ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ПРИНЦИПА РАЗУМНОГО СРОКА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Гилязов А.И.

Казанский (приволжский) государственный университет


Номер: 3-4
Год: 2017
Страницы: 61-64
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

принципы уголовного судопроизводства

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Принципы уголовного судопроизводства, в том числе и разумного срока, можно рассматривать как обязанности государственных органов и их должностных лиц. Главной чертой, характеризующей принцип разумного срока уголовного судопроизводства, является его нормативность, закрепление в законе и способность регулировать общественные отношения.

Текст научной статьи

При принятии любого процессуального решения правоприменитель обязан руководствоваться не только требованиями законности и обоснованности, но и недопустимости необоснованного затягивания процесса. Кроме того, доступ к правосудию в разумный срок является самостоятельным правом лица, чего нельзя сказать о сроках разрешения дела [1,4,5]. Нормы права, содержащиеся в международных договорах России, являются источниками, в том числе, уголовно-процессуального права. С точки зрения международного права принцип разумного срока судопроизводства хорошо изучен. Например, международный пакт о гражданских и политических правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 года, ратифицированный Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 года. Часть 3 статьи 9 данного пакта предусматривает, что «каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. Принцип разумного срока уголовного судопроизводства является не только необходимым, в связи с выполнением Российской Федерацией международных обязательств, но и исторически-обусловленным для российской правовой системы продуктом естественного развития уголовно-процессуального права [1,5]. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы [1]. Понятие «разумный срок уголовного судопроизводства» впервые введено в УПК РФ Федеральным законом от 30.04.2010 № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации, в связи с принятием федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или на исполнение судебного акта в разумный срок», вместе с одноименной статьей 6.1. Однако абсолютно новым для российской правовой системы данный принцип не является [1,3]. Так же необходимо остановиться на конвенции от 04 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод», ратифицированная Государственной Думой РФ 30 марта 1998 года. Указанный международный договор, называемый также Европейская Конвенция, придает рассматриваемому нами принципу важнейшее значение. В частности, в ч. 3 ст. 5 Конвенции указано, что каждый задержанный или заключенный под стражу должен быть незамедлительно доставлен к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда [3,4]. Статья 6 Конвенции также предусматривает, что «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона» [1,3,4]. Категория «разумный срок» использовалась до 04.05.2010 и в судебной практике. К примеру, в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2008 № 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций» указывалось на возможность обжалования и рассмотрения в кассационном порядке решений, нарушающих права на доступ к правосудию и рассмотрение дела в разумные сроки [3,5]. Как показало наше исследование, разумный срока уголовного судопроизводства действовал в России и до его закрепления в УПК РФ, по некоторым данным, с 1973 года [1,3,4]. Вместе с тем в отечественном уголовно-процессуальном праве предпосылки появления данного принципа существовали всегда. Можно сказать, что проблема сокращения сроков рассмотрения дел (борьба с «волокитой») является для России традиционной [1,2,5]. К примеру, в Указе Александра II 1864 года «Об учреждении судебных установлений и о Судебных уставах» говорилось: «Водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе... уважение к закону». Цитируя данное положение, И.Н. Самылина подчеркивает, что среди характеристик на первом месте стоит «суд скорый», и совершенно обоснованно отмечает: «Строки эти актуальны и сегодня, и лишь особенности стиля выдают их возраст» [1,4,5]. Проблематика исчисления разумного срока исполнения обязательств была известна еще ученым Российской империи. Так, К.П. Победоносцев указывал, что «когда время исполнения означено неопределительно (например, при первой возможности, при удобном случае, в надлежащее время и т.п.), то, в случае спора, суд решит, когда наступала обязанность исполнения. Во всяком случае, время исполнения предполагается удобное, сообразное со свойством и родом действия, с природой и обычаем» [1,4,5]. Даже из приведенного, сделанного в позапрошлом веке высказывания видна сущность рассматриваемой нами правовой конструкции. А именно: назначение судопроизводства может быть обеспечено не только путем установления четких временных рамок и жесткой фиксации процессуальных сроков, но и путем закрепления неких правил и критериев, на основании которых в каждом конкретном случае необходимо эти сроки установить. Такими критериями выступают «удобность», «сообразность со свойством и родом действия, с природой и обычаем». Существенного изменения данная теоретическая позиция до настоящего времени не претерпела [1,2,5]. По нашему мнению, право на «быстрый доступ» к правосудию, должно соблюдаться в каждом случае, независимо от избранной в отношении обвиняемого меры пресечения, характера и размера ущерба, причиненного потерпевшему преступлением, или стоимости имущества, изъятого у свидетеля при производстве по уголовному делу. Такой подход является абсолютно обоснованным и в большей мере соответствует отечественным правовым традициям. Практика разумной рецепции законодателем норм международного права, на наш взгляд, заслуживает поддержки.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.