ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩЕГО ВОПРОСЫ БОРЬБЫ С ЭКСТРЕМИЗМОМ Салимов А.А.

Евразийский университет


Номер: 4-4
Год: 2017
Страницы: 91-94
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

экстремизм, законодательство, противодействие экстремизму, профилактика экстремизма, терроризм, религиозный экстремизм, extremism, legislation, counteraction to extremism, prevention of extremism, terrorism, religious extremism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена правовому анализу зарубежного законодательство, регламентирующего вопросы борьбы с экстремизмом. Автор считает что сравнительно-правовой анализ позволит выявить общие черты и тенденции развития юридической ответственности за экстремизм в разных странах и регионах мира, установить отличия в правовом регулировании проблемы, и, найти наиболее приемлемые, заслуживающие одобрения зарубежные правовые нормы и институты для их включения в правовую систему Кыргызстана.

Текст научной статьи

Изучение состояния и динамики экстремистской преступности в мире, анализ ее форм, межгосударственного сотрудничества в этой сфере в рамках различных объединений государств (Организация Объединенных Наций, Совет Европы, Шанхайская Организация Сотрудничества, Содружество Независимых Государств) и их международных соглашений, приобретает важное практическое и теоретическое значение. В связи с этим представляет интерес в рамках сравнительного правоведения ознакомление и с зарубежным опытом противодействию экстремизму. Указанное позволит, во-первых, выявить общие черты и тенденции развития юридической ответственности за экстремизм в разных странах и регионах мира, во-вторых, установить отличия в правовом регулировании проблемы, и, в-третьих, найти наиболее приемлемые, заслуживающие одобрения зарубежные правовые нормы и институты для их включения в правовую систему Кыргызстана. Кодифицированный нормативный акт Азербайджанской Республики предусматривает ответственность не только за «Создание не предусмотренных законодательством вооруженных формирований или групп» ст. 279, но и за «Использование Вооруженных сил Азербайджанской Республики и иных вооруженных формирований, предусмотренных законодательством..., против азербайджанского народа или конституционных государственных органов» ст. 275 [1,288]. Лицо, которое принимает участие в любой незаконной военной организации или группе, несет ответственность по ч.2 §114 главы 13 «Преступления против Конституции и высших органов государства» Уголовного кодекса Дании. Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях наказывается лишением свободы от пяти до пятнадцати лет по ст. 244-2 УК Республики Узбекистан[2,266]. УК Болгарии в ч.ч. 1 и 2 ст. 109 предусматривает ответственность за создание, руководство или участие в организации или группе, поставившей целью совершение преступлений против республики[3,92]. В разделе 8 главе 2 «Незаконное объединение» УК Аргентины закреплена подобная норма с несколько более детализированной диспозицией: «наказывается тот, кто принял участие, взаимодействовал, либо содействовал созданию или деятельности незаконного объединения, имевшего целью совершение преступлений, если деятельность объединения способствовала созданию угрозы Национальной Конституции, и оно обладало, по крайней мере, двумя из следующих характеристик: а) состояло из десяти или более лиц; б) имело военную или военного типа организацию; в) его структура включала ячейки; г) располагало боевым оружием или взрывчатыми веществами большой разрушительной силы; д) действовало более чем в одном политическом округе страны; е) имело в своем составе одного или нескольких офицеров или унтер-офицеров вооруженных сил или органов безопасности; ж) имело очевидные связи с другими аналогичными организациями, действовавшими в стране или за рубежом; з) получало поддержку, помощь или руководство со стороны государственных служащих» [4,174]. Возникновение противостояния между посягательствами на конституционный строй и необходимостью его защиты нашло свое отражение и в уголовном законодательстве западных держав. Так, ответственность за «мятеж или повстанческую деятельность», как самостоятельное преступление, впервые была введена в американское законодательство во времена Гражданской войны согласно Закону от 17 июля 1862 г. В действующем Федеральном Уголовном Кодексе (параграф 2383 раздел 18 Свода законов США), воспроизводящем норму указанного закона, предусмотрено, что «тот, кто подстрекает, побуждает, помогает или непосредственно участвует в мятеже или повстанческой деятельности против властей Соединенных Штатов или их законов карается на срок до 10 лет лишения свободы...». Хотя все судебные прецеденты по данному составу относятся лишь к периоду Гражданской войны США, он неизменно остается в федеральном уголовном законодательстве. Состав «сговора о подстрекательстве к «мятежу» использовался в судебной практике сравнительно чаще. На основании параграфа 2384 федерального УК были осуждены в 1955 году «борцы за независимость» Пуэрто-Рико[5,220]. В законодательстве других стран, не употребляя понятие конституционного строя государства, уголовные кодексы предусматривают схожие предписания в статьях о государственной измене и преступлениях против государственной безопасности. Так, в УК Швеции в ст. 1 главы 19 «О преступлениях против безопасности королевства» установил: «лицо, которое с намерением того, чтобы Королевство или его часть путем насилия или другими незаконными средствами или с иностранной помощью будет поставлено под иностранное господство или станет зависимым от иностранной державы, или чтобы часть Королевства была таким образом отторгнута, совершит деяние, которое составляет опасность реализации такого намерения, должно быть приговорено за государственную измену» [6,54]. УК Австрии в § 242 определяет государственную измену как применение насилия или угрозу его применения в целях изменения Конституции Австрийской Республики или ее федеральных земель либо отделить от Австрийской Республики принадлежащую ей территорию[7,44]. В уголовном законодательстве Китая предусмотрена ответственность за вооруженный мятеж или вооруженные беспорядки, свержение социалистического строя и подстрекательство к этим действиям[8]. Уголовный кодекс Японии в главе 2 «Преступления, относящиеся к внутреннему восстанию» в ст. 78 (Приготовление к совершению внутреннего восстания и заговор с целью его совершения) устанавливает ответственность лиц, осуществивших приготовление или заговор для совершения внутреннего восстания. Статья 77 (Внутреннее восстание и покушение на совершение внутреннего восстания) предусматривает ответственность для лиц, совершивших мятежные действия с целью свержения правительства или отторжения японской территории и иного посягательства на Конституцию Японии. Таковые признаются совершившими преступление внутреннего восстания и наказываются в соответствии со следующей градацией: Главари наказываются смертной казнью или бессрочным тюремным заключением. Лица, участвовавшие в совещаниях о восстании или руководившие толпой, наказываются бессрочным тюремным заключением или тюремным заключением на срок не ниже трех лет[9,66]. Уголовный кодекс Голландии в разделе 1 «Преступления против безопасности государства» книги 2 «Преступления» в ст. 94 запрещает посягательство, совершенное с целью уничтожить или незаконно изменить конституционную форму правления или порядок престолонаследия под страхом пожизненного тюремного заключения или тюремного заключения на срок не более двадцати лет или штрафом пятой категории[10,238]. Уголовный кодекс Польши в главе 17 ст. 127 предусматривает, что тот кто, имея целью лишение независимости, отделение части территории или насильственное изменение конституционного строя Республики Польша, предпринимает в сговоре с другими лицами деятельность, непосредственно направленную на осуществление этой цели, подлежит наказанию лишением свободы на срок не менее 10 лет, наказанию лишением свободы на срок в 25 лет либо наказанию пожизненным лишением свободы. Ст. 128 предусматривает, что тот, кто с целью насильственного устранения конституционного органа Республики Польша предпринимает деятельность, непосредственно направленную на осуществление этой цели, подлежит наказанию лишением свободы на срок не менее 3 лет[11,114]. Уголовный кодекс Эстонской Республики в главе 2 «Преступления против государства» в ст. 62 ч. 2 «Действия, направленные против независимости и суверенитета Эстонской Республики» устанавливает ответственность за действия, направленные на насильственный подрыв независимости и суверенитета Эстонской Республики или на насильственное нарушение территориальной целостности Эстонской Республики, насильственный захват власти либо на насильственное изменение существующего государственного строя и наказываются лишением свободы на срок до десяти лет[12,92]. В главе второй «Иные посягательства на республиканские государственные институты или целостность национальной территории» Уголовного кодекса Франции обращают на себя внимание составы посягательства и заговора. Под посягательством понимается тяжкое государственное (политическое) преступление, состоящее, согласно ст. 412-1 УК 1992 года, в совершении одного или нескольких насильственных действий, способных поставить в опасность республиканские государственные институты или причинить вред целостности национальной территории. В свою очередь, под заговором УК понимает соглашение нескольких лиц, нашедшее объективное выражение в конкретных действиях о совершении посягательства, определенного выше, т.е., по существу, приготовление к посягательству. Определение посягательства в указанной статье достаточно неопределенно. Конструкция состава такова, что им фактически охватываются любые насильственные действия. Вряд ли «одно насильственное действие» сможет поставить в опасность институты государственной власти, а тем более причинить вред целостности национальной территории. К тому же, для привлечения к уголовной ответственности вовсе не обязательно, чтобы эти действия реально поставили в опасность государственные институты, достаточно даже того, что они могли поставить их в опасность. Такая позиция законодателя может привести к чрезмерному ужесточеннию ответственности за данное преступление и приготовление к нему, а также к расширению уголовной репрессии. Тем более, что за посягательство УК предусматривает максимально суровые наказания: тридцать лет уголовного заточения за «обычное» посягательство и пожизненное заточение за посягательство, совершенное публичным должностным лицом. Крайней суровостью и широкой репрессией отличаются нормы об уголовной ответственности за участие в восстании, под которым понимается «любое коллективное насилие, способное поставить в опасность республиканские институты государственной власти или причинить вред целостности национальной территории» (ст. 412-3 УК 1992 года). Из определения восстания видно, что это политическое преступление по своей объективной стороне тождественно посягательству: и то, и другое представляет собой совершение насильственных действий, которые могут поставить в опасность государственные институты или могут причинить вред целостности территории. Различие заключается в том, что восстание - это коллективное, т.е. массовое насилие, а посягательство - насилие индивидуальное, либо нескольких лиц[13,111]. Есть в разделе 10 «Преступления против государственной власти и конституционного порядка» главы 3 Уголовного кодекса Аргентины и нормы, явно относящиеся к другой отрасли законодательства. Так, ст. 231 содержит предписания о том, как национальные власти обязаны разгонять восстание или мятеж: два раза следует предупредить восставших о необходимости разойтись, и возлагается на власть обязанность применить силу в случае невыполнения восставшими этого требования. По законодательству Испании «виновным в преступлении восстания является тот, кто восстает силой и открыто для достижения следующих целей: отменить, приостановить или изменить полностью или частично конституцию; отстранить или лишить всех или части прерогатив и полномочий короля или регента, или членов регентства либо заставить их совершить какое-либо действие против их воли; препятствовать свободному проведению выборов на государственные посты; распустить генеральные кортесы, конгресс депутатов. Сенат или любое законодательное собрание автономий, препятствовать их собранию ; объявить независимость части национальной территории; вывести подразделение вооруженных сил из подчинения правительству» [14,147]. Обобщение и анализ положений данных кодифицированных актов может быть полезен для уголовного законодательства Кыргызской Республики. Речь в первую очередь идет о законодательно-технических приемах, используемых парламентами этих стран. Приведенные нормы уголовных кодексов зарубежных стран, направленные на защиту государственной безопасности, показывают большие возможности по использованию различных средств дифференциации ответственности: в зависимости от субъекта преступления; от цели совершения преступления; путем использования широких диспозиций, включающих целую гамму действий. Обращает на себя внимание в подавляющем большинстве статей прямое указание на насильственный характер действий, либо использование терминологии, предполагающей применение насилия либо имманентной насилию, отождествление отдельных антигосударственных преступлений с изменой родине, наличие норм, относящихся к другим отраслям права, довольно строгие санкции за большинство посягательств - пожизненное лишение свободы. Таким образом, нами представлен, безусловно, далеко не исчерпывающий анализ положений отечественного и зарубежного уголовного законодательства, который позволяет сделать вывод о сходстве подходов разных стран в вопросах уголовно-правовой борьбы с экстремизмом, констатации условий квалификации тех или иных его проявлений.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.