НАРОДНАЯ ДРАМА В ТВОРЧЕСТВЕ СЛАВЯНОФИЛОВ. «КНЯЗЬ ЛУПОВИЦКИЙ ИЛИ ПРИЕЗД В ДЕРЕВНЮ» К. АКСАКОВА Соколова В.Ф.

Нижегородский государственный инженерно-экономический университет


Номер: 4-7
Год: 2017
Страницы: 45-48
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Споры в литературной критике 40-х годов XIX в. о народе и народности литературы значительно содействовали популяризации крестьянской темы в и литературе, и уже в начале 50-х годов определили вполне закономерную постановку вопроса о возможности появления в ней жанра подлинно народной драмы. Важное значение драматическому роду творчества продавали славянофилы. «Драма вообще ( трагедия или комедия - это все равно), если смотреть на нее серьезно, - писал в 60-е гг. критик славянофильско-почвеннического толка А. А. Григорьев, - есть ничто иное, как публичный культ, совершаемый народной сущности, общественное «богослужение», позволю себе выражаться так, употребляя слово «богослужение» в языческом смысле»[5, 57]. В драматическом творчестве славянофилов, служившем им одной из форм пропаганды своих идей, как в зеркале, нашли отражение их взгляды на народ и трактовка русской истории. Наглядным отражением их воззрений на русскую культуру и отечественную историю явились уже ранние пьесы К. Аксакова «Почтовая карета»(1845) и «Зимняя дорога»(1847), в которых автор как страстный пропагандист славянофильских взглядов, обличая всех тех, кто привык «жить чужим умом, свое чужим аршином мерить», выражает твердое убеждение в том, что непроложенным следом, Не по стопам чужим и узким Народ в развитии своем, Поверь, пойдет иным путем, Самостоятельным и русским[1, 8]. Сосредоточив свое внимание на разъяснении русской национальной ментальности, на глубинных процессах истории культуры, ранние славянофилы в своем противостоянии западникам упорно доказывали самобытность отечественной истории, специфику психического склада русского этноса и особенности самосознания русского человека. Тема народа и русского национального характера в творчестве славянофилов неизменно связывалась с темой Россия - Запад. С ней же связывали они и противопоставление сложившихся уже к началу XIX в. двух центров русской культуры - Москвы и Петербурга. В начале 50-х годов, в период обострения споров о народе, К. Аксаков выступает с новой пьесой - комедией в двух действиях с прологом «Князь Луповицкий или приезд в деревню»(1851), сразу же обратившей на себя внимание критики своей ярко выраженной тенденциозностью. Не случайно С. А. Венгеров позднее писал: «Князь Луповицкий» есть подробное развитие и переложение в лицах одной из горячих критических статей Константина Аксакова, напечатанной под псевдонимом «Имрек» в «Московском сборнике»1847 года»[4, 102-103]. Сама идейная задача требовала от автора глубоких знаний народного быта, нравов и обычаев простолюдина, его духовной и материальной культуры. С первых страниц пьесы намечается резкая критика дворянства, противопоставление его внешней образованности подлинно национальной русской культуре. Эта целевая авторская установка обнаруживается уже в прологе комедии, рассказывающим о событиях и предшествовавших поездке в свою деревню русского барина-филантропа, поставившего перед собой цель посеять там семена европейской цивилизации. Сиятельные русские князья, графы, бароны спорят здесь, вдали от родины, о России, о русском народе, которого они фактически не знают. Отечество представляется им дикой, необразованной страной, с невежественным народом. «Ведь наши мужики, ведь разве это люди? - говорит граф Долонский. Их назначение, чтобы мы, люди образованные, могли наслаждаться всеми удовольствиями сивилизации»[2, 11]. Даже либерально настроенный князь Луповицкий признает справедливыми суждения друзей. Причину невежества своего народа он видит в его отрыве от европейской культуры. «Как мы станем нападать на наш народ за то , что он бедный лишен всех благ цивилизации, - рассуждает он, - за то, что он находится на низшей лестнице народов, за то, что в нем не могло еще явиться ничего возвышенного, гуманного, за то, что в нем одни зародыши, что он не может назваться вполне человеком даже»[2, 12]. Князь едет в деревню с целью просвещения русского мужика, надеясь «привить ему иностранные изобретения, открытия и идеи», придать крестьянину европейский вид. Два последующих, действия пьесы посвящены знакомству Луповицкого с деревенским миром, с русскими нравами и обычаями. Деревенский русский мир представлен как единый, цельный организм. В нем все определяется традициями, издавна установившимися обычаями, и европейские порядки, предложенные князем, кажутся крестьянам не только смешными, но даже кощунственными. К своему удивлению, князь открывает, что русский мужик умен и благороден. Перед читателем проходит целая галерея крестьянских типов. В центре деревенского мира стоит староста Антон, поразивший барина своим природным умом и рассудительностью. «Жаль, очень жаль, - размышляет на первых порах князь, - умный народ и в таком невежестве. Никаких понятий никакого совершенно суждения. Образовать его - вот наш долг. Образовать в отношении религиозном, нравственном, художественном»[2, 29]. На протяжении всего последнего действия прослеживаются тщетные попытки барина-англомана воплотить свои «благие» намерения в жизнь, раскрывается процесс его постепенного познания русского народа. Комические ситуации в пьесе определяются нелепым поведением оторвавшегося от родных корней князя, не имеющего понятия о национальных обычаях и самобытной русской культуре. Намереваясь пробудить в крестьянине религиозные чувства, князь сам то и дело попадает впросак. Как выясняется, мужик религиозен и свято чтит предания, он же не может отличить молебна от обедни, в петровки ест скоромное. С удовольствием отмечает князь, что в крестьяне живет постоянная потребность делать добро, что простой мужик не лишен собственного достоинства. Смело защищает крепостной Андрей свою возлюбленную от посягательств княжеского лакея Жерома, образ которого является живой иллюстрацией растлевающего влияния на простой народ дворянской среды. Не князь Луповицкий освобождает своих крестьян от невежества, а мир-община преподносит ему серьезный урок, раскрывая перед ним особенности русской национальной жизни. «Мир познакомил меня с собой своим возвышенным, истинно благородным поступком, - рассуждает он. - Я уеду отсюда с большим почтением к народу»[2, 83]. Всю пьесу пронизывает мысль о том, что «без народной почвы нет основы, что вне народного нет ничего реального»[3, с. 3], что разрыв дворянства с народом, явившийся следствием петровских реформ, породил много мерзостей в жизни, определил многие недуги русской действительности. Но говоря об отрыве дворянства от родной почвы и разрыве со своим народом, К. Аксаков не видит в действительности каких-либо серьезных социальных конфликтов . Их , по его мнению, и не должно быть на «святой Руси», где любое недоразумение легко устранимо, поскольку русский народ миролюбив, набожен и «свято чтит предания». Не случайно концовка пьесы носит примирительный характер; мужики снисходительно прощают все чудачества своему господину, а князь Луповицкий остается доволен своими крестьянами. И это, по мнению писателя, является залогом социального мира и будущего процветания Руси. Изображая крестьянский мир, К. Аксаков стремится обратить внимание читателя и зрителя на здоровое зерно русской жизни., которое, как ему кажется , он нашел в старой, патриархальной, верной заветам старины деревне, где свято хранятся исконно национальные формы жизни и как величайшее достоинство человека почитаются религиозность и смирение. Идеализация общины, преувеличение ее значения в нравственном совершенствовании человеческого общества определялась тем, что строй ее жизни соответствовал строю церковному. В общине, как полагали славянофилы, важны не столько социальные, сколько духовные идеалы. В ней отсутствуют собственнические интересы и эгоизм. Только там человек получит возможность совершенствоваться нравственно, обогащать свой духовный мир. К. Аксаков видит русского крестьянина да и весь деревенский мир в явно идеализированном, отвлеченном плане. Он не показывает своих героев в сложных жизненных ситуациях, совершенно избегает острых драматических моментов, где бы русский человек мог в полной мере проявить себя. Раскрытию авторского замысла способствуют массовые сцены, в которых национальный дух народа в его славянофильской трактовке проявляется довольно конкретно. Все недуги общественной жизни К. Аксаков видит в отступлении России от исконно национальных основ и влиянии западной цивилизации, переносчиком которой на русскую почву является дворянство, забывшее свои национальные корни. «Ретроспективная утопия» писателя определялась изображением таких общественных отношений, при которых всюду царили бы мир и согласие. На протяжении всей пьесы звучит вера писателя в воскресение Руси и возможность объединения всех сословий на основе всеобщей любви и взаимопонимания.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.