О ПРОИСХОЖДЕНИИ НЕКОТОРЫХ ДИАЛЕКТИЗМОВ В НАХЧЫВАНСКИХ ДИАЛЕКТАХ И ГОВОРАХ Алиева Н.Я.

Нахчыванское отделение национальной академии наук Азербайджана


Номер: 1-2
Год: 2018
Страницы: 23-25
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

диалектология, говор, лексикa, dialectology, accent, lexicon

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Лексика Нахчыванского диалекта очень богата и является плодом вековых традиций. В словарном составе диалекта мы встречаемся с такими словами, которые в прошлом использовались в древних письменных надписях Азербайджана, впоследствии архаизировались, но сохранились в диалектной лексике. Это в свою очередь доказывает древность этих слов и историческую принадлежность их к Азербайджанскому языку.

Текст научной статьи

Рассматривая лексику диалектов и говоров, можно увидеть, что часто употребляемые и встречаемые в древних письменных надписях некоторые слова сегодня во многих тюркских языках активно используется, а в других или находится на уровне диалекта и говора или же совсем вышли из употребления, потерялись в веках. Вообще, древние слова или же древние значения слов больше сохранились в бытовой лексике народа, диалектах и говорах, фольклорных элементах, чем в литературном языке. Эти примеры полностью отражают изменения, происходящие в жизни народа. В словарном составе Нахчыванского диалекта мы встречаемся с такими словами, которые в прошлом использовались в древних письменных надписях Азербайджана, впоследствии архаизировались, но сохранились в диалектной лексике. Это в свою очередь доказывает древность этих слов и историческую принадлежность их к Азербайджанскому языку. В целом, при исследовании истории слов из словарного состава диалекта выявляются очень интересные языковые факты. Лексема чаггы на Ордубадском диалекте означает «маленький складной ножик». С этим же или похожим значением это слово существует в других диалектах и говорах Азербайджанского языка. В говорах западного Азербайджана, особенно Зангезура это слова употребляется в значении «небольшое дерево» [1, 34], в Мегринских говорах - «нож с кривым остриём», в Дербендском говоре как чаггу//чакку в значении «годовалый козлёнок» [3, 307]. На современном турецком и на туркменско-тюркском языках чакы означает «маленький нож». Этот языковой элемент как непродуктивный суффикс сохранился также в составе некоторых слов. Например, в Нахчыванском диалекте в составе слова голчаг, означающем: 1. Надеваемые во время работы на руку нарукавники; 2. Вырубленные длиной с руку дрова. Входящий в составе слова элемент чаг, мы встречаем в древнетюркском языке в форме чауг, означающий «крепость». Во многих случаях эта лексема в форме чаг истолковывается как «большой, сильный», в форме чаг//сак как «ребёнок» [9, 459]. Это даёт нам основание считать, что чаг в древнетюркском и эламском языках означает «маленький». Надо отметить, что все лексические единицы, в составе которых используется этот элемент, связаны с его значением «маленький». В говорах мы не встретили другое значением слова - «крепость». Тюркологи считают, что элемент чаг в Азербайджанском языке и во многих тюркских языках является древней формой продуктивного суффикса -чыг. Некоторые языковеды считают, что уменьшительный суффикс -ча возник из этой формы путём выпадения буквы г. В древнетюркском письменном памятнике - Орхоно-енисейских памятниках и в «Диваню лугат-ит-тюрке» М.Кашкарлы были использованы лексемы чав, сав, которые означают «слава, известность, популярность, зов, новость». В словаре Ибн-Муганны чав толкуется как «звук», чавлых - «знатный, знаменитый (человек)» [5, 37-38]. Слово «эрген», которое означает «молодой человек, которому пора жениться» употребляется во всех районах Нахчывана. Эта лексическая единица в том же значении с незначительными фонетическими изменениями также используется в других диалектах и наречиях Азербайджанского языка: на Агдамском, Джебраильском, Зангиланском, Сальянском наречиях звучит как эрген; на Чемберекском, Гедабекском, Товузском, Шекинском диалектах и наречиях - как эрьян [2, 177]. В Шахбузском районе в связи с этим компонентом используется слово «эргянних», который опять-таки связан с мужской семантикой и означает «лишняя доля, которую, разъехавшись, женатый брат дарит неженатому». В эпосе «Китаби-Деде Коркут» слово «эргенлик» толкуется как «дар, подаренный девушке суженым»: - Девушка получила в подарок (эргенлик) от суженого красный кафтан» [10, 53]. В «Китаби-Деде Коркут» и словаре Махмуда Кашкарлы слово «эркедж» употреблено в значении «молодой козёл». В Джульфинском районе используется лексическая единица «эрезен», означающая «последний сын в семье» [7, 176]. Компонент ар в составе слова «джувар» которое означает «водонос» и употребляется в разных местах Нахчывана, также связан с древним значением слова. Компонент эр широко использовался у древних тюрков в наименовании этносов и топонимической системе имён в значении «муж, мужчина, удалец» формируя из ойконимов и названий племён согласно их значению этноойконимы. Гаш. В древнеазербайджанском языке элемент каш встречается в значении «чистый, белый», и как гаш в значении «свет, луч». В то же время этот элемент в формах каш, кеш, гаш присутствует в имени бога света касских тюрков - Кашшу [8, 465]. В разных диалектах и наречиях, в том числе и в Нахчыванском диалекте это слово употребляется в составе фразеологических соединений «гаш гаралды», «гаш гаралан вахды», в которых сохранилось его первоначальное значение, означающее время суток, когда заходит солнце и наступает темнота. По мнению Ф.Рзаева, значение «свет» указывает на связь слова с солнцем [8, 465]. В Шекинском диалекте с компонентом каш//гаш связано слово «гашмах», которое означает «гашение света, очага» [4, 315]. Лексема курих в Нахчыванском диалекте означает «жеребёнок до годовалого возраста». На наречиях Западного Азербайджана эта единица употребляется как курих [1, 100], в Зангилане - курух, в Келбаджаре - куру [4, 290], на Дербендском диалекте как гурай//гурайча и означает «жеребёнок». В «Диалектологическом словаре Азербайджанского языка» показано, что в Шекинском диалекте это слово звучит как гулих - «жеребёнок», гулихли - «лошадь с жеребёнком» [4, 345]. Лексема куру у древних тюрков употреблялась в значении «ценный, достойный», у шумеров - «полезный» [8, 465]. Известно, что лошади всегда занимали особое место жизни и в быту тюркских народов. Наши прадеды на охоту и на войну выезжали на конях, конь для них был и другом и напарником. То, что в древности турки этим словом называли новорожденную лошадь, еще раз показывает значение, какое они придавали лошадям. Как в литературном языке, как и в наших диалектах и наречиях можно встретить много лексических единиц, связанных с лошадью. Одним из таких единиц в Нахчыванском диалекте является кулих, которая в литературном языке употребляется как гулун. Лексическая единица гулун имеет очень широкий ареал употребления. Так, это слово в близких значениях используют многие тюркские народы. Например, на киргизском языке слово кулун означает «шестимесячный жеребёнок»; на алтайском, каракалпакском, тувинском, узбекском, уйгурском и якутском языках кулун, на башкирском колон, на ногайском кулин означают «жеребёнок до годовалого возраста» [9, 514]. В словаре В.В.Радлова кулун даётся в том же значении. В «Китаби-Деде Коркут» мы встречаем лексему гулун, которая употреблена в значении «жеребёнок»: «Ох, мама, мама! Разве от арабских коней не родится жеребёнок (гулун)?» В Нахчыване гурут означает «процеженная простокваша», джулуф//джилиф - «маленькое отверстие под стеной, для протока воды», кюршат - «сильный и короткий дождь», на Джебраильских наречиях гулуф - «место, откуда стекает озерная вода», джумана - «главный колодец кяриза» [4, 205], на Мегринских наречиях джуюм - «короткая керамическая водопро-водная труба» [2, 438], на Дербендском диалекте гутга//гутгай//гутгу - «большой глиняный кувшин» [3, 345]. Во всех этих словах элемент кур/джур в первичном этапе означал «вода», и в настоящее время носит то же семантическое значение. В старину это слово выражало звуки-шумы воды и природных явлений (молния, ветер). Это даёт нам основание считать, что эта лексема появилась путем подражания звукам, а впоследствии стала приобретать другие значения. Употребляясь у древних тюрков в именах разных богов, а в настоящее время в названии реки Кура, лексема выражает значения «управляющий, подчиняться, смелый, бурный» [8, 461]. В выражении «ушаг кюррюк едир» - «ребёнок капризничает» сохранилось древнее значение слова «кюр». В целом, как в литературном Азербайджанском языке, в его диалектах и наречиях так и в родственных языках корень -кю, -гу выражает семантику «звук, шум». В «Диваню лугат-ит-тюрке» Махмуд Кашкарлы слово кюр объясняется как «смелый, непоколебимый, храбрый муж». В книге даются также пословицы, связанные с этой лексемой [6, 339]. Как видно из сказанного, лексика Нахчыванского диалекта очень богата и является плодом вековых традиций. Здесь мы встречаем связанных с развитием языка, жизнью и бытом народа много старинных слов и выражений, которые отражают историю народа. В этом плане изучение диалектов и наречия имеет очень большое значение. Здесь имеются много схожестей и различий с литературным языком, другими диалектами и наречиями. Поэтому именно под влиянием литературного языка развивается эта ветвь языковедения, за счет литературного языка обогащается словарный состав диалектов и наречий. В то же время литературный язык обогащает свой лексикон, воспользовавшись диалектами и наречиями.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.