ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПСИХОЛОГА - ПЕДАГОГА В ИНФОРМАЦИОННОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ XXI ВЕКА Абдуллаева Д.У.,Маткаримова Н.Б.

Ташкентский государственный педагогический университет им. Низами


Номер: 6-2
Год: 2017
Страницы: 127-130
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

картина, мир, психология, образ, человек, человек, природа, и социальная, painting, peace, psychology, lifestyle, people, people, nature, and social

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В работе доказано, что в оснований картины мира, складывающегося в контексте конструктивной психологии, полагается образ человека как человека возможного, реального человека в природном и социально историческом контексте его бытия.

Текст научной статьи

В психологии пока не найдено удовлетворительного ответа на вопрос, каково соотношение науки и практики, теории и метода. В связи с этим нам представляется важным рассмотреть сущность, функции и методы педагогической психологии как науки. Также не систематизированы представления о том, в каких отношениях находятся психологическая наука и педагогическая практика, каковы подходы к анализу, пониманию и объяснению феноменов педагогической деятельности, какую роль играет психология педагогической деятельности в ее развитии и как психология может “встраиваться” в деятельность педагога. Самоопределение исследователя в своей ситуации начинается через ее исторический анализ. Термин “исторический” употребляется нами в рамках культурно - исторической теории Л.С.Выготского. Такой анализ предполагает понимание как отдельных положений, идей и ходов мысли, так и концепции в целом, в виде ответа на вопрос: “Решением какой проблемной ситуации пытались они стать или иначе: какая мыслительная (и более широко - духовная) работа совершалась, была выполнена при введении того или иного положения или при построении теории в целом?”. Такая реконструкция мыслительной работы, стоящей за отдельной теорией, через восстановление соответствующей проблемной ситуации, приводит к самоопределению исследователя, к постановке им целей, поиску и разработке собственных мыслительных средств и способов действия. В настоящий момент можно зафиксировать что, до сих пор, психология априори признается принадлежащей к естественно научным областям знания и, соответственно, психологические исследования строятся по образцу естественно - научных, без рефлексии специфики психологического познания. Этим объясняется и тот факт, что сам тип методологического исследования оказывается за рамками профессионального сознания психологов, которые (рамки) для многих исчерпываются такими составляющими, как практическая и академическая психология, причем последняя идентифицируется с типом позитивистски ориентированного экспериментального исследования. Под методологическим направлением понимается тип исследований, разрабатывающих всю совокупность проблем, связанных со спецификой научного знания и стоящей за ним научно исследовательской деятельностью как целостной системы, а также со спецификой свойственных научному знанию форм организации (7, с.38) При всей основательности и строгости представлений современной психологии, многообразии ее методического инструментария, она не всегда оказывается способной решить те проблемы, с которыми сталкивается практика и практики. Знания, получаемые в академической психологии, оказываются безнадежно оторванными от жизни и тех реальных, сложных ситуаций и форм практики. “Другого в случае научного исследования экспериментального типа и соответственно - того типа знаний, которые получаются в нем, не бывает, и быть в принципе не может” (5, с.27). Научное знание в принципе не дает целостного представления о человеке. По самой сути наука ориентирована на анализ отдельных сторон целостного объекта, на построение идеальных моделей и выделение общих закономерностей и описание типов. Человек же есть существо уникальное и неповторимое. Понимание науки обычно связывает научное знание со следующими представлениями: • научное знание всегда есть знание чего-либо. Наука дает описание структуры реального или феноменального мира, она сообщает из чего состоит мир. Теория относится к миру, а не нашему взаимодействию с миром. • ученые должны знать, как мыслить, вычислять, наблюдать, экспериментировать. Конечный результат их деятельности - это независимая символическая репрезентация мира. Сложившаяся к настоящему времени психологическая наука имеет в своей основе методологию и своеобразную “идеологию” естествознания Нового времени - после галиллеевского естествознания. Такая методология опирается, прежде всего, на галиллеевский метод научного эксперимента. Эксперимент в такой трактовке предполагает наличие определенного идеального плана действий, программы таких преобразований реальности, которые составляют его предметное содержание. Реальный эксперимент представляет собой “запрос” природе. Подобная методология опирается на определенную философскую картину мира. Это - рациональное механико-математическое представление о мире в философии Нового времени, основанное на естественно-математическом методе познания Галиллея, Кеплера, Декарта. Вот как пишет об этом сам Галиллей: “Философия написана в величайшей книге, которая всегда открыта перед глазами (я разумею Вселенную), но ее нельзя понять, не научившись сначала понимать ее язык и не изучив буквы, которыми она написана, а ее буквы - это треугольники, дуги и другие геометрические фигуры, без каковых невозможно понять по-человечески ее слова; без них тщетно кружение в темном лабиринте” (5, с.63). Это механико-математическое представление переносилось и на исследование природы человека, которое сводилось к социальной физике или механике. В настоящее время усложняются конкретные методические схемы или планы эксперимента, но основные принципы и методологические рамки эксперимента остаются незыблемыми. В этом заключается суть современной психологии, называющей себя экспериментальной и научной. Другого эксперимента в строгом смысле не было, и быть не может. Даже у В. Вундта, в интроспективной психологии эксперимент носит характер естественно научного исследования. Охарактеризуем основные черты естественно научного исследования. Прежде всего, это исследование идеального объекта, заданного в теории с помощью или через особого рода знаковую конструкцию - модель объекта. Это исследование именно идеального, а не реального объекта, с которым можно встретиться в мире практики, в реальных формах практической деятельности. В рамках методологии научного эксперимента научные представления проверяются на истинность, на соответствие реальности. При этом решающим является то, что это соответствие достигается изменением реального объекта через специальную деятельность, через его подтягивание к объекту идеальному. Реальный объект как бы “изготавливается” в эксперименте в соответствии с запечатленным в модели представлением об идеальном объекте изучения. Таким образом, эксперимент - это процедура, с помощью которой предпринимается попытка воплощения в реальности идеальных объектов. При этом (и здесь мы встречаемся со второй принципиально важной чертой естественно - научного исследования), объекты изучения должны быть реализованы именно как “природные”, естественно существующие, то есть как объекты, в своем существовании независимые от какой бы то ни было человеческой деятельности и от знания, которое в рамках этой деятельности получается. В естественнонаучном эксперименте исследователь пытается создать искусственным образом условия, при которых становится возможной реализация некоторого естественного типа событий. По существу он сам строит изучаемый объект и условия его существования. Эти особенности -проекция философских представлений Нового времени, которые наиболее ярко отражены в отношении к природе И. Канта (5). Позиция, постулирующая существование объективных, независимых от познания законов функционирования и развития психики, являющаяся выражением установок классического естествознания сохраняется в современном психологическом знании в качестве основания построения соответствующей картины мира. Однако в 21 веке, и именно в естествознании, представления о реальности, об идеалах и нормах познания, об объективности и предметности научного знания кардинально меняются. Важную роль в этом процессе сыграла специальная и общая теория относительности. Решающим же моментом явились создание и разработка принципов квантовой механики. Оказалось, что для того чтобы понять законы существования элементарных частиц, нельзя абстрагироваться от тех процедур познания, с помощью которых получены сведения о них. Каждый акт наблюдения как один из этапов познания вызывает изменения в поведении частицы столь принципиального характера, что. говорить о ее поведении вне зависимости от процесса наблюдения невозможно. Физики, задумывающиеся над философским значением этого факта, отмечали что он знаменует собой отказ от того способа описания природы, который был в ходу на протяжении столетий и который еще несколько десятилетий назад считался само собой разумеющимся Классический идеал научности как единственно возможный и подразумевающий рассмотрение мира как детерминистского оказался под угрозой. А. Эйнштейн писал: “Метод, к которому мы прибегаем в настоящее время, пользуясь принципом причинности, весьма груб и поверхностен. Мы ведем себя как ребенок, который по одному стиху судит о целой поэме, ничего не зная о ритмическом рисунке, или как человек, начинающий учиться на фортепиано и способный улавливать лишь связь какой-нибудь одной ноты с непосредственно ей предшествующей или следующей за ней. Мы считаем, что реально объяснительный подход может быть использован для систем изолированных (не подвергающихся внешнему воздействию); стабильных (возвращающихся в свое исходное состояние); простых и относительно статичных (развитие которых не приводит к их существенным изменениям) и детерминированных (система в своем настоящем содержит свое прошлое и однозначно определяет будущее). . Экспансия объяснительного метода в психологии как подведение особенного под всеобщее привела к обесцениванию других способов познания, таких как: личностный опыт, здравый смысл. Такой позитивистский настрой привел к тому, что их стали считать несостоятельными, несистематичными и безосновательными. Среди методов, которые используются в данной парадигме -интерпретация, понимание, рефлексия, диалог, проблематизация. Интерпретация. В основе каждого языка лежат некоторые понятийные конфигураторы, которых мы условно назвали “интерпретационные схемы”. Факты, помещаемые в личные интерпретационные схемы, приобретают различные смыслы. Возможность вхождения в смысловое поле другого ведет к пониманию людьми друг друга. Понимание трактуется нами, прежде всего, как искусство “схватывания” смыслов текстов коммуникации, действий людей, фактов и событий, возникающих в определенном контексте конкретной ситуации. Согласно представлениям А.А. Вербицкого, человек существует в различных контекстах (объективных и субъективных) (2). Интеграция множества смысл о образующих контекстов образуют в процессе взаимодействия человека с миром его субъективную картину. Последняя опосредует восприятие человеком мира и себя в нем, влияет на выбор поступков, выступая фактором более “объективным”, чем объективные характеристики ситуации. Важнейшим условием понимания является рассмотрение предъявляемого смысла как авторского, то есть как предлагаемого говорящим, а не вносимого от себя слушающим. Различные психологические практики в том виде, в котором они существуют, недостаточно оснащены в теоретическом плане. Теоретическая и методологическая рефлексия, которой они обладают, недостаточно точна и содержательно отражает природу этих практик. С другой стороны, научная психология в своих собственных экспериментальных исследованиях не всегда может ответить на вопросы, возникающие в практике. В своей ориентации на естественно научную парадигму исследования, психология не может “схватить” принципиальную особенность того объекта, с которым имеет дело эта практика. Эти два обстоятельства и формируют достаточно сложную ситуацию в современной психологии. В психологии нет и, видимо, не может быть единого подхода, принимаемого всеми. Имеющиеся подходы основываются на различных философских основаниях, разных представлениях о целях науки и о природе человека. С нашей точки зрения, психология - это полипарадигмальная наука и поляризация гуманитарного и естественно научного изучения человека, номотетического и идеографического подходов обедняет возможности в цело^ социального познания и психологической науки, в частности, в понимании и помощи конкретному человеку. Сейтхалилов Э. писал: “В будущем обществе психология действительно будет наукой о новом человеке” (3, с.436). “Новая психология”, по мысли Э.Сейтхалилов, является методологией психотехники или философией практики, то есть дисциплиной, способной дельно и эффективно отвечать на запросы практики, “овладевать” ею, давать совершенно новые по типу, содержанию и форме психологические знания. Наконец, в силу предельных целей и ценностей психологической работы, новая психология должна стать наукой не о ставшем, наличном сознании человека, но о сознании становящемся, развивающемся, сознании духовно растущего человека, человека, совершающего усилие и работу по своему развитию. Тогда первой реальностью для исследования в рамках культурно-исторической теории является не психика испытуемого, а само действие по перестройке его психики!. “Психотехническое описание” объекта - это описание не в его автономности существования, независимом от его изучения, но, напротив, - пишет А.А.Радугин, - описание объекта в свете задач, средств и способов его направленной трансформации. И, следовательно, исследование в данном случае должно быть всего лишь экстериоризуемой частью самой же системы психотехнического действия” (2, с. 100). Таким образом, в оснований картины мира, складывающегося в контексте конструктивной психологии, полагается образ человека как человека возможного, реального человека в природном и социально историческом контексте его бытия.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.