МЕЖДУНАРОДНЫЕ НОРМЫ КАК ФАКТОР СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Набиева Р.Ф.

Тюменский государственный университет


Номер: 5-3
Год: 2017
Страницы: 84-86
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

правозащитная деятельность, международное право, пробелы в законодательстве, advocacy, international law, gaps in legislation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются общие положения, определяющие международные нормы как способ и решения пробелов в российском законодательстве и их влияние на внутригосударственное право, а также рассматриваются вопросы совершенствования институтов правозащитной деятельности путем имплементации международных норм .

Текст научной статьи

Международное право занимает особое место среди отраслей права и юридических наук, поскольку имеет способность выполнять регулятивную функции с учетом современных особенностей, на которых базируются нормы внутригосударственного права, используемые в правовой системе России. Системы международного права и внутригосударственного права не существуют отдельно друг от друга и обусловлено это тем, что в качестве основных субъектов выступают государства. Так, при осуществлении международной политики государства исходят из внутригосударственных факторов (в том числе и внутреннего законодательства, в первую очередь, Конституции), а при осуществлении внутригосударственной деятельности должны иметь в виду обязывающие для него нормы международного права. В области нормотворчества необходимо подчеркнуть роль, которую оказывают положения конституций на международно-правовую позицию государств, в частности в ходе переговоров по заключению международных соглашений. Поэтому внесение международно-правовых норм в конституции государств значительно ускоряет процесс соответствия внутреннего законодательства с международными. Особая правозащитная миссия возлагается на судебные органы. Так в решениях Конституционный Суд включают ссылки на международные документы различного уровня и мотивируются с помощью отсылок к международно-правовым актам и решениям Европейского Суда по правам человека. Важно помнить, помимо международных договоров Российская Федерация и Конституция включает в правовую систему страны общепризнанные нормы и принципы международного права, но при этом не определяются их соотношения с другими нормами. В литературе часто встречаются разного рода взгляды на соотношения юридической силы норм обычного международного права и внутреннего права. Г.М. Даниленко, используя практику Конституционного Суда РФ, приходит к выводу, что «общепризнанные нормы международного права не обладают приоритетом по отношению к внутригосударственным актам» [6, 13-22]. С.Ю. Марочкин считает, что «общепризнанные нормы международного права (в договорной форме) имеют приоритет перед законами РФ» в отличие от тех общепризнанных норм, которые не имеют писаного характера. Однако основной формой существования общепризнанных норм является обычай. Отказ признать за обычной нормой приоритет её применения по отношению к закону объясняется сложностью выяснения её конкретного содержания. [7,142]. В нашем законодательстве содержаться немало предписаний, согласно которым тот или иной порядок деятельности определяется, те или иные отношения регулируются, а компетентные органы руководствуются с одной стороны конституцией, законами и иными актами органов, а с другой стороны международными договорами Российской Федерации. В качестве примера может служить п.2 ст. 2 Федерального Конституционного закона (ред. от 31.01.2016) «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», согласно которому Уполномоченный руководствуется Конституцией РФ, настоящим законом, законодательством РФ, а также общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами [2]. Учреждение института уполномоченного по правам человека в Российской федерации - одно из значительных результатов демократических реформ в России, который образовался в рамках европейского права и действует во многих странах мира. Основная задача уполномоченного - это помощь гражданам в восстановлении их нарушенных прав. Он также должен способствовать совершенствованию российского законодательства, касающегося прав человека и гражданина, приведению его в соответствие с международными стандартами, правовому просвещению в этой сфере. Результативность совершенствования законодательства зависит от правовой экспертизы законопроектов и законов, которая дает возможность выявить в них пробелы и несоответствия задачам правового регулирования, предлагать меры по их устранению. [8, С.225-234]. Вышеуказанные пробелы в правовом регулировании касаются не только уполномоченного по права человека, но и всех институтов. Так, для своей диссертационной работы Шамрин М.С. 2013 году провел исследование, в котором пришел к выводу, что начиная с 2009-го, на 6,9% увеличилось число поступивших в органы опеки и попечительства сообщений о детях, оказывающихся в обстановке, угрожающей их жизни и здоровью: в 2009 г. - 37 355, в 2011 г. - 39 947, в 2012 - 2013 гг. идёт увеличение. Тезис «дети, находящиеся в обстановке, угрожающей их жизни и здоровью» сам по себе тревожен. Факты о поступивших в органы опеки и попечительства «тревожных» сообщений красноречивы, - статистика упрямая вещь. Но каковы причины этих поступлений, - остаётся за кадром, анализ цифровой никак не подкреплён анализом нравственным[9, 114-124.]. Проведённое автором исследование показало, что такой важный документ, как Указ Президента от 01.09.2009 № 986 «Об Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка» не соответствует стандартам Комитета ООН по правам ребёнка и ЮНИСЕФ и противоречит европейским стандартам ENOC (Европейская Ассоциация Уполномоченных по правам ребёнка). В нём не указаны задачи, цели, функции и другие элементы статуса Уполномоченного по правам ребёнка, кроме общих прав, назначения на должность освобождения от неё, а следовательно Институт уполномоченного по правам человека пока все еще находится в начальной стадии своего развития[6, 13-22]. Исходя из выше указанного, регламентация административно-правовых процедур деятельности Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка не в полной мере отвечает стандартам таких Североевропейских государств, как Финляндия, Норвегия, Швеция, Дания, Ирландия и, конечно же, Шотландия. Таким образом, в России отсутствует комплексный нормативный правовой акт, устанавливающий элементы административно-правового статуса Уполномоченного. Так, например, в Норвегии омбудсмен функционирует при Министерстве по делам детей и семьи, а в Финляндии - при Министерстве социальных дел и здравоохранения. Естественно, основной принцип их деятельности - независимость, как и в других рядах стран. В Новой Зеландии и Шотландии реализуется следующая практика: Уполномоченные по правам ребёнка образуют специальные комиссии, в состав которых входят дети, столкнувшиеся с проблемами наркомании, алкоголизма, подростковой преступности и т.д. Вместе с омбудсменом они вырабатывают эффективные программы оказания незамедлительной помощи. К сожалению, в России статус Уполномоченного не регламентирован на Федеральном уровне, и единая структура Института Уполномоченных не создана. Таким образом, в законодательстве Российской Федерации установился принцип приведение национальных норм в соответствие с источниками международного права. Поэтому международные нормы как фактором совершенствования законодательства российской Федерации применяются в большей степени при: 1) Разработке и принятии принципиально новых законодательных актов, ранее не известных правовой системе России. 2) Принятии законов, ранее заменяющих действовавшие акты (новый таможенный кодекс от 28.05.2003 года заменивший Таможенный кодекс РФ от 18.06.1993г.) 3) Принятии актов, которые либо частично изменяют содержание, либо вносят дополнения в закон (например, о внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации в связи с ратификацией конвенции организации объединенных наций против коррупции от 31 октября 2003 года и конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием федерального закона «О противодействии коррупции»).

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.