ПРЕДПОСЫЛКИ ЗАРОЖДЕНИЯ КИТАЙСКОЙ ИНИЦИАТИВЫ «ОДИН ПОЯС И ОДИН ПУТЬ» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СТРАНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Сайпидинов И.М.,Кадырова Т.К.

Ошский технологический университет


Номер: 4-3
Год: 2017
Страницы: 126-128
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

«один пояс и один путь», региональное сотрудничество, инфраструктурный мегопроект, Центральная Азия, «One Belt and One Road», regional cooperation, infrastructure megaproject, Central Asia

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье рассматриваются политические и экономические предпосылки зарождения китайской инициативы «один пояс и один путь». Выдвигается тезис, что Китай в рамках инфраструктурного проекта стремится переориентировать свой рынок сбыта с США в Европу. Целью данного исследования является анализ влияния данного инфраструктурного проекта на страны Центральной Азии и его дальнейшие экономические аспекты. Материалы данной статьи могут быть использованы при проведении лекционных и практических занятий

Текст научной статьи

Китайский инфраструктурный мегопроект «Один пояс и один путь» по масштабам реализации можно сравнить со строительством великой китайской стены. По предварительным данным в реализации данного проекта предусматривается участие более 47 стран, а общая проектная стоимость составит более 900 млрд. долларов США. По официальным данным Китая, «Один пояс и один путь» охватывает большую часть Евразии, соединяя развивающиеся страны, в том числе новые экономики и развитые страны. На территории мегапроекта сосредоточены богатые запасы ресурсов, проживает 63 % населения планеты, а предположительный экономический масштаб - 21 трлн долларов СШАP [ 1]. Суть проекта, по нашему мнению, представляет собой реглобализацию мировой экономики по-китайски т.к. строительство морских и сухопутных экономических коридоров почти все ведут в Европу и направлены на упрощение процедуры логистики китайских товаров. Здесь мы хотим выразить свой тезис, что Китай стремится переориентировать свой рынок сбыта из США в Европу. Китай, своему бурному экономическому росту обязан США. В конце 1970 гг. крупные американские корпорации начали размещать свои основные производства, новые технологии в Китай, а также вкладывать огромные прямые инвестиции в экономику КНР. В 1978 г. Китай по показателю ВВП находился лишь на 10-м месте, а уже в 2010 г. занял 2-е место в мире после США, а по некоторым экономическим показателям КНР уже перегнал Америку. Доход на душу населения с 1978 г. по 2012 г. вырос с 190 до 5680 долл., а в настоящее время достиг почти 7500 долл. В соответствии с международными стандартами Китай уже вошел в ряд стран мира со средним уровнем доходов. По мнению некоторых экономистов, если Китай и дальше будет развиваться такими же экономическими темпами, то лет через 10 Пекин может обогнать США и занять первое место [2]. Новоизбранный президент США Дональд Трамп, неоднократно давал понять, что считает Китай внешнеполитическим и экономическим противником своей страны. В частности то, что Пекин якобы "обложил тяжелыми сборами" американские товары, идущие в КНР, хотя китайские товары в США такими сборами не облагаются. Новый президент США делает акцент, что Пекин специально занижает курс своей национальной валюты - юаня, чтобы заполнить американские рынки своей продукцией и лишить американских производителей прибыли. По этой причине США имеет отрицательный торговый баланс с Китаем, что является причиной недовольства США. В ноябре прошлого года он оценил американские потери в 400 млрд долларов в год. Кроме того, Трамп обещал ввести 45% пошлины на китайские товары и критикует крупные американские компании за вывод производственных мощностей за пределы США и обещал принять меры для их возвращения в страну, включая производственные мощности расположенные в КНР [3]. В 2016 году уполномоченные представители стран ЕС заявили о своей готовности обсудить вопрос о придании Китаю статуса рыночной экономики. Если это произойдет, то ворота европейского рынка распахнутся для китайских товаров, серьезно потеснив позиции американских, турецких и других конкурентов. Китай сможет снизить зависимость от американского рынка и усилить своё влияние в Европе в ущерб влиянию США. Американцы уже выступили категорически против данных шагов ЕС. В 2014 г. объем торговли между Китаем и странами ЕС составил 614 млрд. долл., при этом импорт китайских товаров в ЕС - 330 млрд. долл., а к 2020 г. китайские власти намерены довести объёмы торговли до одного триллиона долларов. Американские СМИ заявили, что ЕС пошел по скользкой дорожке усиления взаимодействия с Китаем, а его действия нанесут серьезный удар по созданию торговой зоны Евроатлантического партнерства [4]. Отношения между США и Китаем давно имели натянутый характер, но при новом президенте США Д. Трампе они уже имеют четко выраженный конфликтационный характер. По нашему мнению, руководство КНР прогнозировало, что им придется в будущем переориентировать свои рынка сбыта из США в другие страны. Реализация инфраструктурного проекта «Один пояс, один путь» является одним из главных механизмов для Китая по переориентации своего рынка сбыта из США в Европу. Концепция проекта «Один пояс, один путь» была впервые анонсирована председателем КНР Си Цзиньпином осенью 2013 года во время его визита в страны Центральной Азии. Проект стал одним из главных долгосрочных экономических инициатив Си и предусматривает создание трех трансевразийских экономических коридоров: северного (Китай - Центральная Азия - Россия - Европа), центрального (Китай - Центральная и Западная Азия - Персидский залив и Средиземное море) и южного (Китай - Юго-Восточная Азия - Южная Азия - Индийский океан). Два направления сухопутного экономического коридора китайского проекта проходят через страны ЦА, это дает возможность Центрально - Азиатским государствам получить от КНР инвестиции, кредиты, на строительство инфраструктуры, развитие торговли, реализацию энергетических проектов. Экономика стран Центральной Азии носит сырьевой и сельскохозяйственный характер, ориентирован на экспорт энергоресурсов, продукций сельского хозяйства и рабочей силы. Падение цен на сырье, рецессия в России, снижение денежных переводов от трудовых мигрантов негативно повлияло на экономику стран Центральной Азии. Интерес Запада к региону снижается, а возможности России инвестировать в нем ограничены из-за рецессии. Китай же в последнее десятилетие стал ведущей экономической силой и уже инвестировал миллиарды долларов в экономику стран Центральной Азии. В условиях нестабильности мировой экономики, элиты стран Центральной Азии рассматривают китайский вектор, учитывая растущий потенциал КНР, как один из важнейших - источников внешних инвестиций, но при этом надо учитывать, что просто так китайцы деньги в долг не дают. Они требуют участия в финансируемых проектах («принцип совместного строительства и совместного использования») или не прочь получить долю в месторождениях. Надо учитывать, что на постсоветском пространстве сосредоточены значительные запасы газа, нефти, золота, никеля и остальных цветных металлов. Хотя Казахстан и Кыргызстан являются членами Евразийского экономического союза но в 2015 году внутренний товарооборот между странами союза сократился на 32%, а в 2016 на 12%. Согласно статистике товарооборот между Китаем и ЦА вырос, по данным МВФ, с $1,8 млрд в 2000 г. до $50 млрд в 2015 г. Для Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана Китай является основным торговым партнером, обеспечивая более 30 процентов в совокупном товарообороте каждой страны. Официальное кредитование Китаем региона ЦА также резко возросло, с 262 млн. долларов в 2007 году до 5 435 млн. долларов в 2015 году. Например, Китайские инвестиции в Казахстан, Узбекистан и Туркмению превышают российские в 10,7 раза. Китайцы стремятся в первую очередь экономическим путем усилить свое влияние и присутствие в Центральной Азии - будь то Кыргызстан, Таджикистан, Казахстан, Туркмения или Узбекистан. Они везде с большими затратами осуществляют свою экономическую стратегию: строят дороги, нефте- и газопроводы, оказывают финансовую помощь, содействие в подготовке национальных кадров, подминают под себя местный рынок, стремятся, чтобы ШОС отвечала китайским национальным интересам. Внешние долговые обязательства перед Китаем растут быстрыми темпами, особенно Кыргызстан и Таджикистан, которые уже должны Китаю баснословные суммы, например, долг этих стран уже оцениваются в 1 млрд. долл [5]. Китайская внешняя политика нацелена, прежде всего, на удовлетворение внутренних потребностей. Для этого им и нужны рынки сбыта, обеспечение ресурсами. Пока это можно решить в Центральной Азии, они будут вкладывать там деньги. Кроме того, Казахстан и Кыргызстан являются членами Евразийского экономического союза, что делает республики Центральной Азии еще более привлекательными для Китая, так как расположенные здесь китайские предприятия получат прямой выход на российский рынок. По результатам исследования были получены следующие выводы: - Суть китайской инициативы «одного пояса и одного пути» заключается в поиске, формирование и продвижение новой модели международного сотрудничества и региональной интеграции в Евразии, где лидирующую роль будет играть Китай; - Формирования новой экономической инфраструктуры для освоения новых рынков стран в Евразии для экспорта товаров и капитала; - Экономическая и долговая зависимость стран Центральной Азии от Китая будет только усиливаться.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.