АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ВРЕД Исмаилова М.М.

Кубанский государственный университет


Номер: 4-6
Год: 2017
Страницы: 57-60
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Указом Президента РФ от 5 января 2016 г. № 7 «О проведении в Российской Федерации Года экологии» 2017 год в целях привлечения внимания граждан к вопросам экологического развития Российской Федерации, сохранения биологического разнообразия и обеспечения экологической безопасности объявлен годом экологии в России. Данное решение принято в связи с кризисной экологической ситуацией, которая сложилась в современном мире и обусловила необходимость обязательного нормативного закрепления отдельных правил, касающихся экологических правонарушений, и создание экологического законодательства, за несоблюдение которого предусматривается конкретный вид юридической ответственности. От совершенного деяния зависит вид ответственности, которая может быть имущественной, дисциплинарной, административной и уголовной в соответствии с законодательством. Перечисленные виды юридической ответственности, за исключением имущественной, по большей части осуществляют в данном случае превентивную, карательную и воспитательную функции, в то время как имущественная ответственность - это единственный вид юридической ответственности, основной функцией которого является возмещение вреда природным объектам и по возможности их восстановление. В связи с этим гражданско-правовая ответственность за экологический вред, которая регулируется Гражданским кодексом РФ (далее - ГК РФ), а также иными нормативно-правовыми актами требует детального и углубленного рассмотрения. К определению понятия юридической ответственности в современной науке достаточно много подходов, но отсутствует нормативное закрепление, что и вызывает сложности при определении юридической ответственности за экологические правонарушения. Так, В. Н. Яковлев подчеркивает, что юридическая ответственность за нарушения экологического законодательства выражается в применении органами принудительных мер имущественного или личного характера к предприятиям, учреждениям, организациям, должностным лицам и гражданам, нарушающим экологическое и иное законодательство [5, 97]. Федеральный закон «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 № 7-ФЗ предусматривает несколько субъектов рассматриваемого вида ответственности: физические лица, юридические лица и индивидуальные предприниматели. Указывая также на то, что вред, который был причинен деятельностью данных субъектов, может быть возмещен заказчиком, юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем. Следовательно, согласно ч.1 ст.1064 ГК РФ обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, которое не является причинителем вреда. К примеру, причинителем вреда может быть работник предприятия, но возмещать ущерб, нанесенный его действиями при исполнении служебных обязанностей, будет обязано само предприятие. Также, обратившись к ч. 2 этой же статьи стоит отметить, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Но бывают и обратные ситуации, при которых лицо будет обязано возместить вред даже при отсутствии вины. Институт возмещения вреда, причиненного окружающей среде, является гражданско-правовым, поскольку именно ГК РФ устанавливает общие основания, порядок возмещения вреда, меры и виды ответственности. Ни законодательство, ни правовая наука не могут предоставить иных, специфичных механизмов возмещения вреда природе, отличных от уже существующих и сложившихся в рамках гражданского права. К тому же само обязательство, возникающее вследствие причинения вреда природным объектам и комплексам, является гражданско-правовым отношением, образующимся с момента совершения деликта. В рамках экологических правонарушений предусмотрены различные способы возмещения вреда. Во-первых, в соответствии со ст. 1082 ГК РФ, он может быть возмещен в натуре, путем предоставления вещи того же рода и качества или ее исправления; во-вторых, путем возмещения убытков, предусмотренными ч. 2. ст. 15 ГК РФ, под которыми будут пониматься реальный ущерб и неполученные доходы, т. е. упущенная выгода. Перечисленные способы зачастую носят условный характер, так как имеет место быть объективная невозможность точной оценки такого вреда, а также необратимость его последствий, поэтому существуют и иные специальные способы. Например, таксовый метод исчисления размера вреда, основой которого является использование специальных такс. Таксовый метод подробно раскрывает Н. В. Ивановская, указывая на его несамостоятельность. В подтверждение своей точки зрения она пишет: «Что же касается таксового определения размера вреда окружающей среде, то это не самостоятельная мера экологической ответственности, а способ исчисления причиненного имущественного вреда, учитывающий особенности природных ресурсов и природных объектов. Нельзя считать убедительным аргументом довод о том, что таксовая ответственность имеет своей целью не только компенсировать причиненный природному объекту ущерб в соответствии с гражданско-правовым принципом полного возмещения вреда, но и наказать нарушителя природоохранного законодательства кратным увеличением размера его имущественной ответственности» [1, 4]. Сам ущерб, нанесенный экологическим правонарушением и его последствиями природным объектам, определить довольно сложно, а зачастую о его восполнении в денежном эквиваленте не может быть и речи. Например, в случае истощения запасов полезных ископаемых, уничтожении памятников природы. Этот вред считает необратимым и невосполнимым для природных объектов и человечества. Вернувшись к субъектному составу рассматриваемых правоотношений, следует отметить, что гражданско-правовая ответственность в сфере экологии может наступать как для граждан и организаций, так и для органов государственной власти и местного самоуправления в результате совершения ими незаконных действий (бездействий). В этом случае обращаться необходимо к ст. 1069 ГК РФ, которая раскрывает положение о возмещении данного вреда. Возмещение происходит из казны РФ, субъекта РФ или муниципального образования. Комментарии к указанной статье особое внимание уделяет такому «незаконному действию», как издание не соответствующего закону или иному правовому акту акта, ссылаясь на ст. 13 ГК РФ. Целесообразность возмещения вреда, нанесенного субъектом публично-правового характера и обладающего властными полномочиями, часто ставится под сомнение в науке. Во-первых, возмещение будет происходить за счет налогов и сборов граждан и организаций, а во-вторых, довольно сложно определить в какой момент действия органов государственной власти и органов местного самоуправления переходят границы закона, так как часто решения принимать приходится в условиях экстренной ситуации. Но с другой стороны, освобождать субъектов, наделенных властными полномочиями управленческого характера от имущественной ответственности в рамках экологического правонарушения не представляется возможным. Это будет противоречить основным принципам гражданского права. Если конкретизировать, то в данном случае нарушается принцип равенства правового режима для всех субъектов гражданского права. И. Ю. Ребиков, рассматривая эту проблему говорит, «что имущественную ответственность здесь фактически несет невиновный субъект (государство), но и потому, что данные расходы ложатся дополнительным бременем на налогоплательщиков, уменьшая финансирование иных государственных мероприятий». Выход видится И. Ю. Ребиковым в воссоздании целевого бюджетного экологического фонда, который бы аккумулировал платежи за загрязнение, а также штрафы и иные экологические выплаты с сохранением целевого расходования этих средств [4, 15]. Такая система ранее действовала в России, но просуществовала довольно недолго и окончательно была упразднена в 2001 году. Последствия нарушения экологического и гражданского законодательства не всегда приводят исключительно к возмещению вреда. Например, если действия собственника земельного участка подразумевают под собой нарушение законодательства или несоответствие ему, земельный участок может быть изъят по причине использования земли не по целевом назначению, а также если подобное пользование дает основания для анализа общественной опасности этого деяния или ведет к существенному снижению плодородия. Данные положения напрямую показывают взаимосвязь гражданского и экологического регулирования. Эту тенденцию можно проследить и в не так давно вступившим в официальную силу Федеральном законе от 01.05.2016 № 119-ФЗ «Об особенностях предоставления граждан земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности и расположенных на территориях субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Согласно ч. 5 ст. 9 ФЗ, одним из оснований для прекращения в судебном порядке договора безвозмездного пользования земельным участком будет нарушение требований, установленных лесным законодательством и настоящим Федеральным законом к использованию, охране, защите, воспроизводству лесов. По нашему мнению, законодателю стоит и дальше работать в данном направлении и усиливать значимость гражданско-правового регулирования в вопросах экологии и природопользования. Актуальным вопросом в данной сфере остается развитие нормативно-правового регулирования, выработка и рассмотрение основных тенденций, которые определят и возможно изменят отдельные стороны гражданско-правовой ответственности за экологический вред. М. Х. Османов видит выход из кризисной ситуации в «усилении частноправового элемента в содержании экономически обоснованных экологических отношений» [3, 3]. Позиция М. Х. Османова предельно ясна. Подчеркивая важность именно гражданско-правового регулирования в рассматриваемых правоотношениях, он основывается на практических показателях, говорящих о том, что методы государственно-правового характера хоть и эффективны, но в условиях рыночной экономики недостаточны. В последнее время в рамках гражданского права довольно активно обсуждается одна из важнейших проблем, с которой может столкнуться лицо при возмещении ущерба. Например, при пожаре или аварии на производстве, нанесшей вред природным объектам, размер ущерба может быть неподъемным для организации, которая будет являться причинителем вреда. Как поступать лицу в таком случае? А. А. Иванов предлагает решить данную проблему путем страхования ответственности лиц, владеющих источниками повышенной опасности или осуществляющих деятельность, представляющую повышенную опасность [2, 9]. Но насколько эффективным, а главное «реальным» окажется предложенное решение. В данном случае страховые взносы составят практически неподъемные суммы для организаций, и мало кто будет прибегать к такому способу возмещения вреда. Акцентируя внимание законодателя на отдельных проблемах рассматриваемой темы, стоит также обратиться к определяющим положениям гражданского законодательства, которые указаны ст. 2 ГК РФ, содержащей в себе нормы об отношениях, регулируемых гражданским законодательством. Ни одна норма данной статьи не содержит положения, об отнесении экологических правоотношений к сфере регулирования ГК РФ, хотя на практике мы видим важность гражданско-правового регулирования в рассматриваемых правоотношения. Здесь примечательно отметить зарубежный опыт, а именно Гражданский кодекс Республики Беларусь. В ч. 1 ст. 1 ГК Республики Беларусь, к отношениям, которые регулируются гражданским законодательством отнесены и отношения по охране окружающей среды и использованию ресурсов, чем нормативно определена и подчеркнута важность гражданско-правого регулирования в рассматриваемой сфере особенно во время проблемной экологической ситуации. Как следствие, возможным решением данного вопроса видится внесение в ст. 2 ГК РФ нормы, которая напрямую определяла бы отношения в сфере природопользования и охраны окружающей среды к отношениям, подлежащих регулированию гражданским законодательством. Таким образом, концентрация внимания законодателя на гражданскоправовом регулировании в природоресурсной и природохранной сфере позволит по возможности возместить ущерб, нанесенный производственной деятельностью человека окружающей среде, а также предотвратить негативные последствия вреда, нанесенного природным объектам. Помимо этого, усиление значения гражданско-правовой ответственности в рассматриваемых правоотношениях положительно скажется на правосознании граждан, снизив количество экологических правонарушений и выработав бережное отношение к окружающей среде в обществе, а внесение в ст. 2 ГК РФ предложенной выше нормы окончательно оформит роль гражданско-правового регулирования в сфере природопользования и охраны окружающей среды.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.