ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА ФОРМИРОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ ЭЛИТ УКРАИНЫ Коваленко Д.А.

Санкт-Петербургский государственный университет


Номер: 4-4
Год: 2017
Страницы: 45-48
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

региональные элиты, элитообразование, клановость, регион, политико-географические факторы и условия , regional elite, the creation of elites, сlannishness, region, political and geographical factors and conditions

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В настоящей статье рассматривается специфика процесса элитообразования на территории современной Украины. Особое внимание уделено особенностям функционирования и становления региональных элит для объективного понимания процессов элитообразования на современном этапе.

Текст научной статьи

Изложение основного материала. В ХХ в. исследования властных групп становится одним из самых перспективных и популярных направлений современной науки. Только за последнее столетие эти исследования вылились в формирование многочисленных школ и направлений элитологии. Для современного понимания элит стоит выделить труды таких ученых как В. Парето, Р. Михельс и Г. Моска. Так, В. Парето ввел в научный оборот термин «элита», под которым понимал совокупность наделенных особыми психологическими и социальными качествами индивидов (социальное меньшинство), которое отличается от большинства высокой результативностью и действует с высокими показателями в той или иной сфере деятельности [4, с. 85]. Наряду с элитой существует и потенциальная элита («контрэлита») - лица, которые по своим качествам могли бы составить элиту, но по каким-то причинам этого не смогли сделать. Такой взгляд на элиту нашел отражение в творчестве представителей ценностного подхода в понимании элит; определяющие качества элит рассматриваются в трудах таких выдающихся ученых, как Х.Ортега-и-Гассет, О. Конт и др. [12, с. 191]. Г. Моска к элите относит политический (правящий) класс, под которым следует понимать совокупность лиц наделенных определенными качествами и способностями (высокое положение в обществе, военная сила, священный сан, богатство, происхождение (преимущественно рождения, семейные связи), знания и опыт управления), который монополизируют власть в своих руках . [12, с. 192]. Как активное меньшинство элиту рассматривал Р. Михельс. Однако, в его видении это меньшинство пытается выйти из-под контроля граждан и подчинить политику собственным интересам. Причинами появления элит ученый считал не личные качества людей, а сущность самой организации, которая требует наличия руководящего аппарата. Такая элита непременно перерастает в олигархию. Выделение элитарных групп в современном обществе, где значительную роль играют партии, он назвал «железным законом олигархии». Исследователь делает вывод, что демократия вряд ли осуществима, так как обязательно превращается в олигархию [12, с. 192]. Согласно наиболее распространенному сегодня функциональному подходу, под региональной элитой следует понимать совокупность лиц, которые занимают статусные позиции в структурах власти или непосредственно влияют на эти структуры и процесс принятия политических решений. Такой подход освобождает исследователя от необходимости следования аристократическим установкам, которые большое внимание уделяют личным качествам представителей элит [3, с. 52]. В региональной элите выделяются: 1) лица, занимающие ключевые должности в органах власти и местного самоуправления, непосредственно влияющие на принятие политических решений в своем регионе (сюда же иногда относят и парламентариев от региона). Иначе их еще называют властной элитой; 2) региональная политическая элита - лица, не наделенные властными полномочиями, но принимающие участие в политической жизни региона и влияющие на его ход. К их числу относят лидеров и основных представителей политических партий и общественных организаций, представителей деловой элиты, религиозных или национальных лидеров; 3) лидеры общественного мнения - лица, не занимающиеся политической деятельностью, но косвенно могут влиять на процесс принятия решений (например, представители интеллектуальной элиты, «уважаемые люди» региона, позиция которых может влиять на общественное мнение); 4) контрэлита - совокупность лиц, обладающих характерными для элиты качествами, но не имеют доступа к руководящим функциям через нынешнее служебное положение, социальный или материальный статус [4, с. 312-315]. Достаточно интересна в этом плане точка зрения украинского философа С. Дацюка. Он указывает на недопустимость применения функционального подхода в исследовании не только общегосударственной элиты, но и региональной, поскольку «элита - прослойка не функциональная, ибо в ней нет субъекта, который определяет ее функцию, она сама есть тот первый и последний субъект »[1]. Ученый отрицает разделение элит на политическую, деловую, религиозную, интеллектуальную, техническую и др. «Элита определяется добровольно взятым на себя определенным уровнем ответственности - за государство, за город, за корпорацию. То есть существует только бизнес-элита и политическая, которая условно может делиться на государственную и городскую по уровню вызовов, которые каждая из них берет на себя… Всякая элита должна быть и творческой, и научной, и технической, и религиозной - не функционально, а за ролью »[1]. Таким образом, большинство современных исследователей региональную элиту все же рассматривают с позиций ее вовлеченности в политическую жизнь своего региона, нередко отождествляя последнюю с политической элитой. Таким образом, выше названные характеристики и подходы позволяют определить региональную элиту как социальную страту, которая находится в процессе трансформации, в результате конкуренции за власть, влияние и возможности представлять интересы общества, или в процессе хранения и получения возможностей максимизировать полезность использования существующих в регионе социальных, экономических и культурных ресурсов в общественных или личных целях. Еще одним существенным моментом в исследовании региональной элиты является определение ее влияния. Территориальный принцип в современной политической географии различает элиты на макроуровне (мир в целом, крупные геополитические регионы), мезоуровне (элиты отдельных стран) и микроуровне (отдельные провинции, местности и города, специфические в политическом отношении территории анклавы) [3, с. 245]. Вместе с тем, по мнению некоторых исследователей, такое разделение в соответствии с территориальным принципом не отражает в полной мере проблему элитообразования в регионе. Так, С. Дацюк отмечает, что региональная элита - это в значительной степени совокупность местных элит, входящих в нее, поскольку не существует региональных громад, существуют только местные громады [1]. При понимании «региональной элиты» исследователь отталкивается, прежде всего, от особенностей административно-территориального устройства Украины, согласно которому под регионом следует понимать области и районы. «Отношения городов регионов с районами регионов нельзя рассматривать как отношения каких-то разных элит. Региональные элиты в значительной степени являются элитами городов этих регионов. Конфликты между городской властью и властью областной - это исключительно административные конфликты, и они не формируют различные виды элит внутри региона, так как ресурсы городов несоизмеримы с ресурсами регионов вне городов »[1]. Одним из наиболее важных аспектов исследования региональных элит есть характеристика региона как территориального фактора формирования и деятельности элит. Формирование регионов и их существование в пределах современных государственных границ Украины происходило неоднородно, что не могло не отразиться на процессах формирования местных элит. Здесь следует отметить целый ряд факторов, определивших особенности историко-географического развития регионов страны. Во-первых, это разная историческая судьба отдельных регионов (в частности, части Западной Украины), которые до середины ХХ века входили в состав различных государственных образований (Российской, Австро-Венгерской империи, Речи Посполитой, Советского Союза, Румынии). Даже после присоединения этих территорий в состав Украины (УССР) здесь продолжала существовать свойственная региону ментальность, особая историческая память. Зато Восточные регионы Украины традиционно ассоциируются с пророссийской ориентацией, основной причиной чего стало заселение промышленного региона страны выходцами из других республик бывшего СССР. В результате, в регионах сформировались разные типы политического сознания региональных элит, разная геополитическая ориентация , а также проблема «местного патриотизма», которая в ситуации обострения внутриполитической жизни вылилась в центробежные тенденции независимости самопровозглашенных республик. Во-вторых, при рассмотрении территориального фактора следует учитывать и политико-географические факторы, такие как размеры, близость к границе с соседними государствами, промышленный потенциал, распределение природных ресурсов. Так, портовая инфраструктура южных регионов Украины (особенно Одесской области) обеспечила им достаточно выгодные позиции в возможностях экономического развития, пограничные области Западной и Восточной Украины в экономическом сотрудничестве были нацелены на разные векторы, в конце концов, привело к конфликту интересов местных элит, общества и центральной власти в 2013 - 2014 гг. Одной из самых болезненных проблем современной региональной элиты на Украине, на которую неоднократно указывают исследователи, является ее клановость. Так, по мнению С. Рыбалко, «публицистические представления о клановой организации региональных элит является отражением осмысления информации о непрозрачном характере формирования местных и региональных властных центров» [7, с. 49]. Другой исследователь А. Пикалов более категоричен в этом плане: «Можно сказать, что в современной Украине есть кланы, но нет региональных элит, или, если быть точным, то региональная элита существует в основном в клановой форме» [5]. Кланом называют теневую, закрытую группировку, которая не имеет легитимного оформления и образовалось на основе общих, в основном финансово-материальных интересов его участников [6, с. 72]. Характеризуя кланы, сотрудники Института социологии НАН Украины отмечают: «Смысл клана заключается не только в противопоставлении собственных интересов общественным, государственным, но и в противостоянии другому клану или кланам. Кланы пытаются расширить сферы своего влияния путем подчинения или уничтожения конкурентов. Борьба кланов идет вне правового поля государства, нелегитимными методами. Главными средствами, которые при этом используются, есть подкуп, шантаж, война компроматов в СМИ, заговор и т.д., вплоть до террористических актов »[6, с. 72]. После провозглашения независимости Украины, региональными элитами достаточно быстро реанимируются и создаются новые клановые связи, что объясняется дезинтеграцией общества, разбалансированностью аппарата государственного управления, кризисными явлениями в экономике, политике, социальной сфере и т.д. [11, с. 68; 6, с. 74]. К концу 90-х годов на Украине исследователями выделялись такие клановые региональные элиты: • Галицкий (львовский) клан, который сформировался из львовской диссидентской контрэлиты. К ней можно отнести В. Черновола, Д. Павлычко, Л.Скорик, И.Юхновского, трех братьев Горыней, В.Червония, И.Грынива. Этот клан использовал довольно удачную комбинацию ресурсов: социальных (приход к власти новых лиц), символических (пропаганда идеи украинской государственности, проевропейскую ориентацию), культурных (формирование украинской национальной идеи, возрождение языка и культуры и т.д.); • Днепропетровский клан, который еще со времен СССР занимал достаточно сильные позиции, а с приходом к власти Л.Кучмы и его команды получил новый шанс на расширение своих властных возможностей. Характерной чертой этого клана называют тесную связь со старой партийно-номенклатурной элитой; • Донецкий клан, в начале 90-х также серьезно заявлял о своих претензиях на общегосударственный уровень, однако вынужден был уступить днепропетровскому. Реваншем донецкого клана были победы на парламентских выборах 2006 и 2007 годов, а также победа представителя клана - В.Януковича - на президентских выборах 2010. Для донецкого клана характерны тесные связи с криминалитетом и большими финансовыми группами еще с начала 90-х ; • Харьковский клан, который получил довольно прочные позиции благодаря наличию в регионе высокого научного и промышленного потенциала, весомым культурным достижениям. Большим авторитетом на Украине пользовались такие представители харьковской региональной элиты, как А.Масельского, Кушнарев и др ; • Южный клан, который активно использовал выгодное географическое положение: «Выход к морю и уникальные возможности, которые давали пограничное положение, большое количество портов с развитой инфраструктурой, судостроения, близость к театру военных действий в Приднестровье, давние традиции« порто-франко » и присущая южанам подвижность и предприимчивость - все это делало южную региональную элиту чрезвычайно конкурентоспособной и опасной для других региональных элит. Однако, в силу различных обстоятельств, южный клан не воспользовался возможностями в полной мере »[11, с. 93-94]. В общем, как отмечается учеными, клановость региональных элит не является чисто украинской проблемой. «Естественная вещь, - отмечал С. Максименко, - когда элита определенного региона пытается отстаивать свои интересы на национальном уровне». Однако собственно про клановый характер элиты свидетельствует то, «отстаивает ли элита конкретного региона исключительно свои собственные интересы или она понимает, что она является представителем определенной громады, поэтому должна отстаивать также и интересы данной территории. Это основное отличие Украины от других стран »[2]. Клановость украинской элиты привела к общему кризису региональной и общегосударственной элиты. События февраля - марта 2014 показали, что региональные элиты, построенные по принципу клановости не в состоянии адаптироваться к масштабным демократическим изменениям. Как указывают украинские специалисты, «история становления украинской элиты представляет собой постоянную борьбу региональных ФПГ (финансово-промышленных групп) за создание благоприятных условий для существования собственного бизнеса. Политическая жизнь страны стала похожей на конкуренцию между производителями проектов украинского развития. При этом такая конкуренция приобрела характер противостояния не только в экономическом плане, но и в политико-идеологическом »[9]. Выводы. Формирование элит на Украине имеет целый ряд особенностей, связанных с тенденциями развития отдельных регионов. К их числу относят клановость украинской региональной элиты, которая стала следствием советского прошлого страны, формирование крупных финансово-промышленных групп, пытающихся лоббировать собственные интересы на общегосударственном уровне, сращивание бизнес и политической элиты. В значительной степени такая ситуация стала возможной из-за неравномерности распределения промышленных, финансовых, природных ресурсов в различных регионах, разницей в историческом развитии, что повлияло на формирование соответствующего политического сознания населения этих регионов и их элит.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.