций и формулирование закономерностей является моментом истины (наука состоялась). Выше обозначенные признаки объекта наблюдений имеют место в реалиях и единично ограничиваются в исследованиях на пользу избранной части факторов (подчеркивают именно единичную, а не когнитивную ограниченность). Факт фиксации в некотором роде имеет отношения к игнорированию неолибералистами и отечественными учеными, а также их последователями избранной части единичных факторов «институтом прогнозирования и планирования» в рыночной экономике. Парадоксальным является тот факт, что трансплантированные идеи-модели неолиберального образования рыночных отношений для стран с переходящей экономикой никогда не были реализованными с абсолютной точностью к рекомендациям в своих государствах иностранными консультантами, которых они представляли. Наоборот, эффективное функционирование, механизмы относительно быстрых переходов к высшим технологическим укладам, феномен социально-экономических форм общественного устройства в этих странах достигается разными способами. Институт прогнозирования и планирования с разным набором инструментов органически имплементирован в институциональную структуру обществ. Очевидно, что рассмотрение формы происхождения и задачи, которые реализовывает институт прогнозирования и планирования в той или иной национальной экономике, является исключительно единичным качеством. Мировой опыт внедрения разных моделей планирования как единичностей предоставляет множество обоснований для утверждения, повторности, измерения, сравнения этих явлений в относительно продолжительном периоде времени, что предоставляет возможность определить тенденции, закономерности современного процесса планирования в национальных экономиках. Поэтому исторический опыт, накопленный странами с доминирующей матрицей рыночного типа в отношении использования «института планирования и прогнозирования», как действенных инструментов, которые могут обеспечить эффекты развития, имеет для транзитивных экономик судьбоносное значение, объединяя иррациональность и рациональность двух противоположностей рынка и капитализма в социально-экономическом развитии. Идея свободной рыночной конкуренции, как основы развития и процветания, берет свое начало с феодального устройства систем. Английский философ Иеремий Бентам (1748-1832) считал, что освобождение спонтанной активности человека принесет «большое счастье большей части общества…». Джон С. Миль (1806-1873) усомнился в этой теории, наблюдая собственными глазами примитивность, бесконечную жадность к богатству, усиление эксплуатации труда со стороны «среднего класса» (тогда этот класс называли буржуазией, которая подымала на гребень индустриальную революцию) [3]. Перед интеллектуальной элитой Англии образовалась проблема: как соединить эгоцентризм буржуазии с необходимостью общего блага обеспечения общества. Известный английский философ и экономист конца ХІХ ст. Генри Сиджуик (1832-1900) считал, что необходимо разработать этику и обоснованные на ней системы политической экономии и политологии. Обучение этим дисциплинам представителей элиты государства позволит сформировать в управляющем классе моральные нормы, которые приведут экономику и политику в соответствие с интересами общества. Провал этой грандиозной попытки привел основателя Economics [4] Альфреда Маршала (1842-1924) к созданию экономической теории по примеру наук о природе [5]. Новая парадигма отбросила этический подход к экономике в пользу «позитивного», основанного исключительно на эмпирических данных метода. Рынок стал восприниматься как арена стихийной игры спроса и предложения, результат которой полностью объективный, поэтому он стал морально нейтральным, как и явления природы. Стало возможным объяснить распределение бедности и богатства в обществе, как результата чисто технологических процессов (теория граничной производительности), а кризисы были оглашены последствиями действий внешних по отношению к рынку сил. Данный аспект подтверждается содержанием знаменитого «закона Сея»: производство «рождает» свой собственный спрос, в силу которого перепроизводство в рыночной экономике невозможно. При отсутствии внешних преград конкуренция направляет экономику к равновесию (теория общего равновесия), частью которого является максимизация благосостояния общества (Парето-оптимальность). Это исключительно оптимистическое видение капитализма, который пытался соединить наивысшую эффективность с максимальной справедливостью, и определялось в форме математически сформулированных положений, что придавало им вида истины, настолько точных, как и законов природы. В последствии этого «рыночного фундаментализма» (согласно высказываний Джорджа Сороса) созревала критическая мысль… Очень близкий ученик А. Маршала - Джон М. Кейнс (1833-1946) усомнился в такой теории и раскритиковал уже известный «закон Сея». Известный английский экономист обратил внимание на то, что Ж. Сей, не видел разницы между спросом, потреблением благ и инвестиционными товарами (строения, производство, транспорт и т.д.). В конце ХХ ст. стоимость строений, производств сильно возросла с процессом концентрации производства, в результате чего инвестиции стали играть ключевую роль в развитии экономики. Инвестиции формировались из других источников. Эти источники проявляли другую силу, нежели потребительский спрос. В то же время инвестиционные вложения были эффективными. Дж. Кейнс утверждал, что будущее - не предвиденное. Размышляя над этой проблемой, он стал исследовать её и пришел к выводу, что большая часть решений принимаются людьми, которые не владеют полной информацией о неизвестном будущем. Эта идея является одной из слабостей экономики - вера в способность рыночных агрегатов спрогнозировать (предвидеть) будущее в процессе длительного времени. Именно на этих предпосылках «отдыхает» все строение «рыночного фундаментализма». Известно, если предприниматели принимают соответствующие инвестиционные решения, которые обеспечивают получение ожидаемой прибыли, следовательно, экономика имеет динамику роста, обеспечивая рабочими местами, а рост доходов населения всегда гарантирует увеличенное потребление, обеспечивает сбыт товаров производств. Этому своему оптимизму Дж. Кейнс противопоставил свою идею «фундаментальной неопределенности», которую не возможно определить количественно через невероятность некоторой величины, и от которой не возможно застраховаться. В силу этих обстоятельств происходят провалы ожиданий, а значит и срывы рыночного саморегулирования. Поэтому кризисы при капитализме не только были возможными, но и постоянно возникали, поскольку выплывают из природной ограниченности человеческого мышления, другими словами, - фундаментальная неопределенность в каком-то роде превращает инвестирование в игру с неопределенным результатом. Если раньше можно было «мирится» с этими явлениями, то очевидное банкротство современной большой промышленности несет угрозу дестабилизации не только отдельных стран, но и всему мировому хозяйству. Государственное регулирование экономики объективно необходимо для поддержки и стабильности развития. В те далекие 30-40е года прошлого столетия это было новым и не всегда понятным в либеральной среде. В то время в противоположенном таборе капитализма альтернатива «рыночного фундаментализма» разрабатывалась уже давно. В ХIХ ст. еще до Дж. Кейнса Карл Маркс не только показал решающее значение конфликта капитала и труда для части этого общественного строя, но и впервые в истории экономической мысли обосновал историческое значение концентрации капитала. Большой мыслитель того времени увидел в этом процессе не просто рутину кругообращения фондов, а увидел «диалектику конкуренции и монополии». В процессе концентрации производства и капитала стихия рыночной конкуренции постепенно изменяется планированием монополий; именно плановые монополии противоречат суждениям Дж. Кейнса. Это и создает еще в недрах капитализма объективные предпосылки для планирования в масштабах всего общества. В данном исследовании становится понятным, что мысли Карла Маркса не только опередили теорию Дж. Кейнса в этом вопросе на полстолетия, но и имеют преимущества выявлять более глубокие исторические закономерности. На самом деле английский мыслитель констатирует переход «свободной конкуренции» в фазу, когда необходимо не прямое влияние государственного регулирования. Возникает закономерный вопрос: где границы обозначенного процесса, ведь концентрация производства и капитала приостановилась во времена Дж. Кейнса? Если нет, то почему её влияние останавливается на регулировании экономике прямым влиянием? Ответ на поверхности - либеральная позиция Дж. Кейнса ограничила фундаментальность, и последовательность её мысли в этом вопросе не предоставила возможности «перейти» в иную реальность. Существует у Карла Маркса и собственное объяснение «фундаментальной неопределенности», которое М. Бердяев высоко оценил как «открытие иллюзий осознанности» [6]. Карл Маркс показывает, как в буржуазном обществе процессы, которые берут свое начало стихийного взаимодействия людей, ведут себя, действуюя самостоятельно. В силу этого, например, стихийная конкуренция предпринимателей ведет к нарушению пропорциональности распределения инвестиций между отраслями, и способствует возникновению кризиса. Поэтому в суждениях о кризисе Карл Маркс заложил идею спрогнозировать результаты от инвестиционной деятельности как у Дж. Кейнса. У немецкого мыслителя выделены конкретные социальные условия этого явления, присущие капитализму, тогда как у английского мыслителя - все дело в постоянной природной ограниченности человеческого разума. Важно отметить, что Советский Союз первым практически осуществил идею национального планирования на основании прогнозных данных, отказавшись от утопической идеи построить безденежное, нетоварное производство в виде «военного коммунизма» (1918-1921 гг.). Советский Союз провозгласил нетоварное производство (НЭП) - первая в истории попытка соединить план и рынок. Известный российский экономист М.И. Туган-Барановский (1865-1919) показал, что хозяйственная жизнь является единством субъективных и объективных процессов. Из этих суждений выплывает необходимость как спонтанных процессов рыночной конкуренции, так и регулирующей роли государства. В советской экономической науке 1920-х годов генетическая школа планирования делала больше упор на первом этапе, а теологическая (высшая универсальная истина) - на втором. Сама необходимость их соединения не вызывала сомнений ни у кого. Применение подобного баланса противоположно подходам в рамках плановой рыночной системы и необходимо, потому что на разных уровнях истории соотношение двух начал экономической жизни может и должно изменятся. Во времена кризисов должно усиливаться плановое начало, а в периоды подъема - рыночное. Известный теоретик либерализма Людвиг фон Мизес (1881-1973) предсказывал в 1920-ые годы развал Советского Союза; по его утверждению, при отсутствии свободных цен плановая система не имеет объективного измерения хозяйственной деятельности [7]. На это ведущий российский ученый-теоретик того времени Николай Бухарин ответил, что советская экономика имела огромный рыночный спектр, который обеспечивал объективную оценку общественной ценности труда. При этом государство формирует основные пропорции народного хозяйства. А. Айхельвальд, представитель «школы Бухарина», объяснил механизм этого единения: план строится и делает упор на рыночные сигналы в виде цен потребительского рынка, а рынок - на установленные государством основные пропорции народного хозяйства. Выводы Автором исследован институционализм в качестве основного регулятора, привязанного ко времени и ситуации анализа, прогнозирования и планирования социально-экономического развития; предложена и обоснована методика функционирования рынка и капитализма, двух противоположенных классов, влияющих на социально-экономическое развитие; обосновано формирование института планирования и прогнозирования, способствующего развитию плановой экономической системы как научно-обоснованного комплексного процесса формирования новых норм, правил, порядка. Дихотомия - это системная модель по достижению качественного роста, способная отражать закономерности противоречивых двух частей, - рынка и капитализма, оптимизировать при доминировании интересов отношения и интересы разных социальных групп и классов, достигать компромиссов интересов государства и социального общества, повышать на этой основе эффективность национальной экономики, социальные стандарты и уровень жизни населения. Через исторический цивилизационный метод определена возможность объединения прогнозирования и планирования, способствующего развитию экономики, при разработке модели управления современной рыночной системы. Следует всегда помнить, что рынок и план не только противостоят друг другу, но и также могут сотрудничать в регулируемых пропорциях. Определены возможные угрозы использования плановых основ в управлении рыночными процессами, в результате чего система может истребиться при условии подчинения планирования частным интересам бизнеса или личностным интересам коррумпированного чиновничества, или их союзу. В таком случае планирование будет работать не на интересы модернизации, а на доходность определенных групп, которые будут продвигаться в бизнес и политику, что подтверждает вполне реальную угрозу. Во-первых, каждая институциональная структура по своему составу и предназначению является неповторимой комбинацией комплексных факторов доминирующей системы организации общественных отношений, базовыми среди которых выступают отношения в сфере экономики. Во-вторых, особенные и общие характеристики институциональной конструкции управления общественными отношениями представлены в виде их инструментальной составляющей, а качественная характеристика каждого институционального формирования определяется как конкретная новая единица. В-третьих, анализ мировой «картинки» конкретных новых единиц национальных институциональных форм является основой для научной систематизации факторов, которые структурируются в особенные и общие характеристики в институциональной теории и являются живительной силой теории развития. В-четвертых, исходя из изложенных постулатов, абсолютно ошибочной является экстраполяция будущих институциональных формирований, созданных и ролевантных исключительно единичных национальных систем в пространствах других общественных организаций жизнеобеспечения. Этот новый вызов, повод противодействиям через перерождение планирования, должен пройти демократическим путем, характеризующим гласным характером, что поможет создать реальные возможности для взаимного контролирования перечисленных выше социальных сил, и от компромисса которых зависит модернизация государства. В данном исследовании был рассмотрен институционализм в качестве интегрального результата как единичная система управления через систему скрутки и методов, который позволил выделить и обобщить процессы и явления системных иерархий, а также наработать рекомендации, носящие упреждающий характер и применять инструменты высшего влияния. Исследован генезис сущности категории «институционализм», основывающийся на иррациональном и рациональном выборе неоинституционализма и капитализма. Рассмотрена гипотеза ассоциативности мышления и описана более точно слабо конструктивная система и динамика противоречивости рынка и капитализма для более совершенного институционального прогнозирования и планирования системы социально экономического развития.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.