РОЛЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ОБРАЗОВ В УЗБЕКСКОМ СОНЕТЕ Холова М.А.

СамГУ


Номер: 6-4
Год: 2017
Страницы: 38-41
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Использование мифологических сюжетов и образов узбекскими поэтами-модернистами углубляет ретроспективную парадигму сонета в хронотопе и усиливает антиномизм в образно-композиционном построении произведения. Формально-содержательный потенциал сонета, выраженный в антиномизме, диалогизме, психологизме и драматизме, позволяет автору раскрыть историко-культурную ситуацию эпохи, передать её читателю через мифологические сюжеты и образы. В эстетике модернизма сонет, состоящий из известных признаков-канонов, активно повышает свой мифотворческий потенциал. Сам он миф и его лирический субъект по своей сущности мифичен. Сонет, в большинстве случаев, строится на основе перосмысления уже имеющегося в истории мифа концепта. Нашу мысль подтверждает сонет узбекского поэта Фахриёра “Сўнгги оташпараст” (“Последний огнепоклонник”): Кўйлагингни кийиб олгин, аланга, Кўйлак тикиб берай бардошларимдан. Менда Ватан, сенда энгил таланган, Мен ҳазар сўрайман Аллоҳ каримдан. Марҳамат ўрнига қасос берсин у, Иноят ўрнига - ғазаб ва қаҳр. Мен энди севмасман, нафратим -мангу, Қисмат - ичилмаган шаробдай тахир. Кўйлагингни кийиб олгин, аланга, Ёғийлар қиличин қўлига тутмас, Букун кўз ёш билан келади душман. Биламан, сен қадим самандарқушсан, Хокистар Ватанда очу яланғоч. Сени нафрат каби юрак унутмас. [3, 12] Перевод: Надень своё платье, о пламя, Сошью тебе платье из своих терпений. Разворована у меня Родина, у тебя же одежда, Прошу я презренья у Аллаха Всемогущего. Вместо милости пусть дарует месть, Вместо милосердия - гнев и ярость. Не полюблю я теперь, вечна моя ненависть, Судьба горька словно неиспитое вино. Надень своё платье, о пламя, Противник не возьмёт в руки меч, Сегодня со слезами на глазах враг придёт. Знаю, ты древняя птица-дракон, На золе-Родине томишься от голода и холода. Тебя как и ненависть не забудет сердце. Говоря о творчестве Фахриёра в жанре сонета, самаркандский сонетолог Михайличенко Б.С. пишет: “Из перечисленных поэтов подаёт большие надежды Фахриёр, его сонетный талант находится в расцвете сил, ощущается поистине неисчерпаемый эстетический потенциал. Поэт вносит заметные изменения в изображение пейзажа, который служит средством проникновения в тайну души сонетного героя, высвечивая его философию суфизма и экзистенции. В сонетах Фахриёра редко встречается целостная картина природы, исключением являются словесные рисунки неба. Автор заставляет активно работать пейзажные элементы, например: образ камня, в виде символов, знаков, идейных мотивов. Нами обращено пристальное внимание на эволюцию сонетного мышления Фахриёра, именно это обстоятельство позволяет надеяться на создание им «сонетных книг». Желательно увидеть в предполагаемых книгах стихов Фахриёра такие жанровые и тематические разновидности, как сонеты-автопортреты; колористические сонеты, наподобие «Гласных» А.Рембо; белые сонеты; сонеты о Прекрасной Узбечке как аналог Беатриче, Лауре, Чёрной Леди, реализуя петрарковскую сонетную формулу любви - «Благословляю имя из имён»; сонеты- портреты; в художественной форме решать вопросы живописи, музыки, скульптуры. Словом, перед Фахриёром открывается перспектива выдающегося поэта с исключительным по глубине и широте размахом деятельности в жанре сонета.”[6, 73] Процесс мифотворчества в сонете напоминает сочетание мифа с субъективно-фантастическим явлением, возникшем в сознании автора, обобщение двух мифологических сюжетов или пародию на мифологический образ. Взаимосвязь мифологического явления и обстоятельств современной действительности противопоставляет единство пространства и времени в произведениях этого жанра, при этом запускает процесс движения от древности к настоящему, от настоящего к древности и будущему. На уровне архитектоники жанра разрыв связи между пространством и временем проявляется в «пересечении» катренов и терцетов, где первые являются внешним развитием событий, которые переходят во внутреннее течение жизни (терцеты). Архитектоник сонета представляет собой «нумерологический символ» образа личности в хронотопе. В сонетах с двумя мифологическими сюжетами или с мифом, связанным с фантазией автора, грань между прошлым и настоящим определяется сюжетом. В сонетах, где миф повествуется субъективно, переход из одного хронотопа в другой будет скрываться в мифопоэтическом образе. Через использование мифологических сюжетов и образов поэт собирает несколько проявлений образа “я” в одну точку и объединяет их в форме согласования исторического, современного и мифологического начал личности, а также создаёт единство пространства и времени посредством антиномичной структуры сонета. В результате готовности мифологических образов нарративные возможности в сонете не ограничиваются в хронотопе. Так, различные уровни понимания личности поэтом-модернистом позволяет создавать следующие виды сонетов, раскрывающих читателю разннобразный мир образа личности: - сонеты, изображающие образ современной личности; - сонеты, восстанавливающие образ реальной исторической личности; - сонеты, включающие в себя синтез мифа-основы и мифопоэтических образов, восстановленных по субъективной воле автора. Каждый вид сонета направлен на создание следующих типических образов: - личность современника автора, выраженного субъективно-объективными отношениями; - личность, изображённая в качестве исторического субъекта; - личность, изображённая в качестве мифопоэтического субъекта. Каждому из этих личностей соответсвует определённый круг сюжета и своеобразная парадигма пространства и времени. Указание на изображение индивидуальной личности, определяющей изменения прошлого и настоящего, отражается в образе героя и автора сонета. Благодаря тому, что каждый из них по-своему значим в историко-культурной сфере действительности, их сосуществование в сонетном пространстве осложняется. Это резкое требование содержания определяет пути раскрытия “я” автора и лирического героя: “Имло луғати”дай ёлғизлик, аруз каби бир рустамлака Қишки дарахт каби ҳолсизлик, шеърсизликдай тақир мамлакат. Нигоҳингдай сассиз бир товуш, нафрат каби замҳарир чилла. Модерн қофиядай ковуши пойма-пой ва йиртиқ бир миллат. Мангуликдай адоқсиз сабр, карвон каби иярувчан феъл, ҳуш сингари алоқ-чалоқ туш. Ғоя каби ўтирик таъбир, бахтсиз каби саодатли эл, озод каби тутқун битта қуш. [3, 173] Перевод: Словно “Орфографический словарь” одиночество, словно аруз неповторим Как дерево зимой недомогание, будто бесстишие пустынная страна. Как твой взгляд безмолвный звук, Словно ненависть лютая зима. Как модернистская рифма Нация с рваными калошами. Словно вечность бесконечное терпенье, Будто караван плетущийся характер, Сон сумбурный будто Как идея устойчивое толкование, Словно несчастный благосостоятельный народ, Невольная птица будто свободная. Характер диалогических отношений между автором и героем определяется интенцией поэта создания образа определенной личности. В сонетах, выражающих образ современной личности, автор и лирический герой выступают как единое целое, формирующее образ личности. В сонетах, восстанавливающих реальную историческуб личность, образно-композиционные условия комментируются исторической славой героя и биографическими фактами. Занимая позицию вне текста, автор принимает участие в формировании объективного образа. Герой, обретающий значимость на границах хронотопа прошлого и настоящего, определяет диалог и конфликт эпох. В творчестве поэтов модернистского периода сонет поднялся на высшую ступень развития, его формально-содержательное своеобразие подверглось воздействию концепции личности современной эпохи и трансформациям в плане поэтики и стилистики. В поэзии модернизма личность смогла сохранить равновесие в вопросе жизни и смерти, а также синтезировать высшее и низменное, небесное и мирское, первичное и конечное начала. В своих эстетических измерениях сонет обрёл амбивалентность и диалектическое мышление на уровне осознания действительности. Сонет прошёл длинный путь развития, сосредоточив в себе образ личности, имеющей важную значимость в историко-культурных условиях, будь то современная или мифологическая личность. Эти особенности усилили возможности данного жанра в изображении личности в контексте философско-эстетической, психологической, общественно-культурной сферах действительности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.