CОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ МЕР ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ Салимов А.А.

Евразийский университет


Номер: 4-4
Год: 2017
Страницы: 87-91
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

экстремизм, законодательство, противодействие экстремизму, профилактика экстремизма, терроризм, религиозный экстремизм

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена проблемам совершенствования государственно-правовых мер противодействия экстремизму в Кыргызской Республике. Автором предлагается целый комплекс мер для совершенствования законодательства и правоприменительной практики.

Текст научной статьи

Различные проявления экстремизма за двадцатилетний период развития Кыргызстана получили в нашей стране широкое распространение. Нестабильность социально-экономической ситуации, сложный процесс реформирования системы государственной власти, рост преступности и коррупции приводит к ослаблению государственности, являясь благодатной почвой для реализации противоправных, экстремистских политических, религиозных, националистических целей и задач конкретных лиц, групп и организаций. Несмотря на то что ведется определенная работа по профилактике и предупреждению экстремистской деятельности, но предпринимаемые меры явно недостаточны, о чем свидетельствуют данные статистики, констатирующие неуклонный рост данного вида преступности [1, с.5]. Как показывает практика вопросы противодействия экстремизму и в особенности религиозно-политической его разновидности имеют для Кыргызстана приоритетный характер. К сожалению, события марта 2005 г., апреля 2010 г., и последующими событиями в Оше в июне 2010 года, явились благодатной почвой для развития идей религиозного, политического, информационного экстремизма, сепаратизма, создали в последующем весьма неблагоприятный фон для обеспечения законности и правопорядка и способствовали распространению экстремизма, в особенности национальной (этнической) основе. На наш взгляд, более конкретно они могут выразиться в разработке и осуществлении следующих мер: Важнейшей частью комплекса мер по противодействию экстремизму во всех его формах является создание, развитие и реализация нормативно-правовой базы. Сложившаяся система законов, межведомственных и внутриведомственных нормативных документов призвана четко определить средства, методы, цели деятельности всех субъектов антиэкстремистской деятельности. Правовую основу противодействия экстремистской деятельности в Кыргызской Республики составляют достаточно развитий блок нормативных актов. Наиболее важными из них являются: Закон Кыргызской Республики «О противодействии экстремистской деятельности» от 30 июня 2005 года [2], призванный стать основополагающим нормативным правовым актом в борьбе со всеми видами экстремизма, создать необходимые правовые и организационные предпосылки для преодоления этого опасного общественно-политического явления. В законе закрепляются основные положения государственной политики противодействия всем формам экстремистской деятельности, устанавливаются меры ответственности за её осуществление, а также предусматривается осуществление комплекса профилактических мер по предупреждению действий экстремистского характера. Закон Кыргызской Республики Закон Кыргызской Республики от 12 июня 1999 года № 50 «О политических партиях» [3], согласно ст.3. не допускается создание и деятельность политических партий, имеющих целью и методом действий свержение, насильственное изменение конституционного строя, подрыв суверенитета и нарушение целостности территории Кыргызской Республики, пропаганду войны, насилия и жестокости, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни и вражды, совершение иных деяний, противоречащих конституционному строю Кыргызской Республики и не совместимых с общепризнанными нормами международного права. За указанные нарушения ст. 15 Закона предусмотрена ликвидация политических партий по решению суда. Закон Кыргызской Республики от 15 октября 1999 года № 111 «О некоммерческих организациях [4]. Согласно ст.16. настоящего Закона запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на создание вооружённых формирований, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни», а ст. 44 закона предусмотрена ликвидация таких общественных объединений по решению суда. Закон Кыргызской Республики «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Кыргызской Республике» [5]. Согласно п.9 ст. 4 Закона религиозные организации, миссии и их представители за осуществление деятельности, запрещенной законодательством Кыргызской Республики, несут ответственность, установленную законом. Ст. 29 устанавливает, что нарушение законодательства Кыргызской Республики о свободе вероисповедания и религиозных организациях влечет за собой уголовную, административную и иную ответственность в соответствии с законодательством Кыргызской Республики. Закон Кыргызской Республики Закон Республики Кыргызстан от 2 июля 1992 года № 938-XII «О средствах массовой информации»[6]. Приостановление или прекращение деятельности средств массовой информации возможно по решению учредителя либо суда в случае нарушения требований закона. Статья 23 Закона устанавливает перечень информации, не подлежащей публичному распространению: призыв к насильственному свержению или изменению существующего конституционного строя, нарушению суверенитета и территориальной целостности Кыргызской Республики и любого иного государства; пропаганда войны, насилия и жестокости, национальной, религиозной исключительности и нетерпимости к другим народам и нациям; оскорбление гражданской чести народов; оскорбления религиозных чувств верующих и служителей культа и др. Иные не упомянутые нормативно-правовые акты, в том числе законы, играющие определённую роль в противодействии различным формам экстремистской деятельности на территории Кыргызской Республики и затрагивающие вопросы национальной безопасности. Например, Закон Кыргызской Республики от 8 ноября 2006 года № 178 «О противодействии терроризму»[7] . Одним из важнейших аспектов противодействия экстремистской деятельности является формирование соответствующей нормативной базы, регламентирующей круг субъектов борьбы с экстремизмом, их полномочия, принципы, механизмы взаимодействия и другие необходимые вопросы. Необходимо разработка и принятие общегосударственной программы - Концепции противодействия экстремизму Кыргызской Республики. 20 февраля 2009 года №1395 Указом Президента была утверждена Концепция национальной безопасности[8]. Целью программы было обеспечение безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности на длительный период. Провозглашалось участие в международном сотрудничестве по проблемам международной безопасности, включая противодействие международному терроризму, сепаратизму и религиозному экстремизму, борьбу с наркобизнесом и международной организованной преступностью и др. К внутренним угрозам, наряду с ухудшением образовательного и культурного потенциала населения, было отнесено рост радикальных религиозных течений и межконфессиональных противоречий. Необходимо совершенствование отдельных положений Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности». Недоумения вызывает вводная часть Закона, согласно которой указанным нормативным актом устанавливается ответственность за осуществление экстремистской деятельности. Ответственность за совершение экстремистских правонарушений или преступлений может устанавливаться лишь Кодексом КР об административной ответственности либо УК КР, о чем прямо говорится в указанных документах. Поэтому любой иной нормативно-правовой акт может лишь констатировать наличие этой ответственности, но никак не устанавливать ее. Определенные нарекания вызывает также тавтологическое содержание ст. 3 рассматриваемого Закона. Здесь законодатель, формулируя два направления противодействия экстремистской деятельности, в качестве первого из них определяет «принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности...», что полностью охватывается понятием второго направления: «выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц». Видимо, законодатель стремился еще раз подчеркнуть приоритет мер превентивного характера, но в данном случае, на наш взгляд, было бы более корректным говорить о двух следующих направлениях противодействия экстремизму: предупреждение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц; пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц. Очерчивая в статье 4 Закона круг субъектов, осуществляющих противодействие экстремистской деятельности, законодатель упомянул лишь о носителях публичной власти, упустив из виду тот факт, что противостоять экстремизму должны не только правоохранительные органы, но все общество, о чем косвенно указывается и в статье 2 Закона, согласно которой одним из принципов соответствующего противодействия является «...сотрудничество государства с общественными и религиозными объединениями, иными организациями, гражданами...». В этой связи полагаем возможным предложить следующую редакцию статьи 4 закона «О противодействии экстремистской деятельности»: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления участвуют в противодействии экстремистской деятельности в пределах своей компетенции и на основе сотрудничества с общественными и религиозными объединениями, иными организациями и гражданами». В статье 5 рассматриваемого Закона содержится положение; согласно которому «в целях противодействия экстремистской деятельности органы государственной власти, органы местного самоуправления в пределах своей компетенции в приоритетном порядке осуществляют профилактические, в том числе воспитательные, пропагандистские, меры, направленные на предупреждение экстремистской деятельности». Сказанное позволяет говорить о том, что в настоящее время государство в лице отдельных должностных лиц, призванное противодействовать экстремизму, не только проигрывает информационную борьбу в данной сфере, но и зачастую активно способствует этому. Согласно ст. 7 Закона, «Общественному или религиозному объединению либо иной организации в случае выявления фактов, свидетельствующих о наличии в их деятельности, в том числе в деятельности хотя бы одного из их региональных или других структурных подразделений, признаков экстремизма, выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости такой деятельности, с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений. В случае, если возможно принять меры по устранению допущенных нарушений, в предупреждении также устанавливается срок для устранения указанных нарушений, составляющий не менее двух месяцев со дня вынесения предупреждения. Предупреждение общественному или религиозному объединению либо иной организации выносится Генеральным прокурором КР или подчиненным ему соответствующим прокурором. Предупреждение общественному или религиозному объединению может быть вынесено также органом исполнительной власти в сфере юстиции или его соответствующим территориальным органом. Предупреждение может быть обжаловано в суд в установленном порядке. Из приведенного положения следует, что, независимо от специфики экстремистских деяний, осуществляемых в рамках общественного или религиозного объединения либо иной организации Закон «О противодействии экстремистской деятельности» предписывает соответствующему должностному лицу во всяком случае выносить в отношении субъекта правонарушения предупреждение, в то время как соответствующий порядок назначения административного наказания должен регламентироваться нормами Кодекса КР об административной ответственности. Таким образом, законодатель, регулируя общественные отношения, возникающие в связи с совершением административного правонарушения, нормой статьи 7 Закона «О противодействии экстремистской деятельности» нарушает положение, закрепленное в ст. 1.1. КоАО КР согласно которому законодательство об административных правонарушениях состоит только из названного Кодекса. В этой связи предлагаем следующую формулировку ч. 1 ст. 7 Закона «О противодействии экстремистской деятельности»: «Общественному или религиозному объединению либо иной организации в случае выявления фактов, свидетельствующих о наличии в их деятельности, в том числе в деятельности хотя бы одного из их региональных или других структурных подразделений, признаков экстремизма, может быть вынесено предупреждение в письменной форме о недопустимости такой деятельности с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений». Аналогичные нарекания вызывает ст.8 Закона, согласно которому в случае распространения через средства массовой информации экстремистских материалов либо выявления фактов, свидетельствующих о наличии в их деятельности признаков экстремизма, учредителю и (или) редакции (главному редактору) выносится предостережение. Таким образом, в целом можно говорить о формировании в Кыргызской Республике комплекса антиэкстремистского законодательства, однако для всех нормативных правовых актах в этой сфере характерна декларативность, отсутствие в них координации действий со стороны всех заинтересованных участников процесса, либерализованный характер мер юридической ответственности, а самое главное отсутствие указания на источник финансирования мероприятий. Поэтому необходимо подвергнуть экспертизе действующие, а также разработать и принять законы и другие правовые акты в сферах этнокультурной и миграционной политики, противодействия экстремизму

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.