НУЖНА ЛИ ТЕРМИНАЛЬНЫМ БОЛЬНЫМ «ХОРОШАЯ» СМЕРТЬ Кириллов Г.М.,Корноухова Е.А.,Серяков А.В.

Пензенский государственный педагогический университет


Номер: 7-1
Год: 2017
Страницы: 26-29
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

эвтаназия, жизнь, смерть, терминальные больные, болезнь, рак, благоговение перед жизнью, euthanasia, a life, a death, a terminal patients, a disease, a cancer

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье сопоставляются различные подходы в философии и науке к такому неоднозначному явлению, как эвтаназия. Руководствуясь отстаиваемым А. Швейцером принципом благоговения перед жизнью, авторы приходят к выводу, что долг врача состоит в том, чтобы при любых обстоятельствах, опираясь на морально-волевые качества пациента, до конца находиться на страже его жизни и здоровья.

Текст научной статьи

Есть ли право у кого-либо вмешиваться в судьбу Другого? Этот вопрос вполне можно назвать философским. Может ли человек самостоятельно принимать столь серьёзные решения: следует ли ему жить, превозмогая страдания, или уйти из жизни, чтобы не мучиться? Ещё до нашей эры у врачей и целителей сформировалось непоколебимое мнение о недопустимости умерщвления смертельно больных при помощи эвтаназии. Гиппократ отзывался об этом следующим образом: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла» [1, 5]. Почему же проблема эвтаназии стала актуальной в настоящее время? В современном мире одним из самых опасных заболеваний считается рак. На данный момент в России на учете в онкологических учреждениях стоят более 3 миллионов человек. В США ежегодно приблизительно у 0,5 % населения диагностируются злокачественные опухоли [2]. Диагноз - «рак» для человека равноценен смерти. Очень трудно писать об онкологии: сколько человеческих страданий, жертв, горя приносит людям это заболевание?! Несмотря на то, что смертность от сердечно-сосудистых заболеваний стоит на первом месте, а от онкологических - на втором, болезни сердца не вызывают такого беспокойства у людей, как онкология (по данным Минздрава, 48,5% смертей происходит сердечно-сосудистых заболеваний, и только 15% приходится на онкологические заболевания). Неслучайно онкологические больные, переживая тяжёлые страдания, часто испытывают желание положить им конец ценой прекращения жизни. Не только рак, но и другие смертельные заболевания резко меняют судьбу больных. Возникает вопрос: возможно ли вернуться к повседневной жизни, думая о скорой неминуемой смерти? Не каждый способен справиться с психологическим давлением, которое оказывает болезнь. Нередки случаи, когда больной сам накладывает на себя руки, не выдержав такого психологического состояния или будучи не в силах терпеть физическую боль. Приведём несколько примеров о поведении терминальных больных из литературы. В один день рак изменил судьбу писателя Гарта Каллахана, о чём он и рассказывает в своей книге «Записки на салфетках» [3]. Это история о заботливом и любящем отце, которому был поставлен страшный диагноз не один раз. Никто не может дать никаких гарантий, сколько осталось жить больному. Гарт Каллахан пишет о том, что он не знает, сколько ещё времени сможет провести со своими близкими: женой и дочерью. Писатель понимает, что у него, скорее всего, не будет шансов увидеть взросление своей любимой дочери, заботиться о ней и помогать семье. Это обстоятельство сильно изменило его жизнь, но он нашёл способ оставаться на связи с близкими каждый день, даже если не сможет быть рядом. До окончания школы своей дочерью отец ежедневно оставляет ей записки… на салфетках. Эта реальная история говорит нам о том, как человек нашёл в себе силы посмотреть смерти в лицо, бороться с ней, не опускать руки и оставаться со своими родными как можно ближе. Диагноз, который многих людей может подтолкнуть к суицидам и морально разрушить изнутри, в этом случае полностью изменил человека и его отношение к жизни. Но стоит ли жить, если жизнь уже не приносит радости? Этот вопрос до сих пор является спорным. Многие философы считают, что жизнь есть благо только тогда, когда положительные эмоции преобладают над отрицательными. Следовательно, если удовольствия больше нет, а жизнь представляет собой лишь страдание, то какой смысл жить?.. Гегесий - представитель Киренской школы, за свою проповедь самоубийства получивший прозвище «Учитель Смерти», рекомендовал ученикам смерть путём голода. Он учил, что «счастья вообще не может быть»: тело всегда испытывает болезненные ощущения, а душа разделяет их, т.е. счастье в реальной жизни недостижимо. Мыслитель утверждал, что чистого наслаждения нет, поэтому жизнь бессмысленна и жить не стоит. После его лекций некоторые слушатели осознавали несовместимость идеального с реальным и принимали решение уйти из жизни путём голодной смерти по рекомендации своего учителя. Ещё одним проповедником смерти был Джейкоб Кеворкян - американский врач, который популяризировал эвтаназию. Он собственноручно разработал «машину самоубийства» для людей, чьи страдания не стоят того, чтобы продолжать жить. Таким образом, мы видим, что эвтаназия всё-таки пропагандировалась и применялась на практике людьми, которые представляли себе смерть как нечто прекрасное. Они не видели проявления аморальности в избавлении человека от страданий. Термин «эвтаназия» состоит из соединения двух греческих слов: «ev» - благий, хороший и «thanatos», что означает смерть. Следовательно, эвтаназия - значит хорошая, благая смерть [4, 224]. Возможно, эвтаназия и имеет место быть во врачебной практике в случае с очень тяжёлыми стационарными больными (например, для пребывающих в хосписе), жизнь которых можно длительное время поддерживать, но вылечить их невозможно, для них каждая минута приносит только боль, а продолжение жизни - лишь страдание. В такой ситуации многие готовы на всё, лишь бы перестать испытывать тяжкие мучения. Врач обязан облегчить жизнь любого пациента. Бывают ситуации, когда человек до конца своей жизни будет являться стационарным больным и испытывать не только физическую, но и психологическую боль. Возникает вопрос: «Не лучшим ли выходом будет эвтаназия?» Нам близка позиция А. Швейцера, который личным своим примером, бескорыстным участием в судьбе нуждающегося в медицинской помощи утверждал отстаиваемый им нравственный принцип благоговения перед жизнью. Он писал: «Этика заключается, следовательно, в том, что я испытываю побуждение выказывать равное благоговение перед жизнью как по отношению к моей воле к жизни, так и по отношению к любой другой. В этом и состоит основной принцип нравственного. Добро - то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей» [5, 228]. В христианской философии так же проповедуется добро во всех его проявлениях: «Уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и стремись к нему» (1Петр.3:11) [6, 3398]. Если допустить применение эвтаназии в нашем государстве, то кто будет выдавать или вводить смертельное лекарство больному, чтобы избавить его от мук? Не каждый человек способен на это, а для врача и вовсе подобное действие является преступлением. К тому же, разве только закон запрещает ему так поступать? Врач - это ангел в белом халате, который призван спасать жизнь, а не ангел смерти. Каким он будет спасителем, если вынужден будет убивать, хотя бы косвенно? Несмотря на это, любой человек вправе сам выбирать свою судьбу, принимать какие-либо решения, влияющие на его дальнейшую жизнь. Он сам несёт ответственность за свои поступки. Но не всегда пациент имеет возможность здраво мыслить в связи с тяжёлой стадией заболевания. В то же время существует и противоположное мнение: какая бы ни была жизнь, она лучше, чем ее отсутствие. Жизнь - это высшее благо, которое даровано человеку. В таком случае эвтаназия недопустима. На данный момент эвтаназия запрещена в большинстве стран мира, а врач, подвергнувший пациента эвтаназии, непременно предстанет перед судом. В России этот вопрос регулируется федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (глава 5, статья 45): «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента» [7]. Одновременно, согласно статье 20 Конституции Российской Федерации: «Каждый имеет право на жизнь» [8]. Человеческая жизнь хрупка. Никто не имеет права забрать ее. «Жизнь - это миг. Ее нельзя прожить сначала на черновике, а потом переписать на беловик», - говорил Антон Павлович Чехов [9, 1]. Он хотел донести до нас то, что жизнь дана нам один раз, и она слишком коротка, чтобы терять ее. Бывают моменты, когда человек не в силах сохранить ее в одиночку. Помочь с этим может только врач. Врач - это человек, готовый посвятить себя служению людям. Он берет на себя ответственность за самое прекрасное на свете - жизнь человека. Он не только спасает человеческую жизнь, но и стремится ее продлить. «На сколько мы продлеваем жизнь - вопрос, конечно, очень важный. Но хоть на малый срок, как только позволяют наши врачебные возможности, пусть на год, на полтора, пусть даже на неделю - это всегда благо. Спросите любого человека, что он предпочтет: умереть сегодня или через неделю. Уверен, что любой выберет последнее», - писал один из самый известных в мире хирургов, академик РАМН, член Союза писателей России, почетный член многих Отечественных и зарубежных научных обществ Федор Григорьевич Углов в своей книге «Сердце хирурга» [10, 192]. Призвание врача - спасать жизни, он должен облегчить судьбу больного, привести его к правильному решению, направить на истинный путь. Когда, казалось бы, всё потеряно, больные идут к врачу за помощью с надеждой на лучший исход. Даже если врач не может дать 100%-ой гарантии на выздоровление, пациенты стараются ухватиться за любую возможность и идут на риск. Они идут к нему не для того, чтобы облегчить жизнь смертью, а чтобы спасти и продлить её. Что же мы имеем в итоге? Является ли эвтаназия действительно «хорошей смертью»? В самом деле, безболезненная смерть куда лучше страданий до конца жизни человеку. Поддерживать жизнь в человеке, обреченном на смерть, и, правда, нецелесообразно. Но можно ли лишить человека остатка его дней на земле? Справедливо ли отобрать у него последние часы жизни? Можно сказать, что эвтаназия имеет место быть во врачебной практике, но законодательно-правовое и морально-этическое регулирование данного вопроса ещё долгие годы будет являться одним из самых проблематичных вопросов. По большому счёту, эвтаназия - это убийство, хоть и осуществляемое во благо, а лишить человека жизни не вправе никто. Безусловно, в эвтаназии можно найти положительные черты, но их на порядок меньше отрицательных, как мы можем сделать вывод. В основном, мысли о суициде появляются у человека, когда он открывает для себя шокирующую правду - смертельный диагноз. Мысли о смерти - не что иное, как эмоциональное напряжение и человеческая слабость. Задача же квалифицированного врача - вселить в больного надежду и внушить желание жить, но никак не умертвлять его. Жизнь слишком коротка для того, чтобы ещё больше её укорачивать. Нельзя допускать даже мысли об эвтаназии, ведь осознание этого может прийти слишком поздно. Лишение человека жизни карается как уголовным кодексом, так и человеческой совестью, ведь до конца жизни придётся нести на себе этот груз - убийство.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.