О ПРИНЦИПЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ Лапин Е.С.

Саратовская государственная юридическая академия


Номер: 4-6
Год: 2017
Страницы: 60-62
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Вопросы, связанные с сохранением в тайне сведений о личности участника уголовного судопроизводства с тем, чтобы они не могли быть каким-либо образом использованы или разглашены ему во вред (конфиденциальность), весьма остро стоят в повестке дня, как в теоретическом, так и практическом аспектах. Главным образом связано это с тем, что нередко криминальные структуры, отдельные субъекты преступления, иные лица и организации, имеющие интерес в благоприятном для себя исходе разрешения уголовного дела, весьма заинтересованы в получении информации об участниках уголовного процесса, способствующих всестороннему, полному и объективному установлению обстоятельств, имеющих значение для дела, и, следовательно, оказывающих, тем самым, противодействие их противоправным намерениям, с целью повлиять на этих добросовестных участников процесса в сторону изменения занятой ими гражданской позиции. Оттого вопросы конфиденциальности в основном рассматриваются учеными, как правило, в аспекте мер защиты частных лиц при расследовании дел, связанных с организованной преступностью (на уровне докторских диссертаций: Л.В. Брусницын, 2003; О.А. Зайцев, 1999; А.Ю. Епихин, 2004). Почему следует вести речь о конфиденциальности именно как о принципе уголовного судопроизводства? Как известно, Конституция РФ является юридической основой для всей законодательной деятельности российского государства, и, следовательно, для уголовно-процессуального законодательства, формулируя в ряде своих статей важнейшие положения, относящиеся к организации судопроизводства, поскольку принцип конфиденциальности это принцип деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Таким образом, Конституция РФ устанавливает принципы уголовного процесса. Рассматриваемый принцип проистекает из ч. 1 ст. 23 и ч. 1 ст. 24 Конституции РФ. Положение Конституции РФ, закрепленное ч. 1 ст. 23, гласит о праве на неприкосновенность частной жизни человека путем гарантирования сохранения личной и семейной тайны (сведений о фактах биографии лица, о состоянии его здоровья, об имущественном положении, о роде занятий, об убеждениях, оценках, об отношениях в семье и с другими людьми и т.п.), а ч. 1 ст. 24 Конституции РФ устанавливает ограничения по сбору, хранению, использованию и распространению указанных сведений. Законодатель, обязывая граждан в случаях публично-правового значения, к которым, в частности, относится уголовное судопроизводство, представлять о себе личные (персональные) данные, а также наделив правом должностных лиц, полномочных осуществлять уголовное преследование, получать эти данные у самих этих граждан или из иных источников либо путем проведения соответствующих поисковых действий, устанавливает в то же время запрет для лиц, которые в силу своего служебного положения получили доступ к такого рода данным граждан, передавать их огласке. Поэтому соблюдение конфиденциальности следует рассматривать как одну из основополагающих идей уголовного процесса, которая определяет содержание отдельного его института - сохранения в тайне сведений о личности участника уголовного судопроизводства как уголовно-процессуального средства защиты этой личности. Скажем здесь, кстати, что соблюдение конфиденциальности давно известно уголовно-процессуальному законодательству. Так, в ст. 63 Наказа Судебным Следователям от 8 июня 1860 г. сказано: «Если при обыске окажется нужным пересмотреть бумаги, то сие надлежит делать с крайней осторожностью в присутствии обвиняемого или домохозяина и не оглашать тайн, ниже других обстоятельств, не относящихся к следствию» [2, 721], ввиду «охранения тайн семейных или относящихся к каким-либо промышленным или торговым» [3, 760] и т.д. Название термина «конфиденциальность», происходит от латинского слова confidentia доверие и означает - «доверительный, не подлежащий огласке, секретный» [4, 251]. Он не сформулирован в научном, но отчасти в нормативном правовом плане. Попытка законодательно его определить была сделана в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», а также в Положении о лицензировании деятельности по технической защите конфиденциальной информации, утвержденном постановлением Правительства РФ от 3 февраля 2012 г. № 79 (в ред. от 15 июня 2016 г. № 541). Исходя из содержания п. 7 ст. 2, ч. 2 ст. 9 и ч. 1 ст. 16 названного закона и п. 1 указанного Положения, можно логично прийти к выводу, что под конфиденциальной информацией понимается не содержащая сведения, составляющие государственную тайну, информация, доступ к которой ограничен федеральными законами и подлежит обязательной защите правовыми, организационными и техническими мерами со стороны лица, получившего доступ к такой информации, с возможностью ее передавать третьим лицам не иначе как по согласию обладателя этой информации либо в случаях и порядке непосредственно закрепленных в законе. Принцип конфиденциальности - отнесения к сведениям ограниченного доступа данных о личности граждан в силу непосредственного действия указанных конституционных норм - прямо не записан в уголовно-процессуальном законодательстве в виде отдельной статьи. Но, не будучи текстуально обозначенным процессуальным термином, он содержится в соответствующих положениях закона, вытекает из их смысла. Постатейный анализ закона показывает, что регламентация в области конфиденциальности названных сведений носит разрозненный, ситуационный характер. Так, об ограничении гласности в вопросах о данных личности в той или иной мере затронуты в нормах: ч. 3 ст. 11, ч. 1 ст. 13, ч. 2 ст. 29, п. 3 ч. 3 ст. 31, ч. 5 ст. 49, ч. 4 ст. 96, ч. 2 ст. 144, ч. 5 ст. 49, ч. 4 ст. 96, ч. 9 ст. 166, ч. 7 ст. 182, ч. 3 ст. 183, ч. 2 ст. 217, ч. 3¹ ст. 227, п. 1 ч. 2 ст. 241, ч. 24 ст. 328, ч. 2 ст. 474¹ УПК РФ. Налицо основание для вывода о необходимости наличия регламентирующей в целом, общей нормы о конфиденциальности сведений о личности участника уголовного процесса, представляющей собой по характеру принцип уголовного судопроизводства. Потому как видно из законотворческого процесса, имеется тенденция к появлению всё новых случаев - законодательного закрепления ситуаций, при которых возникает необходимость сохранения в тайне сведений о личности того или иного участника уголовного судопроизводства [1, 22]. Необходимо отметить, что положения, обеспечивающие конфиденциальность данных, закреплены и в ряде других федеральных законов, регламентирующих деятельность должностных лиц, представляющих результат своей деятельности в уголовный процесс. Так, в ч. 8 ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» записано, что органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается «разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами». Также существует Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», которым регулируются отношения, связанные с обработкой персональных данных физических лиц, в том числе возникающих по поводу осуществления правосудия (ч. 2 ст. 11, п. 2 ч. 8 ст. 14, п. 7 ч. 3 ст. 23). Таким образом, в целях обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при использовании сведений, относящихся к определенному и определяемому на основании такого рода данных лицу, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, предлагается дополнить УПК РФ статьей 9¹ с названием «Конфиденциальность данных о личности», состоящей из двух частей, следующего содержания: «1. Не подлежат разглашению данные о личности участника уголовного судопроизводства, огласка которых может нанести вред ему и иным лицам. Данные, касающиеся личной жизни, чести и достоинства лица, полученные в ходе уголовного судопроизводства, могут подлежать огласке только в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом. 2. В отношении данных, раскрывающих личность участника уголовного судопроизводства, не достигшего 18-летнего возраста, процессуальные действия и документы, которыми они оформляются, должны носить закрытый характер». Что касается наличия отдельного акцента в принципе конфиденциальности в отношении лиц, не достигших 18 лет (совершеннолетия), то его необходимость очевидна. Здесь стоит напомнить, что Конвенцией о правах ребенка (Женева, 15 января - 2 февраля 2007 г.) «Права детей в рамках отправления правосудия в отношении несовершеннолетних» (замечание общего порядка № 10 /2007/) рекомендован к установлению минимальный возраст - восемнадцать лет, - по которому человек, его не достигший, считается ребенком (кстати, это закреплено ст. 54 Семейного кодекса РФ), и что к нему надлежит обращаться в соответствии с нормами правосудия по делам о несовершеннолетних. И, в частности, в ст. 65 этой Конвенции закреплено правило, согласно которому судебные слушания по делу о ребенке, обвиняемого в нарушении уголовного закона, должны быть закрытыми. Тем не менее, если, к примеру, обратится к п. 2 ч. 2 ст. 241 УПК РФ, то прочтем, что закрытое судебное разбирательство допускается в случаях рассмотрения уголовных дел о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста 16 лет. В этой связи, а также в соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ представляется нужным внести соответствующее изменение в указанную статью. Итак, включение в закон нормы, закрепляющей принцип строгого соблюдения конфиденциальности получаемых сведений о личности при осуществлении уголовного судопроизводства, насущно. Как и совершенно необходимо дальнейшее изучение вопросов, связанных с конфиденциальностью, в области уголовно-процессуальной науки и практики.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.