П.А. СОРОКИН - Е.Д. КУСКОВА: О ЧЕМ ОНИ ДИСКУТИРОВАЛИ В НАЧАЛЕ 1920-х гг Русанова В.С.,Золотарев В.П.

Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина


Номер: 9-2
Год: 2017
Страницы: 31-36
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

П.А. Сорокин, Е.Д. Кускова, «Воля России», высшая школа, народное просвещение, P. Sorokin, E. Kuskova, «The Will of Russia», high school, public enlightenment

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется взгляд П.А. Сорокина на одну из проблем развития системы образования в РСФСР, а также освещается дискуссия, возникшая между социологом и Е.Д. Кусковой в начале 19120-х гг.

Текст научной статьи

23 сентября 1922 г. социолог Питирим Александрович Сорокин навсегда покинул территорию России, так и не приняв идеологию большевизма. Задержавшись на несколько дней в Германии, семья Сорокиных переехала в один из центров русской эмиграции начала 1920-х гг. - Прагу. Здесь ученый продолжил свою преподавательскую и публицистическую деятельность. Он сотрудничал с рядом эмигрантских газет и журналов, в перечне которых мы обнаруживаем «Волю России». Коротко об этом издании. «Воля России» - журнал, основанный в Праге эсерами, группировавшимися вокруг А.Ф. Керенского. Изначально (1921 г.) «Воля России» была ежедневной газетой, с середины 1922 г. - еженедельник, с конца 1922 г. выходила 2 раза в месяц, а с 1924 г. - ежемесячник. К концу 1922 г. «Воля России» стала печатным органом левого крыла партии социалистов-революционеров. Редакторами журнала были В.И. Лебедев, М.Л. Слоним, В.В. Сухомлин (с 1924 г. в редколлегию журнала вошел Е.А. Сталинский) [1, 206]. Примечательно, что двое из перечисленных редакторов (В.И. Лебедев и Е.А. Сталинский) были хорошо знакомы П.А. Сорокину. Их связывала работа в редакции, издававшейся в 1917 г. в Петрограде литературно-политической газеты «Воля народа». В ней было опубликовано более 120-ти статей, принадлежащих перу Питирима Александровича. На сегодняшний день большинство их опубликовано и доступно читателю[2;3]. Поиск «Заметок социолога», как была озаглавлена значительная часть статьей П.А. Сорокина, продолжается. Как и большинство ученых, мыслителей, философов эмигрировавших из РСФСР в Европу в 1920-е гг. П.А. Сорокин зорко следил за развитием только создававшегося Советского государства. Его волновало множество проблем из жизни советского общества, обострившихся в условиях Гражданской войны. Переполнявшие социолога размышления на этот счет нашли отражение в нескольких работах ученого, в том числе в журнальных статьях. Так в четвертом и пятом номерах «Воли России» за 1922 г. редакцией была размещена статья Питирима Александровича «Нравственное и умственное состояние современной России»[4;5]. Проблемы, поднимаемые им в указанной статье разнообразны. Перечислим наиболее крупные из них: 1) Влияние войны и революции на формирование и деформацию морально-нравственного компонента психологии человека; 2) условия жизни советских граждан; 3) организация учебной и научной деятельности в стране Советской властью. Ограничиваясь рамками заявленной статьи, мы сосредоточим внимание на проблеме народного просвещения (в частности развитии высшей школы), взгляд на которую социолог изложил во второй части своего очерка. Вопрос о состоянии народного просвещения звучит сегодня не менее актуально, чем почти столетие назад. Однако как сегодня, так и тогда оценки действий власти в этом направлении встречаются различные. Сходятся они лишь в критических замечаниях в отношении приемов и методов организации народного образования в первые годы власти большевиков тогда и игнорировании наработанного советской школой опыта сегодня. Дискуссии по данной проблематике время от времени возникали и продолжают возникать в узких научных кругах, отражаясь в научной, общественно-политической периодике. Один из таких споров развернулся на страницах «Воли России» между Питиримом Александровичем Сорокиным и Екатериной Дмитриевной Кусковой в 1922-1923 гг. И если имя П.А. Сорокина сегодня хорошо известно, то о Е.Д. Кусковой, полагаем, стоит сказать несколько слов. Екатерина Дмитриевна Кускова (Прокопович) родилась в Уфе в 1869 г. Начальное образование получила в Саратовской женской гимназии, после окончания которой, в возрасте 16 лет, вышла замуж за одного из гимназических учителей [6]. Вскоре после замужества осталась вдовой. В Саратове входила в молодежный народнический кружок Н.М. Астырева, за что была осуждена и выслана в Нижний Новгород. Там познакомилась с С.Н. Прокоповичем и вскоре вышла за него замуж [7, 173]. В 1987 г. супруги вступили в «Союз русских социал-демократов за границей» однако в 1898 г. по требованию Г.В. Плеханова Е.Д. Кускова была из «Союза» исключена [8,438]. В 1899 г. Е.Д. Кускова составила платформу социал-демократического «экономизма». Документ получил известность в марксистских кружках под названием «Кредо». Он вызвал резкий протест со стороны В.И. Ленина и группы русских марксистов [9, 576]. В 1905 г. заочно была избрана в ЦК партии кадетов, но в партию вступить отказалась [10, 438]. После Февральской революции Е.Д. Кускова установила связь с А.Ф. Керенским, которая окрепла, когда в июле 1917 г. в состав Временного правительства вошел С.Н. Прокопович [11, 173]. С апреля этого же года в Москве Е.Д. Кускова организовала издание социал-демократической газеты «Власть Народа». Октябрьскую революцию не поддержала и после свержения Временного правительства проживала в Москве. Не примкнула ни к какой из борющихся сторон и выступала за прекращение Гражданской войны. В 1921 г. Е.Д. Кускова являлась активным деятелем «Всероссийского комитета помощи голодающим»[12]. В 1922 г. вместе с мужем выслана заграницу. Проживала в Праге, затем в Женеве. Активно сотрудничала с эмигрантскими печатными изданиями [13]. Такова вкратце канва жизни Е.Д. Кусковой. Статья Питирима Александровича в «Воли России», по всей видимости, вызвала в среде русских эмигрантов резонанс. Несогласие с рядом выводов и оценок, сделанных социологом, кроме Е.Д. Кусковой выразил публицист и писатель А.Б. Петрищев, опубликовав свои размышления в газете «Дни»[14, 24], а также члены редакции самого журнала[15, 32-33]. Обратимся же к текстам статей двух заявленных оппонентов - П.А. Сорокина и Е. Д. Кусковой. Вторая часть «Нравственного и умственного состояния современной России», как уже было отмечено выше, посвящена состоянию народного просвещения и науки в РСФСР. Приводя данные из «Статистического Ежегодника» за 1919-1920 гг. о численности учебных заведений всех ступеней в стране, количестве библиотек, изб-читален, народных домов, музеев П.А. Сорокин восклицает: «Какое богатство! Чуть не вся страна превращена в одну школу и университет», - и тут же добавляет, - «нужно ли говорить, что это все фикция, одно бумажное изобретательство невозможное дедуктивно для голодной страны и несоответствующее сути дела фактически[16, 21]. Заглянув в указанный ежегодник, подтвердим верность приведенных из него П.А. Сорокиным цифр о количестве учебных заведений всех уровней, имеющихся на территории РСФСР к 1 ноября 1920 г.[17, 111-158]. Все же целесообразно было бы для большей наглядности привести данные о состоянии грамотности населения Российской империи в начале XX в. Обратившись к «Статистическому Ежегоднику» за 1913 г. читаем: «Всего по губерниям Империи грамотного населения 27 %, не считая детей до 9 лет. Из отдельных полов грамотность в два раза более развита среди мужчин, чем среди женщин»[18, 64]. О числе учебных заведений (высших, средних и низших) и количестве учащихся в них ежегодник приводит такие данные: «К 1 января 1912 г. всех учебных заведений в Империи (с 8 финляндскими губерниями) насчитывалось 125 723 с 8 263 999 учащимися. Основная часть учебных заведений расположена в Европейской России - 95 381»[19, 114]. Сравнив данные «Статистических Ежегодников» за 1913 г. и 1920 г., где общее количество учащихся достигло 6 973 404 выходит, что количество грамотного населения за указанный период сократилось на 1 290 595 человек. Однако нужно учитывать, что в указанный временной промежуток резко уменьшилось население страны в целом. Этому способствовал ряд значимых событий в истории России и всего человечества. К примеру, такие как Первая мировая война, две революции, Гражданская война, развернувшаяся на территории РСФСР. К тому же часть территорий бывшей Российской империи получила независимость. В частности декретом СНК от 23 декабря 1918 г. независимость получили Эстония, Литва, Латвия[20, 224], а годом ранее был признан суверенитет Финляндии[21, 250]. Эти факторы П.А. Сорокин не учитывает, говоря, что за годы нахождения большевиков у власти «произошла не «ликвидация безграмотности», а «ликвидация грамотности»»[22, 21-22]. Иные данные о числе учебных заведений и обучающихся в них приведены в работе «Народное образование в РСФСР». Здесь отмечается, что в 1914/1915 уч. году число высших и средних специальных учебных заведений составило 297 и в них учащихся 35,4 тыс. человек (включая женщин), а к 1927/1928 уч. году возросло до 672 с количеством учащихся 123,2 тыс. человек[23, 42]. Число общеобразовательных школ и численность учащихся в них (кроме школ рабочей и сельской молодежи, школ взрослых и специальных школ для детей с дефектами умственного и физического развития) составило в 1914/1915 уч. году 77,3 тыс. школ с 5694 тыс. учащимися, в 1927/1928 уч. году 80,1 тыс. школ с 7383 тыс. учащихся[24, 46]. На наш взгляд цифры, приведенные в работе «Народное образование в РСФСР» выглядят убедительно. Е.Д. Кускова, отвечая П.А. Сорокину, уместно заметила, что «точное установление фактов, добросовестное и беспристрастное, не тенденциозное, того что есть, и затем - крайне осторожное отношение к выводам и обобщениям имеет особенно большое значение»[25, 29]. Поэтому не будем делать поспешных выводов и продолжим анализировать предложенную социологом тему для дискуссии. Следующий тезис, выдвинутый П.А. Сорокиным, сформулирован так: «в феврале этого года (речь идет о 1922 г - примеч. В.Р.) власть решила закрыть все высшие учебные заведения России, кроме пяти на всю страну»[26, 23]. Е.Д. Кускова на этот счет комментариев не дает. Но мысль, которую она пытается донести до читателей и тем самым поставить изложенные П.А. Сорокиным умозаключения под сомнения, заключена в фразе: «сугубая правда и сугубая осторожность должна проникать все наши сообщения»[27, 32]. Не можем с ней не согласиться. Многочисленные декреты об открытии того или иного вуза свидетельствуют об обратном. В качестве примера приведем некоторые из них: 1) Декрет об учреждении Иваново-Вознесенского политехнического института[28, 195-196]; 2) декрет об учреждении Московской горной академии[29, 289]; 3) декрет об учреждении государственных университетов в гг. Костроме, Смоленске, Астрахани, Тамбове и о преобразовании в университеты Демидовского юридического лицея в г. Ярославле и Педагогического института в Самаре[30, 312] и др. Очевидно, что факт, приведенный П.А. Сорокиным, неубедителен. Продолжая разговор о высшей школе, социолог отмечает резкое падение числа студентов, уменьшение количества вузов, тяжелые условия проведения занятий[31, 25,29]. В этой связи уместно привести цитату из доклада государственного и партийного деятеля И.И. Ходоровского о состоянии вузов в РСФСР, с которым он выступил на заседании Совнаркома 23 февраля 1925 г. Читаем: «В годы революции в вузы хлынула большим потоком рабоче-крестьянская молодежь, которой в дореволюционное время доступ в высшее учебное заведение был закрыт. Особенно много этой молодежи направилось в вузы по окончании гражданской войны, т. е. в 1921-1923 гг.»[32]. Иосиф Исаевич так же приводит динамику развития сети высших учебных заведений. Из чего видно, что тенденция сокращения высших школ действительно наблюдается в первое десятилетие советской власти. И «к 1922 г. практические институты реорганизуются в техникумы; в соответствии с этим количество вузов сокращается до 99»[33]. Подчеркнем, ряд высших школ прошли именно процесс реорганизации, а не ликвидации, как указывает Питирим Александрович в своем эссе и составили цифру в количестве 99, а не «24-27 вузов на всю Россию»[34, 25]. Несомненно, на оформление системы высшего образование (народного просвещения в целом) сильное влияние имели внешне- и внутриполитические катаклизмы. Большевикам требовалось удержать управление в своих руках, при этом решая острейшие вопросы современного им положения дел в стране. Нужно ли говорить, что они получили незавидное наследство, придя к власти 25 октября 1917 г. Все же стоит отдать должное, что полыхающий пожар Гражданской войны и прочие факторы не помешали советскому правительству выработать новые принципы организации и деятельности школ всех уровней в стране, тем самым дать народу доступное образование. Между тем, П.А. Сорокин без ссылки на документ отмечает, что в 1921 г. были изданы правила о приеме студентов в вузы, согласно которым в высшие школы могли поступать лишь окончившие рабфаки или состоящие в коммунистической партии. Не попадающие под данные категории абитуриенты могли стать студентами вузов лишь в случае внесения платы за обучение в размере 400-500 млн. рублей в год[35, 29]. Согласно Декрету СНК РСФСР о правилах приема в высшие учебные заведения «1. Каждое лицо, независимо от гражданства и пола, достигшее 16 лет, может поступать в число слушателей любого высшего учебного заведения, без предоставления диплома, аттестата или свидетельства об окончании средней или какой-либо школы. 5. Взимание платы за обучение в высших учебных заведениях РСФСР отменяется. Внесенная уже за первое полугодие 1918/1919 учебного года плата подлежит возвращению»[36]. На основании представленного документа тезис П.А. Сорокина выглядит несостоятельным. Проанализировав небольшую часть статьи социолога из журнала «Воля России» вполне можно согласиться с выводом, сделанным Екатериной Дмитриевной о всем очерке ученого. Она писала: «Того обобщения, которые пытается сделать проф. Сорокин, сделать нельзя. Больное и здоровое сейчас перемешено. Результат - еще без подсчета. Слишком рано. Обращено внимание только на порчу, не все видят процессы самооздоровления организма, без лекарств, без посторонней помощи. Быть может, самое прочное и самое совершенное…»[37, 36]. Действительно ряд обобщений, порой изложенных П.А. Сорокиным эмоционально, выглядят малоубедительными и заставляют вдумчивого читателя сомневаться в их достоверности. Завершая нашу небольшую статейку, скажем, что автор лишь коснулся этой проблематики. Дискуссия, возникшая между П.А. Сорокиным и Е.Д. Кусковой, требует специального исследования. *Статья подготовлена под руководством д.и.н., профессора В.П. Золотарева

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.