«СЕКРЕТНЫЕ ИСТОРИИ» В ТВОРЧЕСТВЕ Э. ХЕЙВУД Сизова О.В.,Ерофеева Н.Е.

Орский гуманитарно-технологический институт (филиал)


Номер: 5-4
Год: 2017
Страницы: 36-38
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

секретные истории, политическая сфера, частная жизнь , secret histories, the political sphere, the private life

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются черты «секретных историй» Э. Хейвуд, на примере произведения «Приключения Иоваай, принцессы Иджавейн: доадамова история» и политические условия, послужившие причиной их создания.

Текст научной статьи

Такие события как публикация полуавтобиографического романа Деларивиеры Менли (Delarivier Manley, 1663 или 1670 - 1724) «Приключения Ривеллы» (“The Adventures of Rivella”, 1714) и смерть королевы Анны в 1714 году говорили о том, что партию Тори ожидали перемены в правительстве Вигов с приходом Ганноверской династии. Ряд политических и экономических катастроф, в том числе восстание Якобитов против Георга I в 1715 году, которое попыталось поставить на престол католического сводного брата королевы Анны Якова Фрэнсиса Эдварда Стюарта и экономическая катастрофа в результате распада Компании Южных морей в 1720 году, создали среду, политических и социальных потрясений в первые десятилетия XVIII века, предопределившую карьерный рост министра партии Вигов Роберта Уолпола, который считается первым премьер-министром Великобритании. Уолпол впервые получил поддержку во время правления Георга I, раскрыв Якобитский заговор, целью которого было избавиться от короля, что еще больше повредило позиции партии Тори и укрепило популярность Уолпола. Однако, во время правления Георга II, Уолпол начал терять свою популярность, так как он начал консолидировать власть в парламенте. Элиза Хейвуд была одной из многих писателей, кто высмеивал Уолпола и его правление. Ученые и критики часто относят творчество Хейвуд к середине XVIII века, анализ ее опубликованных работ дает мало ответов и вызывает больше вопросов. К тому же очень мало известно и про ее личную жизнь. Однако наследие опубликованных работ Элизы Хейвуд гораздо шире и дает гораздо больше информации о ее личной и общественной жизни. Опубликованный в 1719 году, ее первый роман «Любовь в избытке», скандальный рассказ о неразделенной любви и утраченной невинности, моментально стал бестселлером. Она публиковала памфлеты, романы, и статьи для женских журналов, в которых можно было встретить политические комментарии под видом «секретных историй» и фантастические рассказы. Таким образом, ее политические взгляды были предметом обсуждения критиков. Хотя многие ученые называли Хейвуд в основном писателем, поддерживающем партию Тори, ее фактические политические пристрастия, похоже, изменялись по непредвиденным определенным причинам на протяжении всей ее карьеры, и поэтому ее основополагающие политические принципы трудно определить. Писательница, будучи сторонником якобитов, так же, как и другие авторы, видела противоречивость в их ценностях и идеалах. Хотя многие из ее работ поддерживают правильные идеалы партии Тори, в частности идеалы честности, лояльности и уважения к старшим, остается много вопросов о том, действительно ли политические убеждения Хейвуд были настолько банальными и тривиальными. Например, К.Р. Кинг[1] лояльно анализирует произведениям писательницы, такие как роман-утопия «Воспоминания о неком острове, расположенном по соседству с королевством Утопия» (Memories of a Certain Island Adjacent to the Kingdom of Utopia, 1725 - 26) и «Приключения Иоваай, принцессы Иджавейн: доадамова история» (“The Advantures of Eovaai, Princess of Ijavea; a pre-Adamitical History”, 1736), с различных политических позиций и рассматривает, в частности, политический контекст вокруг событий, которые были отражены в данных «секретных историях». Тем не менее, К. Кинг разграничивает любовную беллетристику писательницы 1720-х годов и ее политические работы, опубликованные позже. В то же время она отмечает, что существуют темы, связывающие все ее произведения, т. е. любовная беллетристика не подразумевает равнодушие и безразличие к темам власти, господства и контроля, которые являются по своей сути политическими. Действительно, в «Приключениях Иоваай» главная героиня находится в условиях борьбы ее гендерной принадлежности и ее политической позиции, что является центральным элементом в ее стремлении вернуть свой трон. Она должна преодолеть, или, по крайней мере, примириться с ее женской слабостью, которая и делает ее мишенью для Очихатоу (Ochihatou) в его попытках узурпировать, незаконно захватить ее власть, для того, чтобы возродить ее положение в политической сфере. Рос Балластер сравнивает работы Элизы Хейвуд с более ранними женщинами-писателями, с такими как Афра Бен и Деларивьера Мэнли, и рассматривает их в жанре так называемой «скандальной беллетристики», цель которой резкая критика гендерной культурной политики 1720-х и 1730-х годов [2,144]. Современники писательницы, такие как Александр Поуп и Джонатан Свифт, считали, такое женское литературное творчество упадком культуры и отказом от классической риторики, которая была предназначена только для финансовой выгоды и прибыли [2,145]. Тем не менее, по словам Р. Балластер, скандальная беллетристика, в частности «Приключения Иоваай, принцессы Иджавейн: доадамова история» Э. Хейвуд, фактически представляет собой новый тип политической «секретной истории», который фокусируется на создании пространства для политических дискуссий, что позволяло Хейвуд участвовать в политических дебатах сквозь призму гендерных различий в отношении к женщинам и особенно движения против Р. Уолпола, и одновременно опровергает обвинения некоторых критиков, которые утверждают, что такие произведения писательницы были просто уловкой для увеличения ее популярности и выгоды от продаж [2,143-167]. Марта Квэнд [3,625-643] утверждает, что в политическом контексте работы Э. Хейвуд отражают политическую атаку на коррупцию людей, стоящих у власти, основанную на представлении рассказчиков самих произведений политическими деятелями и, по сути, частное там постоянно отождествлялось с политическим. Рассказчики называли себя политическими актерами, занимающими позицию сторонних наблюдателей, тем самым, имея явно бескорыстную позицию, были наделены добродетельностью, которая придавала им силу и уникальную возможность критики происходящего вокруг. По их словам, политики оправдывали такое свое поведением, тем, что это их частная жизнь, хотя на самом деле оно имело влияние и на общественную жизнь. Кроме того, Рейчел Карнелл [4,101-121] утверждает, что Хейвуд использует две повествовательные стратегии «секретных историй»: стремление раскрыть тайны общественных деятелей, при этом скрывая собственные политические позиции автора, и попытки размышлять о собственной роли автора как писателя-историка в сравнении с другими историками (" Narratological Tropes "103). В результате в «секретных историях» рассказчик, который имеет как внутреннее, так и внешнее видение событий, раскрытых в повествовании, существует вне установленной иерархии. Писательницы «секретных историй», особенно Э. Хейвуд, используют гендерные роли в игре за власть, которые позволяют им дать ответ более ранним мужским «секретным историям», и еще больше укрепить позиции женщин в обществе. В отличие от Д. Мэнли, будучи убежденной сторонницей партии Тори, Э. Хейвуд поддерживает оппозиционную программу партии Вигов, которая осуждает Р. Уолпола, а также пользуется поддержкой других оппозиционных вигов. Предисловие к роману, посвященное Саре, герцогине Мальборо (Sarah, Duchess of Marlborough), стороннице движения против Р. Уолпола, показывает, что Э. Хейвуд сделала перерыв в нападках на политиков-вигов, которое, возможно, она надеялась использовать для завоевания расположения к себе в политической сфере. Сара Черчилль (Sarah Churchill) была широко известна своей личной дружбой и доверительными отношениями с королевой Анной и часто обвинялась в чрезмерном влиянии на королеву. Однако в свое время герцогиня была политическим врагом Э. Хейвуд, которую она сатирически изобразила в своих «секретных историях» «Воспоминания о неком острове, расположенном по соседству с королевством Утопия» (Memories of a Certain Island Adjacent to the Kingdom of Utopia, 1725 - 26). Теперь их объединяла общая оппозиция к политике Р. Уолпола. Кончено «секретным историям» присуще одна из таких скандальных черт, как стремление раскрыть тайны личной жизни известных людей. Их характерная особенность заключается в том, что они сконцентрированы на выявлении злоупотреблением власти, на коррумпированных и продажных государственных деятелей, конкурирующих партиях, успешных нарушителей порядка и спокойствия и достойных людей, попавших в немилость. «Приключения Иоваай, принцессы Иджавейн: доадамова история» (“The Advantures of Eovaai, Princess of Ijavea; a pre-Adamitical History”, 1736), впервые опубликованные в 1936 г., не стали исключением из этого правила. Впрочем, как и ее предшественницы, Хэйвуд преследовала две цели: сатирически высмеивая Роберта Уолпола в образе героя Очихатоу (Ochihatou), она в то же время по своему отвечала более ранним писателям-мужчинам «секретных историй», которые ненавидели женщин и считали их причиной многих политических проблем из-за их привлекательности и женской хитрости и уловок. Очихатоу противопоставляется нескольким женщинам в течение всего произведения, всем кому он разрушил жизнь из-за желания контролировать других и нехватки самообладания. Рассказчик использует этих женщин, чтобы продемонстрировать, как низко Очихатоу пойдет для достижения своих целей, раскрывая их истории в разговорах с Иоваай на протяжении всего путешествия. Эти истории, включая рассказ самой Иоваай, дают возможность рассказчику, сосредоточиться на вреде, нанесенном женщинам и его последствия в социально-политической сфере, насколько это позволяет раскрытие истинного характера героя. Из уст рассказчика все эти истории звучат очень правдоподобно, при этом он ручается за истинность повествования и предлагает читателям в случае необходимости самим искать доказательства правды, тем самым он освобождается от обвинений в клевете. Хотя ее рассказчик и позиционирует себя как сторонний обозреватель, он не стремится выйти за пределы сферы общественной и политической деятельности. В произведении постоянно отождествляется личное и политическое. На протяжении всего произведения показана как государственная, так и личная жизнь каждого персонажа. Эти произведения показывают, что Э. Хейвуд очень остро чувствовала политическую обстановку своего времени, поэтому ее повествователи затрагивали серьезные политические проблемы и старались определить социальные нормы. Такое рассмотрение работ автора позволяет расширить представления о возможностях женщин-писательниц XVIII века в сфере политических отношений.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.