ВЗГЛЯДЫ ЛИНГВИСТОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА НА ПРИЧИНЫ ПЕРЕМЕЩЕНИЙ СЛОВ-ПАРАЛЛЕЛИЗМОВ В ЛЕКСИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ РУССКОГО ЯЗЫКА Сицына-Кудрявцева А.Н.

Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»


Номер: 4-1
Год: 2017
Страницы: 158-162
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

лексемы-параллелизмы, лексические эквиваленты, лингвистика XIX века, lexeme concurrency, lexical equivalents, linguistics of the XIX century

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена проблеме функционирования в русском языке лексем-параллелизмов. На материале лингвистических трудов языковедов второй половины XIX века показано, что перемещения в группировке слов-параллелизмов осуществляются по нескольким причинам: актуализация в тот или иной период времени коммуникативно-речевых ситуаций определенного типа, требующих набора одних и тех же лексем, наличие в семантике лексической единицы оценок и коннотаций, а также аномалии в области синтагматики.

Текст научной статьи

Начавшая свое развитие в первой половине XVIII века в трудах М.В. Ломоносова, А.П. Сумарокова, В.К. Тредиаковского теория нормированности лексических единиц продолжила формироваться во второй половине XVIII - первой половине XIX столетия. За период длиною в век в соответствии с основными тенденциями развития русского литературного языка в трудах русских филологов были более четко сформулированы лингвистические причины, по которым происходило перемещение лексем с периферии к центру языкового ядра или обратно. Важно отметить, что одной из главных причин, по которой филологи и писатели второй половины XVIII - первой половины XIX века обратили пристальное внимание на перемещения слов в границах национального и литературного языка, была дискуссия о принципах формирования нормативного лексического состава русского языка. Данный спор был инициирован и развит М.Н. Карамзиным, А.С. Шишковым и их последователями. В своих трудах названные филологи отстаивали взгляды относительно правомерности или неправомерности введения в русский литературный язык тех или иных иноязычных слов, а также уместности употребления в современном им языке старославянизмов [7, 57]. А.С. Шишков писал: «Итак, с одной стороны в язык наш вводятся нелепые новости, а с другой - истребляются и забываются издревле принятые и многими веками утвержденные понятия» [9, 37]. А.С. Шишков начинает оценивать факты перемещения лексических единиц в рамках словарной системы русского языка, а это является предпосылкой к тому, чтобы в дальнейшем провести анализ причин, по которым происходят данные передвижения. Одну из таких причин, точнее принцип, в соответствии с которым происходит формирование корпуса частотных в употреблении нормативных лексических единиц, в первой половине XIX века сформулировал А.С. Пушкин - принцип «соразмерности и сообразности». Он писал: «Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности» [8, 38]. Подобную позицию, «заботясь о чистоте и самостоятельности русского языка» [2, 149], в середине XIX столетия занимал и Н.В. Гоголь. Так, в середине XIX столетия в трудах писателей и филологов называется основной принцип, в соответствии с которым происходит отбор нормативных лексем. Согласуются с предложенным А.С. Пушкиным принципом «соразмерности и сообразности» рассуждения о путях развития нормативного лексического состава русского языка в последние двести лет Д.Н. Шмелева: «Многие, причем самые разнообразные языковые процессы обусловлены двумя наиболее общими внутренними факторами. Это тенденция к регулярности, с одной стороны, и противоречащая ей тенденция к экспрессивности, с другой <…> наиболее жизненными оказываются слова с предельно мотивированной формой, или же, наоборот, вообще исключающие анализ «внутренней формы». К последним относятся заимствования и образования на основе иноязычных морфем» [10, 106]. Таким образом, частоту употребления лексемы в языке, как следствие ее включение в норму, определяет регулярная воспроизводимость в речи, наличие в семантике экспрессии, мотивированность или пустота внутренней формы. Все приведенные Д.Н. Шмелевым причины актуализации лексем в речи брал в расчет и А.С. Пушкин, так как он осуществлял отбор слов с точки зрения их соответствия «духу» языка, т.е. их соответствия его основным законам, из коих важнейшим является закон коммуникативно-прагматической целесообразности. Таким образом, к середине XIX века в русской филологической мысли была намечена магистральная линия, в соответствии с которой должно было происходить формирование ядра нормативной лексики русского литературного языка. Любопытно посмотреть, как в русле четко определившейся к середине XIX века тенденции развития нормативного словарного состава русского языка формировалась лингвистическая мысль, касающаяся особенностей преобразования группировки слов-параллелизмов, т.е. таких лексем, которые не только обладают очень близким значением, но и имеют одни и те же синтагматические связи. С этой точки зрения интерес представляют филологические труды второй половины XIX века. Данный период отечественной русистики характеризуется современными языковедами как время поверхностного внимания к понятию «языковая норма», в том числе и норма лексическая. Исследователи отмечают, что в это время создается мало работ, посвященных проблемам нормативных изменений, следовательно, практически не затрагиваются вопросы функционирования лексем-параллелизмов в пределах языковой нормы. Думается, что это связано с тем, что к данному моменту в системе функционирования русского литературного языка уже произошла выработка основных законов, в соответствии с которыми должно было осуществляться формирование его лексического состава. Вместе с тем восприятие отечественными лингвистами конца XIX - начала XX века языка как непрерывно развивающегося не могло не способствовать тому, что в работах по лингвистике того периода хотя бы косвенно не был затронут вопрос лексем-параллелизмов, ведь именно посредством их перемещений в границах национального и литературного языка наглядно отражается его поступательное движение. Середина XIX столетия дает нам первые образцы филологических трудов в форме словарей-справочников, в которых основной акцент делается на разграничении областных лексических единиц и их нормированных параллелизмов. Данное сопоставление приводит авторов к потребности оценить названное явление, соответственно рождает необходимость в теоретической формулировке законов функционирования слов-параллелизмов в системе русского национального и литературного языка. Так, в работе «О русском языке в Новороссийском крае» К.П. Зеленецкой затрагивает вопрос о приоритетности употребления одной лексемы перед другой. Он пишет: «Немногие уже очевидно - малороссийские слова употребляются в Новороссийском крае, предпочтительно пред другими того же наречия. Их приходится слышать довольно часто. Таковы баштан вм. огород <…> брехать вм. лгать, позавчера вм. третьего дня, хутор вм. дача» [6, 28]. Как можно заключить из приведенной цитаты, языковед затрагивает проблему лексических параллелизмов, однако он не называет причин, которые способны повлиять на частотность употребления той или иной словарной единицы. В 1862 году, работая над речью для «Общества любителей русской словесности», В.И. Даль также касается проблем функционирования лексем-параллелизмов в русском языке. Филолог затрагивает проблему расширения границ русского литературного языка посредством включения в него «народных слов» вместо аналогичных по смыслу заимствований. В.И. Даль пишет: «Пришла пора подорожить народным языком и выработать из него язык образованный» [4, 5]. Далее он уточняет мысль: «Слова, речи и обороты всех концов Великой Руси должный войти в словарь <…> для изучения самого духа языка и усвоения его себе, для выработки из него постепенно своего, образованного языка» [4, 10]. В.И. Даль развивает мысль, впервые изложенную М.В. Ломоносовым, затем развитую А.С. Шишковым, А.С. Пушкиным и др.: в нормативный состав русского литературного языка следует включать слова народные. Развивая эту идею, филолог подспудно затрагивает такую причину, влияющую на функционирование слов-параллелизмов, как расширение границ русского литературного языка. И это происходит не случайно: к 1860 годам все сильнее ощущается действие пушкинской тенденции к демократизации языка, затронувшей и группировку лексем-параллелизмов. Под влиянием данной тенденции со второй половины XIX столетия интенсифицируется процесс включения в языковую норму лексических единиц просторечного, диалектного, жаргонного происхождения. Я.К. Грот в труде «Народный и литературный язык. Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля» тоже пишет о лингвистических причинах, влияющих на перемещения лексем-параллелизмов в словарной системе. Лингвист говорит об универсализации русского языка. Свою мысль филолог выражает так: «Везде литературная речь мало-помалу усваивает себе множество синонимичных оборотов, слов, общепринятых в образованнейших языках <…> такое явление в языках есть необходимое следствие постоянного обмена идей, происходящего путем литературы» [3, 13]. Я.К. Грот указывает на то, что данная тенденция способствует вытеснению русских слов-параллелизмов их иноязычными эквивалентами: «По мере того, как русское общество научилось придавать вещам больше цены чем именам, в разговоре и на письме сделались ходячими слова компетентный, лояльный, солидный, солидарный» [3, 13]. Таким образом, уже в XIX веке происходит осмысление факта выравнивания по образцу мировых языков лексической системы русского языка. Я.К. Грот касается еще нескольких лингвистических причин, которые, по его мнению, способны повлиять на вытеснение одних лексических дублетов другими. Он констатирует: «Чтобы какое-нибудь новое слово <…> пошло в ход, для этого оно должно быть, по своему составу, совершенно просто, естественно: новизна его не должна бросаться в глаза» [3, 17]. Филолог указывает на важность соответствия слова особенностям строя языка, а также на важность его регулярной воспроизводимости в речи. Данные особенности влияют на степень востребованности лексемы языком. Именно этим, по мнению Я.К. Грота, обусловлена жизнеспособность заимствований горизонт (нем. < фр. < греч.), резонанс (фр. < лат.), адрес (нем. < фр.), кокетка (фр.), атмосфера (нем., фр. < греч.), эгоизм (фр. < лат.), приведшая к вытеснению ими «новых» русских аналогов: завес, отбой, насылка, миловидница, колоземица, самовство [3, 16]. Кроме перечисленных причин Я.К. Грот указывает еще на одну - на усиление дифференциации лексического значения слова. Лингвист сравнивает русские слова купец, гостиница с заимствованными эквивалентами негоциант (нем. < лат.), отель (фр.) [3, 18]. Таким образом, уже во второй половине XIX века в языковедческой литературе формулируется мысль о том, что выбор одного из слов-параллелизмов зависит от того, в какой степени сигнификативный компонент значения способен отразить актуализируемую носителями языка действительность. Наличие характеризующего признака в значении лексемы влечет ее актуализацию сначала в ограниченной языковой среде, затем процесс подражания порождает распространение слова в широких кругах. К концу XIX века «известные изменения в составе носителей литературного языка, связанные с усилением роли разночинцев в формировании интеллигенции» [2, 152] порождают необходимость в создании языковедческих работ, цель которых обратить внимание на изменившуюся экстралингвистическую ситуацию и прокомментировать данные перемены. К числу таких трудов можно отнести работы А.Б., В.Р. Долопчева, Н.Г. Констатация факта лексических изменений побуждала оценить их. В 1886 году В.Р. Долопчев, характеризуя наполнение своего словаря, пишет: «Не ополчаясь против иностранных слов, получивших право гражданства в русском языке, я сделал попытку «обрусения» русского языка напоминанием, что существуют русские слова, которые с успехом могут заменить слова иностранные, и потому предложил некоторые взятые из чужих языков слова совершенно изгнать из речи, а другими не злоупотреблять» [5, V]. В рамках работы им приводятся заимствованные слова, которые, по мнению автора, в речи следует заменять русскими. Так, филолог считает содержащими лексические ошибки следующие высказывания: «К чему вам ажитироваться?»; «У него какой-то бзик есть» [5, 4]. Языковед пишет о том, что целесообразно заменить иноязычные лексемы ажитироваться, бзик русскими аналогами волноваться, сумасшествие. На конкретных примерах В.Р. Долопчев иллюстрирует затронутую им проблему выбора лексем для наполнения дискурсов-текстов. Он констатирует, что выбор одной из лексем-параллелизмов происходит в соответствии с типом высказывания. Несколькими годами позднее А.Б. затрагивает тот же вопрос: «Волею-неволей <…> в складе и в способе выражений стало наконец отражаться гнетущее влияние переживаемого времени» [1, 4]. По мнению языковеда, «переживаемое время» и порождает актуализацию одних лексем-параллелизмов и перемещение на периферию словарной системы других. Обличая периодическую литературу конца XIX века, которая породила моду на употребление в речи заимствований, а также способствовала расширению сочетаемости некоторых русских лексем, А.Б. отмечает зависимость, существующую между содержанием в слове оценочного компонента или коннотации и активностью его использования в разных контекстах. Сравнивая пару безобразие - бесчинство, он пишет: «Мало кто признает за словом безобразие, по отношению к действиям и поступкам людей, полную логичную правильность <…> Но как выражение это довольно сильное для клеймения постыдных, позорных, безнравственных, гнустных дел - орудие не лишнее» [1, 31]. По мнению А.Б., приоритету одних лексем-пераллелизмов перед другими в границах русского литературного языка способствует расширение контекстов употребления одного из слов. Таким образом, в конце XIX века среди лингвистов, занимающихся вопросами нормирования русского языка, формируется представление о том, что перемещения в сфере слов-параллелизмов осуществляются по таким причинам, как особенности развития русского литературного языка, актуализация коммуникативно-речевых ситуаций определенного типа, требующих набора одних и тех же лексем, наличие в семантике лексической единицы оценок и коннотаций, а также аномалии в области синтагматики, проявляющие себя в расширении сочетаемостных возможностей слов-эквивалентов. За период длиною в 50 лет происходит глубокое осознание того, что языковые изменения осуществляются под действием определенных законов, в рамках которых функционирует система на всех уровнях. Данное осмысление является важным этапом в развитии отечественной лингвистики, так как оно в дальнейшем позволит перейти от разрозненных высказываний к формированию единой теоретической системы, способной полностью объяснить факты существования языка на всех его уровнях. Подобное осознание явится предпосылкой к тому, чтобы в работах отечественных лингвистов дооктябрьского, послеоктябрьского периода началось формирование единой теории экстралингвистических и лингвистических причин, под влиянием которых происходит движение в группировке слов-параллелизмов.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.