БЕРЕМЕННОСТЬ И МАТЕРИНСТВО (НОРМА И ПАТОЛОГИЯ ВЫНАШИВАНИЯ) Разина Н.В.,Панкова А.П.

Институт психологии им. Л.С. Выгосткого РГГУ


Номер: 5-2
Год: 2017
Страницы: 103-109
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

материнство, беременность, образ тела, норма вынашивания беременности, патология вынашивания беременности, , pregnancy, body image, normal pregnancy, pathological pregnancy.

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Пренатальная и перинатальная психологии развиваются в нашей стране не быстрыми темпами, но к сегодняшнему дню мы располагаем результатами исследований свидетельствующие о том, что неадекватное поведение матери во время беременности, ее эмоциональные реакции на стрессы, которыми насыщена наша жизнь, служат причиной огромного числа различных патологических состояний у ребенка, как поведенческих, психологических, так и соматических [2,54;3,89]. Как отмечает Г.Г.Филиппова, с психологической стороны, для осуществления материнских функций женщине необходимо предоставить свое тело ребенку (а также себя в целом), тело становится вместилищем и проводником, принимая в себя «другого», отдавая себя ему, сохраняя его в себе и обеспечивая в течение долгих лет питание, заботу, защиту.[9,56] Для некоторых женщин беременность становится одной из наиболее обогащающих стадий их жизненного цикла. Для молодой женщины, чья мать была «достаточно хорошей» (Винникот Д.В.) временная регрессия, как и первичная идентификация с жизнедающей матерью, так и к идентификации с младенческим собственным Я (словно беременная становится собственным ребенком)- это приятная фаза развития, на которой возможны дальнейшее взросление и созревание собственного Я. Для других женщин неизбежная при беременности и рождении ребенка регрессия может стать болезненным и пугающим переживанием. Оживают инфантильное желание слиться с матерью. И страх перед этим желанием.[11,45] Лишение материнской заботы почти всегда приводит к задержке развития ребенка - физического, интеллектуального, социального. Речь идет, прежде всего, о переплетении разных видов депривации - эмоциональной, сенсорной, социальной. Исключительно сильное неблагоприятное влияние на развитие ребенка оказывает состояние возбуждения матери, ее чрезмерная доминантность, непонимание потребностей ребенка, неспособность его любить. Действие этих факторов делает невозможным возникновение различных предпосылок, необходимых для формирования чувства доверия к другим людям и уверенности ребенка в своих силах. В работах западных ученых имеются неоспоримые факты, говорящие о том, что личные конфликты родительско-детских отношений, ведут к возникновению поведенческих и функциональных расстройств у маленьких детей (Cramer & Palacio-Espasa, 1993). Родительские проективные идентификации приводят к формированию искаженного образа ребенка, который, в свою очередь, вызывает у родителей тревогу, сопровождающуюся защитными реакциями, и далее ведет к патологическому взаимодействию, отягощающему симптоматику ребенка. [6, 63;7,374] Мать и ребенок представляют собой единый нейрогуморальный организм, и каждый из них в равной степени страдает от неблагоприятного влияния внешнего мира, которое записывается в долговременной памяти, оказывая воздействие на всю последующую жизнь ребенка [4,223]. Отношение матери к плоду во время беременности оставляет стойкие следы на развитии его психики [12,125]. Эмоциональный стресс коррелирует с преждевременными родами, большой детской психопатологией, более частыми возникновениями шизофрении, нередко со школьными неудачами, высоким уровнем правонарушений, склонностью к наркомании и попыткам суицида [13,555]. Травма плода может находить отражение в аффективной сфере взрослого человека. Благополучное развитие новорожденного и его благоприятное отношение к внешнему миру является основой его психического здоровья. Личность ребенка, его характер, наклонности и многое другое оформляются позднее, однако благоприятное течение антенатального периода, ранних этапов онтогенеза создает предпосылки оптимального развития. Детский психиатр И.В.Добряков считает, что «психологический компонент доминанты беременной подготавливает физиологию будущей матери к зачатию, возникая еще до оплодотворения и характеризуясь так называемыми доминирующими идеями беременности, т.е. острым желанием женщины иметь ребенка [8,56]. При незапланированной беременности психологический компонент доминанты формируется вслед за физиологическим». Не всегда высокий показатель доминанты беременности является благоприятным фактором ее течения и успешного родоразрешения. Многое зависит от качественных особенностей психологического компонента. Выделяется несколько основных типов психологического компонента гестационной доминанты (ПКГД) [8,67]: оптимальный, гипогестогнозический, эйфорический, тревожный тип, депрессивный тип. Они отражают, прежде всего, личностные изменения и реакции женщины, а также позволяют судить об отношениях, складывающихся в семье в связи с рождением ребенка. Имеются данные, указывающие на зависимость между типом гестационной доминанты и формированием отношения женщины к своей беременности, поведением в родах, особенностью типа семейного воспитания ребенка. В настоящее время в перинатальной психотерапии большое внимание уделяется взаимоотношениям, складывающимся в семье, ожидающей ребенка. Многие авторы отмечают, что во многом они определяются особенностями психологического компонента гестационной доминанты женщины, который представляет собой совокупность механизмов психической саморегуляции, включающихся у женщины при возникновении беременности, меняющих отношения беременной к себе и к окружающим, направленных на сохранение гестации и создание условий для развития будущего ребенка. Как пишет D. Pines, «… рациональность отступает и даже самые образованные, вступают в магический мир детства" [11,68]. Таким образом, проблема формирования позитивного адекватного положительного образа ребенка у будущей матери через принятие себя в период беременности, как предпосылки эмоционального взаимодействия в диаде «мать-ребенок», является предметом исследований отечественных и зарубежных психологов. В проведенном нами исследовании мы попытались выявить психологические особенности отношения к ребенку раннего возраста и к самой себе у матерей с нормой и патологией вынашивания беременности. Описание выборки. В исследовании приняли участие 52 женщины, имеющих детей в возрасте от 1 год и 3 месяца до 2 года 8 месяцев. В случае, когда возраст ребенка был ниже полутора лет, либо выше 2-х с половиной лет поводилась дополнительная устная беседа с матерью с целью выявления признаков кризиса 1 или 3-х лет соответственно. Если было найдено подтверждение резких, скачкообразных изменений в поведении ребенка в период последних 3-х месяцев, то такие женщины не входили в выборку исследования. Возраст женщин - от 20 до 45 лет, средний возраст - 29 лет. Срок кормления грудью различался от 1 месяца до 2х с половиной лет. Средний срок грудного вскармливания по всей выборке - 18 месяцев. Исследуемая группа женщин имела патологию вынашивания беременности ребенком, отношения с которым входили в область данного исследования. Под патологией беременности мы понимали подтверждение женщиной хотя бы одного из описанных состояний во время беременности: неудовлетворительный гормональный статус, угроза прерывания беременности (с госпитализацией или постельным режимом), аномалии развития/расположения плаценты и плацентарного кровотока, маловодие/многоводие, ИЦН (истмико-цервикальная недостаточность) с наложением швов на шейку матки, тазовое или поперечное предлежание в родах, отклонение от нормы показателей КТГ (кардиотогографии). Контрольную группу составляли женщины с нормой вынашивания беременности. В исследуемую группу вошли 25 женщин (48%), средний возраст которых 28,3 года, средний срок грудного вскармливания 20,4 месяца. В контрольной группе было 27 женщин (52%), со средним возрастом 30 лет, средний срок грудного вскармливания 19,1 месяца. Таким образом, группы были примерно уравнены по количеству респондентов, возрасту матери и сроку грудного вскармливания. Под грудным вскармливанием (ГВ) в данном исследовании мы подразумеваем кормление ребенка исключительно материнским молоком по требованию до 6 месячного возраста и сохранение любого количества прикладываний к груди после возраста 6 месяцев. Окончанием ГВ считаем возраст полного отлучения ребенка от груди. Средний срок кормления грудью ребенка 18 месяцев, 85% женщин кормили более 12 месяцев, что существенно выше, чем данные статистики Минздравсоцразвития России, по которым число детей в возрасте 6-12 мес., находящихся на грудном вскармливании, не превышает 36,4% (данные по РФ за 2010 г.), в Москве, по данным за 2003 г. эта цифра составляет 11,5%. Есть основания предполагать достаточно большую степень социальной благополучности женщин, участвовавших в исследовании: 87% женщин замужем. Стремление матери к телесному контакту с ребенком оценивалось по опроснику ОДРЭВ (Захаровой) в блоке поведенческих особенностей эмоционального взаимодействия. Разработанный О.А. Скугаревским и С.В. Сивухой (2005) опросник образа собственного тела ООСТ, как эффективный инструмент для диагностики отношения к телу. Эмоциональное взаимодействие с ребенком и чувствительность в контакте с ребенком определялись по опроснику ОДРЭВ (Захаровой). Психологическая компонента доминанты беременности оценивалась по опроснику «Тип отношений беременной» (автор И.В. Добряков, вариант «после родов»), в ней выделялись 3 блока: отношение женщины к себе беременной, отношения женщины к формирующейся системе "мать-дитя", отношения беременной женщины к отношениям к ней окружающих. Процедура исследования носила характер поперечного среза. Данные исследования обрабатывались с помощью статистического пакета программ SPSS (версия 13). Для статистической обработки результатов применялись t-критерий Стьюдента, Критерий Пирсона Хи-квадрат, U-критерий Манна-Уитни для независимых выборок. Анализ полученных результатов позволил нам установить взаимосвязи между различными характеристиками в двух группах испытуемых, остановимся на более значимых и интересных с нашей точки зрения. Обращает на себя внимание значительная разница в уровне принятия себя у молодых мам с нормой и патологией вынашивания беременности: у женщин, которые носили свою беременность с патологией уровень принятия своего тела оказался существенно ниже, нежели у женщин с нормой вынашивания беременности (значимость р=0,009). Вслед за Д. Пайнз мы можем предположить, что матери с патологией вынашивания беременности не получают удовольствие от своего тела, не умеют радоваться своему взрослому телу, оно доставляет женщине больше неприятностей, нежели позитивных ощущений. А это в свою очередь может привести к «неспособности» дать индивидуализацию своему малышу. Так как «…на отделение - индивидуализацию ребенка влияют, способность матери радоваться своему взрослому телу женщины, получать удовольствие от жизни. Если мать удовлетворена своей жизнью, психологически симбиотическая стадия в жизни ее ребенка не будет неоправданно затянута. ….материнское наслаждение своим телом и собственным Я не только предоставляет дочке удовлетворяющий объект для интернализации и идентификации, но дает девочке надежду на такую же судьбу для нее. Мать, недовольная собой как женщиной, не умеющая принимать свое тело, трудно отделить себя от ребенка, ибо она надеется жить в нем заново, наверстать упущенное ей самой…» [10, 328]. В своем исследовании мы так же попытались посмотреть особенности взаимодействия в диаде мать-ребенок. Несмотря на то, что нами не было получено статистически значимых различий по общим данным в эмоциональном взаимодействии матери с ребенком, но ряд полученных данных все же указывает на тенденции к различиям между двумя группами выборки (статистически тенденции к различиям (р<=0,1)). Первая тенденция касается показателей по шкале «безусловное принятие ребенка». В группе матерей с нормой вынашивания беременности ребенок чаще «принимается» не за то, что он красивый, умный, способный, а просто так, за то, что он есть. Матери утверждают, что чтобы ни сделал их ребенок, они будут любить его, и ничто не помешает этому. Это в свою очередь удовлетворяет потребность в нужности другому - необходимое условие нормального развития ребенка, они его питают эмоционально, помогая психологически развиваться. Если же он не получает таких знаков или получает их в малом количестве, то появляются эмоциональные проблемы, отклонения в поведении, а то и нервно-психические заболевания. Вторая тенденция касается показателей поведенческих особенностей эмоционального взаимодействия между матерью и ребенком, чувств возникающих у матери при взаимодействии с ребенком. В группе матерей с нормой вынашивания беременности эмоциональное взаимодействие выше, нежели в группе с патологией беременности. Матери первой группы чаще испытывают любовь и нежность к ребенку, даже если он плохо себя ведет. Чаще испытывают удовольствие от общения с ним, и при этом чувствуют, что ребенок отвечает им взаимностью. Эмоциональное взаимодействие является базой для эмоциональной привязанности, которая совершенно необходима для полноценного психического развития. Именно эмоциональная привязанность дает чувство безопасности, способствует личностному развитию и успешной социализации. Необходимо подчеркнуть, что эмоциональное взаимодействие матери и ребенка, возникающее в младенчестве, оказывает влияние на последующее развитие.[1,159] В процессе многократно повторяющихся взаимодействий с матерью у ребенка формируется так называемая «рабочая модель» себя и близких людей и межличностного взаимодействия, которые в дальнейшем позволяют ему ориентироваться в новых ситуациях, интерпретировать их и соответствующим образом реагировать. [5,258] Матери из группы с патологией беременности чаще проявляют дисгармоничные отношения к ребенку. Такая тактика поведения убеждает ребенка, что родитель, в нашем случае мать, не является надежным предсказуемым партнером, человеком, которому можно доверять. Несмотря на это матери и одной, и другой группы оказались одинаково чувствительны в детско-родительских отношениях, и различий не было зафиксировано между исследуемой и контрольной группой. Женщины, имеющие патологию вынашивания беременности высоко себя оценивают, как «хорошего родителя» (Показатели «отношение к себе как к родителю» «норма» - 4,4, «патология» 3,6, р=0,06). Воспитание ребенка, оценивается как сложная проблема, но при этом им нравится быть мамами, которая может справиться со всеми проблемными ситуациями в воспитании ребенка. Обобщая полученные результаты, мы можем предположить, что женщины, не принимающие себя, свое тело, не очень эмоционально чувствительные к ребенку компенсируют это хорошей ориентировкой в вопросах воспитания и обучения ребенка, что дает им возможность чувствовать себя хорошей, компетентной матерью. В блоке поведенческих особенностей эмоционального взаимодействия показатель «ориентация на состояние ребенка при построении взаимодействия» (норма 3,2, патология 3,5, р=0,1) на уровне тенденции оказался выше у матерей с патологией вынашивания беременности. Наиболее значимые корреляции отображены в таблице 1. Таблица 1 Сравнение усредненных показателей теста ОДРЭВ и ООСТ по группам норма и патология вынашивания беременности Усредненные показатели p - значи-мость Норма бере-менности Патология бере-менности Анкета 1 ОДРЭВ (Захарова) Блок чувстви-тельность Способность воспринимать состояние ребенка 4,1 4,1 0,8 Понимание причин состояния 3,7 3,7 0,9 Способность к сопереживанию 3,4 3,5 0,3 Блок эмоционального принятия Чувства, возникающие у матери во взаимодействии с ребенком 4,3 4,2 0,1 Безусловное принятие 4,6 4,4 0,09 Отношение к себе как к родителю 3,6 4,4 0,06 Преобладающий эмоциональный фон взаимодействия 4,0 4,0 0,8 Блок поведенческих особенностей эмоционального взаимодействия Стремление к телесному контакту 4,3 4,4 0,3 Оказание эмоциональной поддержки 4,0 4,0 0,8 Ориентация на состояние ребенка при построении взаимодействия 3,2 3,5 0,1 Умение воздействовать на состояние ребенка 3,6 3,7 0,5 Анкета 4 ООСТ Отношение к телу 4,8 6,4 0,009 На следующем этапе исследования мы изучили тип психологической компоненты доминанты беременности (Таблица 2). Результаты этого теста показали, что обе группы матерей оценивают свою беременность утверждениями, примерно половина (3,0-3,4 из 6 утверждений первых двух блоков и 4,2-4,6 из 9 утверждений трех блоков) которых относится к Оптимальному типу психологической компоненты гестационной доминанты (ПКГД), при этом для женщин с нормой беременности количество утверждений, характерных для этого типа, незначительно превышает их количество у женщин с патологией беременности (3,4 и 3,0 соответственно для первых двух блоков, 4,6 и 4,2 соответственно для всего теста). Обращает на себя внимание тот факт, что для матерей с патологией беременности значительно более характерны черты тревожного типа ПКГД, в они соглашаются с большим количеством утверждений, отражающих тревожный характер, чем женщины с нормой беременности. При этом важно отметить, что для двух блоков теста, которые связаны с отношением к себе беременной и с зарождающимися отношениями диады «мать-дитя», увеличение тревожности в исследуемой группы (патологии беременности) по отношению к норме вынашивания носит статистически значимый характер (р=0,01). При этом тест в целом, который включает в себя еще блок отношения беременной с окружающими, сглаживает это различие до уровня тенденции к большей тревожности у женщин с патологией беременности. Это говорит о том, что тревога женщины с патологией беременности обращена не к внешнему миру, а, как бы, внутрь себя и симбиоза «мать-дитя». Таблица 2 Сравнение усредненных показателей опросника ТОБ (после родов) по группам норма и патология вынашивания беременности Усредненные показатели p - значимость Норма беременности Патология беременности Анкета 6. ТОБ (р) Блоки: отношение к себе и к диаде мать-дитя Оптимальный 3,4 3,0 0,3 Гипогестогнозический 0,6 0,4 0,6 Эйфорический 1,4 1,2 0,5 Тревожный 0,6 1,3 0,01 Депрессивный 0,2 0,1 0,4 Анкета 6. ТОБ (р) Блоки: отношение к себе, к диаде мать-дитя, с окружающими Оптимальный 4,6 4,2 0,5 Гипогестогнозический 1,0 1,0 0,9 Эйфорический 2,5 2,3 0,7 Тревожный 0,9 1,5 0,1 Депрессивный 0,3 0,2 0,6 Женщины тревожного ПКГД тревожатся по любому поводу, что влияет на её соматическое состояние, преувеличивают настоящие и предстоящие трудности, часто не способны объяснить свое состояние. У таких женщин сравнительно чаще отмечаются токсикозы, различные невротические расстройства: нарушение сна, страхи, повышенная мнительность, обидчивость и др. Тревога у этих женщин в большинстве случаев (63% женщин этой группы) вполне оправданной и понятной (наличие дисгармоничных отношений в семье, неудовлетворительные материально-бытовые условия и т.п.). В некоторых случаях беременная женщины переоценивают имеющиеся проблемы и не могут объяснить, с чем связана тревога, которую они постоянно испытывают. Нередко тревога сопровождается ипохондричностью, но беременные женщины с этим типом ПКГД далеко не всегда получают адекватную оценку и помощь. Нередко именно неправильные действия медицинских работников способствуют повышению тревоги у женщин, что приводит к ятрогениям. Большинство (75%) из них нуждаются в помощи психотерапевта. При тревожном типе ПКГД чаще всего в семейном воспитании формируется доминирующая гиперпротекция и отмечается повышенная моральная ответственность, выражена воспитательная неуверенность матери. Сопоставляя полученный результат с меньшим принятием собственного тела у женщины с патологией вынашивания беременности уже в периоде раннего детства ее ребенка, можно высказать предположение о том, что эта тревога по отношению к себе и к будущему ребенку, может вести за собой патологию беременности, а не только имеющаяся патология беременности вызывает повышение тревоги у будущей мамы. Обобщая полученные результаты исследования, мы можем предположить, что принятие женщиной своего тела, а значит принятие себя, оказывает существенное влияние на физическое вынашивание беременности. Этот вывод хорошо соотносится с теоретическими положением перинатальной психологии о том, что во время беременности женщина должна предоставить свое тело ребенку, и если принятие своего тела отсутствует, то и позволить значимому «другому» воспользоваться им для роста и развития, она тоже оказывается не в состоянии. С другой стороны, интересным оказался и ответ на вопрос: «Кто она, мать, которая принимает свое тело?». Женщина, принимающая свое тело и успешно, без препятствий выносившая ребенка, оказывается способной и принимать ребенка безусловно таким, какой он есть в реальности, она эмоционально отзывчива в контакте с ребенком. Для такой матери в меньшей степени, чем для матери не принимающей свое тело, характерно стремление оценить себя как «хорошую мать», в меньшей степени она ориентируется на поведение ребенка в их взаимодействии, возможно, позволяя себе удовлетворять и свои потребности, даже если они противоречат запросу ребенка в данный момент. Мы предполагаем, что именно принятие себя, как не идеальной матери, как женщины, имеющей и другие жизненные роли, дает ей возможность быть, как сказал Д. Винникот, «достаточно хорошей матерью», а значит и у ребенка появляется возможность быть «достаточно хорошим», но не идеальным ребенком, проживать свою жизнь и при этом учиться принятию себя на мамином примере, а так же чувствовать себя принимаемым значимым взрослым.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.