ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ПОНЯТИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ Карданов Р.А.

Новороссийский государственный морской университет им. адмирала Ф.Ф. Ушакова


Номер: 8-1
Год: 2017
Страницы: 90-93
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

гражданско-правовая ответственность, имущественная ответственность, личная ответственность, civil liability, financial responsibility, personal liability

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Вопрос понятия и содержания гражданско-правовой ответственности является одним из актуальных. Как отмечает И.А. Покровский «Первое, в чем человек нуждается, это, конечно, охрана его самых элементарных благ - жизни, телесной неприкосновенности, свободы» [4, 121]. Право вырабатывает механизмы защиты указанных выше личных благ от любых частных посягательств: с одной стороны, определенные посягательства на частных лиц подпадают под действие уголовного закона; с другой - «и гражданское право не остается в стороне: оно рассматривает, в свою очередь, все посягательства на эти блага как гражданский деликт и связывает с ним обязанность возмещения причиненного вреда [4, 121]. В настоящей статье рассматривается история развития института гражданско-правовой ответственности, раскрывается содержание гражданско-правовой ответственности в различные периоды.

Текст научной статьи

В первобытном обществе правила поведения соблюдались добровольно в силу «привычного понимания их полезности» [1, 56]. Как отмечает И.А. Покровский «психике примитивного человека свойственно чувство, что вещь, добытая или сделанная им (например, убитая дичь, пойманная рыба, сделанное оружие и т. д.), принадлежит ему; конечно, всякое посягательство на эту вещь будет ощущаться им как некоторая обида...» [4, 192]. В первобытном обществе с присваивающей экономикой посягательство на жизнь и здоровье воспринимается как личная обида, нарушение личной сферы потерпевшего, которое, как правило, восстановить невозможно. От потерпевшего, его родственников, следует реакция в виде мести. Появляется принцип талиона («око за око, зуб за зуб»). Примитивное общество устанавливало ответственность, руководствуясь принципом объективного вменения, т.е. ответственности независимо от наличия вины у нарушителя. С переходом общества от присваивающей экономики к производящей и появлением раннеклассовых образований, у обидчика появляется возможность предоставить пострадавшему что-либо взамен жизни и здоровья. Изначально, пострадавший, его родные сами выбирали применить ли к нему меры личные меры личного характера (кровная месть, членовредительство) или имущественного. Раннеклассовое государство еще не настолько сильное, чтобы диктовать свои условия, поэтому оно лишь закрепляет устоявшиеся правила поведения и содержит пределы реагирования на обиду. Так, Хеттский законник разрешает «хозяину крови» выбрать между смертью виновного и выкупом [8, 49]. Государство не в силах подавить у обидчиков чувство мести, поэтому законы раннеклассового государства допускали применение мести, но устанавливали их пределы. Кроме того, сохраняется возможность передачи виновного лица вместо уплаты выкупа. Это можно наблюдать в Русской Правде, в которой допускалась выдача холопа. В связи с тем, что несмотря на наличие прибавочного продукта, товарно-денежные отношения развиты слабо, имущественная сфера отождествляется с личной. В случае, если есть возможность уплаты выкупа, но у причинителя вреда нет имущества для этих целей, наступает наказание личного характера. Таким образом, зарождение института гражданско-правовой ответственности ознаменовывается появлением идеи выкупа как попытки заменить месть. С развитием имущественных отношений одни товары становятся эквивалентными другим товарам, и выкуп является натуральным. Но с появлением денег денежный выкуп заменяет натуральный, появляется система штрафов, которые являются средством защиты как имущественной, так и личной сферы пострадавшего. Например, в Русской Правде наказания в виде штрафа устанавливались за воровство, членовредительство, убийство. С обменом товаров на деньги появляются отношения долга и денежная ссуда, «а вместе с ней - процент и ростовщичество» [9, 359]. За неуплату долга в Древней Индии кредитору, если он из более высокой касты, чем должник, разрешается понудить последнего, если должник не брахман, к выполнению работы в погашение долга [3, 66]. Подвергать принудительным работам разрешалось также и в случае невыдачи обещанного. Ф. Энгельс справедливо указывает: «И ни одно законодательство позднейшего времени не бросает должника столь жестоко и беспощадно к ногам кредитора-ростовщика, как законодательства Древних Афин и Рима, - и то и другое возникло спонтанно как обычное право, исключительно в силу экономической необходимости» [9, 359]. Таким образом, с появлением денежных отношений месть заменяется денежным штрафом, а неуплата штрафа влечет личную ответственность. Развитие личности в обществе требует ограничение произвола одного лица по отношению к другому лицу, а государство должно обеспечить недопустимость данного произвола. Римское право устанавливает, что тело свободного человека, не собственность и оценке не подлежит. Кроме того развитие личности приводит к вымиранию личной неимущественной ответственности за неисполнение обязательств. И.А. Покровский описывает схему вымирания личной неимущественной ответственности за неисполнение обязательства следующим образом: «Сначала запрещается убийство должника или продажа его в чужие руки; затем рабство у кредитора превращается в простую долговую кабалу, длящуюся только до отработки долга, или личное задержание, имеющее своей целью побудить должника или его близких к покрытию долга. Но и в том и в другом смысле личная ответственность, чем далее, тем более утрачивает реальное значение и вступает в коллизию с развивающимся чувством личной свободы. Частное задержание кредитором заменяется долговыми тюрьмами и приобретает характер некоторого наказания за неисправность. Наконец, и эти последние исчезают, и тюремное заключение сохраняется только в виде обыкновенного уголовного наказания не за неисполнение как таковое, а за известные виды банкротства»[4, 239]. В России лишь к концу XVII в. утвердилась идея имущественной ответственности за нарушение договорного обязательства: «... вырабатывается порядок обращения взыскания за долги не на лицо, а на имущество должника»[7, 272]. С развитием личности общество начало осознавать, что за определенные нарушения (случайное убийство зачинщика в ходе драки) к определенным категориям лиц (умалишенные, дети) применение общих начал гражданско-правовой ответственности является несправедливым. Таким образом, на долгое время в качестве основного принципа в праве был закреплен принцип субъективной ответственности. Однако, несмотря на это, классическое римское право знает случаи объективной (безвинной ответственности): ответственность трактирщика или шкипера за причиненные убытки, независимо от наличия вины. В 17-18 вв. учеными-юристами провозглашается общий принцип - каждый ответственен за вред, который он виновно причинил [6, 362, 387-388]. Данный римский принцип прочно укрепился в законодательстве Европы и сохранялся до конца 19 века. Однако все чаще некоторые ученые-юристы начали говорить об объективной ответственности, которая имела как поклонников, так и противников. Так, Гирке оправдывает объективную ответственность: «Если причинивший вред не виноват, то еще менее виноват пострадавший», а И. А. Покровский, доводя аргумент Гирке до абсурда, возражает: «С точки зрения этого соображения, с равным правом можно было бы привлечь к ответственности всякого встречного, ибо всякому на его вопрос: «Чем я виноват?» - точно так же можно было бы ответить: «Ты, конечно, не виноват, но еще менее виноват потерпевший!» [4, 288]. Но с развитием общества, помимо индивидуального субъекта появляется и коллективный субъект (юридическое лицо), а также в производство, а позже и в повседневную деятельность внедряются результаты научно- технического прогресса. С одной стороны они несут риск причинения вреда, а с другой, приносят прибыль предпринимателю. Л. Дюги справедливо отмечает в отношении группы (группового или коллективного субъекта), что коллективный субъект получает непосредственную выгоду, и справедливо, чтобы риск, которому он подвергает индивидов и другие группы, лежал именно на нем[2, 78]. Перед лицом коллективного субъекта и результатов научно-технического прогресса распределение экономических последствий причиненного вреда исходя из принципа субъективной ответственности, становится все менее справедливым. Принцип субъективной ответственности, который ранее вставал на защиту прав личности, стал все больше действовать в ущерб ей, объективная же ответственность, напротив, защищала его интересы. Таким образом, появилась необходимость в отражении принципа объективной ответственности в позитивном праве. В частности, в Германии устанавливается безвиновная ответственность железных дорог, позднее - фабрично заводских предприятий, которая не регулируется нормами ГГУ [5, 40]. В России в настоящее время гражданским кодексом РФ предусмотрена ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. Кроме того, в Европе все больше защищается материальная сфера управомоченного лица даже при регулировании последствий причинения вреда жизни и здоровью: решаются вопросы имущественных последствий нарушения имущественных и неимущественных прав. Вместе с тем, из римских «оценочных исков из личной обиды» происходит понятие компенсация нематериального (морального) вреда. На основании вышеизложенного, сделаем следующие выводы: 1) В первобытном обществе посягательство на жизнь и здоровье человека понимается как личная обида, ответственность за посягательства на жизнь и здоровье человека устанавливалась по принципу талиона «око за око, зуб за зуб»; 2) с появлением раннеклассовых государств и имущественных отношений виды гражданско-правовой ответственности расширяются, потерпевшая сторона может попросить у обидчика что-либо другое вместо жизни или здоровья; 3) с появлением денежных отношений гражданско-правовая ответственность проявляется, в основном, в виде штрафов, однако, по прежнему, в ряде случаев применяется личная ответственность; 4) с развитием личности появилась необходимость в ограничении произвола одного лица по отношению к другому лицу, а государство должно обеспечить недопустимость данного произвола. Римское право устанавливает, что тело свободного человека, не собственность и оценке не подлежит. Постепенно личная ответственность ушла в прошлое; 5) в римском праве в качестве основного принципа был закреплен, а в17-18 вв. был провозглашен учеными юристами принцип субъективной ответственности, т.е. ответственности за виновные действия, однако с появлением коллективных субъектов (юридических лиц) и внедрением результатов научно-технического прогресса в производство и повседневную жизнь обусловили необходимость объективной ответственности, т.е. ответственности независимо от вины. 6) Римское право оказало большое влияние на формирование института гражданско-правовой ответственности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.