ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ ПРОФСОЮЗА ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ЕГО СТРУКТУРЫ Михайличенко К.А.

Высшая школа экономики


Номер: 9-1
Год: 2017
Страницы: 39-42
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

профессиональный союз, право на свободу объединения, Международная организация труда, trade union, the right to freedom of association, the International Labor Organization

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В предлагаемой вниманию читателя статье анализируются теоретические и практические проблемы, связанные с реализацией принципа самостоятельности профсоюза при определении его структуры в России. Основной целью статьи является исследование вопроса о том, какое значение имеет институт внутренней самостоятельности профсоюза для реализации права на свободу объединения, какие законодательные механизмы препятствуют реализации данного принципа. Поскольку существует довольно разнообразная судебная практика по рассматриваемому вопросу, в том числе по данному вопросу было принято постановление Конституционного суда РФ, он является весьма актуальным. Кроме этого, автор анализирует позицию Комитета по свободе объединения и Комитета Экспертов Международной организации труда на рассматриваемый вопрос и взгляд данных органов на российскую практику Вопросы, касающиеся правовой природы самостоятельности профсоюзов, должны стать предметом серьезного и детального исследования в науке трудового права, результаты которого следует в дальнейшем использовать при совершенствовании профсоюзного законодательства и практики его применения.

Текст научной статьи

В юридической литературе [12, 76] выделяется две категории наиболее незащищённых граждан в товарно-денежных отношениях - это частные лица в сфере наёмного труда и потребители в гражданско-правовых сделках. Несмотря на то, что природа объединений работников - иная, чем у обществ защиты прав потребителей, их сближает то, что для оба этих образования создаются специально для осуществления коллективного механизма защиты; для лиц в сфере наёмного труда таким объединением является профессиональный союз. Один из основоположников теории трудового права, профессор Л.С. Таль, указывал, что «профсоюз является специальным субъектом публичного представительства, действуя в профессиональных интересах своих членов, он имеет возможность определять и предпринимать все, что требуется в общем интересе в пределах законной компетенции» [9, 72]. Советский исследователь В.М. Догадов рассматривал профсоюз в качестве органа классового представительства, как правомочную организацию всего рабочего класса, призванную защищать интересы трудящихся [1, 126]. Я.А.Канторович подчёркивал, что профсоюз имеет самостоятельную роль в системе возможных инструментов защиты интересов работников [3, 176]. Многие современные авторы согласны с такой позицией, например, С.Ю.Чуча обращает внимание на то, что в нынешней правовой реальности профсоюз является единственной общественной структурой, которая призвана защищать права работников и обеспечивать их право на самозащиту [11, 46]. А.М. Лушников и М.В.Лушникова также отмечают, что работники сейчас нуждаются в таком органе как профсоюз, особенно в случае нестабильной и кризисной ситуации в российской экономике, когда самостоятельно работникам обратится в судебные органы затруднительно, так как это требует профессионального подхода и весьма дорогостояще [5, 335]. Одним из ключевых вопросов для обеспечения возможности функционирования профсоюза является реализация основополагающих принципов деятельности профсоюза, одним из которых является принцип самостоятельности профсоюза при определение его структуры. В ст. 3 Федерального закона от 12.01.1996 № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (далее - ФЗ «О профсоюзах») даны определения ряда терминов, а именно первичной профсоюзной организации, общероссийского профсоюза, общероссийского объединения (ассоциации) профсоюзов, межрегионального профсоюза, межрегионального объединения (ассоциации) организаций профсоюзов, территориального объединения (ассоциации) организаций профсоюзов, территориальной организации профсоюза. Однако на практике давно возник вопрос, как соотносится данная статья с принципом самостоятельности профсоюзов, который в целом вытекает из правовой природы профессиональных союзов. Ещё дореволюционные теоретики [4, 178] говорили о том, что там, где кончаются пределы государственного регулирования труда в крупной промышленности, начинается уже область общественной инициативы со стороны самих рабочих в лице их союзов. Однако провести грань между тем, где заканчивается государственное регулирование и начинается полная самостоятельность профсоюза, достаточно сложно. На практике возникало много вопросов относительно порядка определения структуры профсоюза. Ярким примером такого спорного дела является кейс профсоюза «Солидарность» из Твери. В положении о первичных профсоюзных организациях данного профсоюза было предусмотрено создание цеховых комитетов в структурных подразделениях предприятия. Там были созданы цеховые комитеты, были назначены председатели и заместители. Однако работодатель уволил двух заместителей по п.2 ч.1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (сокращение численности или штата работников организации). При этом работодатель счел возможным не получать согласия вышестоящего профсоюзного органа. Работники обратились в суд с исками о восстановлении, мотивируя требования тем, что на момент увольнения они являлись заместителями руководителей выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций в структурном подразделении организации. Им было отказано во всех инстанциях, так как по мнению судов, хотя цеховой комитет предусмотрен положением о первичной профсоюзной организации, тем не менее, сам он первичной профсоюзной организацией не является, данный вид профсоюзного образования законом не предусмотрен, поэтому ни его руководителям, ни их заместителям гарантий не предоставляется [8, 56]. Как мы видим, определение структуры профсоюза влияет на его признание работодателем и предоставление определённых прав и гарантий. Хныкин Г.В. [10, 19] отмечал, что модель, при которой структура профсоюза толкуется ограничительно, то есть императивно регулируется законом, значительно усложняет работу многих профсоюзов, создает проблемы реализации их прав, предусмотренных Конвенциями Международной организации труда № 87 «Относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию» и № 98 «Относительно применения принципов права на организацию и заключение коллективных договоров». Непосредственно в ч. 1 статьи 3 Конвенции Международной организации труда № 87 предусмотрено, что организации трудящихся и предпринимателей имеют право вырабатывать свои уставы и административные регламенты, свободно выбирать своих представителей, организовывать свой аппарат и свою деятельность и формулировать свою программу действий. По мнению учёного, создание профсоюзных организаций в различных формах и их представительных органов - это внутреннее дело самих профсоюзов. Именно эта же мысль прослеживается в позициях Международной организации труда, отражённых в решениях Комитета по свободе объединения Административного Совета Международной организации труда. Следуют иметь в виду, что позиции данного органа имеют большое практическое значение. Так, в Сборнике Решений Комитета по свободе объединения подчёркивалось, что «право трудящихся создавать по своему выбору организации и вступать в такие организации не может считаться существующим, если оно не установлено и не соблюдается в полной мере в законодательстве и на практике» [7, 271]. Идентичной логике придерживается и Комитет экспертов по применению Конвенций и Рекомендаций при толковании ст.3 Конвенции №87. В Общем обзоре докладов по Конвенциям Международной организации труда №87 и №98 указывается: «Статья 3 Конвенции №87 предусматривает свободное функционирование организаций трудящихся и предпринимателей, признавая за ними четыре основных права: вырабатывать свои уставы и положения деятельности, свободно избирать своих представителей, организовывать свой аппарат и деятельность, а также формулировать программу действий без вмешательства государственных органов. Статья 8 Конвенции предусматривает, что при осуществлении названных прав организации должны соблюдать законы страны, но в то же время указывает, что законы страны не должны ущемлять гарантии или же применяться таким образом, чтобы это противоречило гарантиям, содержащимся в Конвенции» [6, 189]. Вопрос относительно права российских профсоюзов создавать самостоятельно различные структуры был также предметом рассмотрения в Комитете по свободе объединения Административного Совета МОТ по жалобе Конфедерации труда России по делу №2251. В Докладе № 333 (2004 г.) по данному делу Комитет указал: «Трудящиеся должны обладать свободой в принятии решения о создании на уровне предприятия либо профсоюза трудящихся, либо другой формы первичной организации, как, например, цеховой профсоюзной организации. Различие между первичной профсоюзной организацией и любой другой формой профсоюза, предоставляя особые преимущества одной форме в ущерб другой форме или лишая преимуществ одну форму в целях предоставления этих преимуществ другой форме организации, не должно иметь косвенным следствием ограничение свободы объединения трудящихся и их права вступать в члены организации по своему выбору» [2, 3]. Однако российские правоприменительные органы с таким подходом были не согласны и толковали ст.3 ФЗ «О профсоюзах», как императивно устанавливающую возможную структуру профсоюза. Стоит отметить, что и Европейский Суд по правам человека неоднократно отмечал право профсоюзов свободно принимать устав и определять внутреннюю структуру. В ряде дел [13, 6] Европейский суд прямо указывал, что право создавать профсоюзы включает в себя право профсоюзов принимать свои уставы и осуществлять управление самостоятельно. Важным этапом в развитии вопроса об определении структуры профсоюза являлось принятие Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 2013 г. № 22-П «По делу о проверке конституционности абзацев первого - восьмого статьи 3 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в связи с жалобами Общероссийского профессионального союза работников нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства и Общероссийского профессионального союза работников государственных учреждений и общественного обслуживания Российской Федерации». Обращение в Конституционный суд РФ (далее - КС РФ) было вызвано тем, что 2 декабря 2011 года Гагаринский районный суд г. Москвы признал положения пунктов 2.1 и 5.3, глав 6 и 7 Устава Нефтегазстройпрофсоюза России в редакции, утвержденной решением пятого съезда Нефтегазстройпрофсоюза России от 22-23 декабря 2010 года, противоречащими Федеральному закону № 10-ФЗ от 12 января 1996 года «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», Федеральному закону № 82-ФЗ от 19 мая 1995 года «Об общественных объединениях» с момента принятия. Суд обосновал данное решение тем, что главы 6 и 7 Устава содержали определения структурных подразделений Нефтегазстройпрофсоюза России, которые не предусмотрены законом: объединенная профсоюзная организация, цеховая профсоюзная организация, профсоюзная группа, межрегиональная профсоюзная организация. Московский городской суд поддержал такую позицию, акцентировав внимание на том, что перечень структурных подразделений, предусмотренных ст. 3 ФЗ «О профсоюзах», расширительному толкованию не подлежит. КС РФ при рассмотрении данного дела указал, что такая позиция правоприменительных органов нарушает право на объединение в профессиональные союзы, предусмотренное статьёй 30, части 1 Конституции Российской Федерации. Также в соответствии с Федеральным законом от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» общественные объединения, к которым относятся и профсоюзы, свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов своей деятельности. Более того, законодатель в ст. 3 ФЗ «О профсоюзах» не указал, что перечень структурных подразделений профсоюзов исчерпывается перечисленными терминами. Этот тезис подтверждается также тем, что в статье 25 Федерального закона от 12 января 1996 года № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» упоминается «цеховая профсоюзная организация», определение которой просто не раскрывается в статье 3 указанного закона. Необоснованные препятствия в определении структуры профсоюза, по мнению судей Конституционного суда, не согласуются с провозглашенной свободой объединения. Таким образом, КС РФ подтвердил, что федеральное законодательство гарантирует свободу объединения в профессиональные союзы, которая включает свободу профсоюзов самостоятельно разрабатывать и утверждать уставы и определять свою внутреннюю (организационную) структуру. Федеральным законом от 22.12.2014 № 444-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» часть первая статьи 1 ФЗ «О профсоюзах» была дополнена словосочетанием «иных профсоюзных организаций, объединений (ассоциаций) организаций профсоюзов», то есть теперь профсоюз может создаваться как в виде перечисленных структурных подразделений, так и в иных формах. Исходя из вышеназванных положений, можно сделать вывод, что принцип самостоятельности в определении структуры является одним из основополагающих принципов деятельности профсоюзных организаций, обеспечивающих реальное право на свободу объединение. Данный принцип должен толковаться правоприменителем расширительно и не ограничивать профсоюзы в праве принимать решения относительно организации внутренний структуры.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.