ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В АРБИТРАЖНОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ Рыбкина К.В.

Арбитражный суд Чувашской Республики-Чувашии


Номер: 1-2
Год: 2018
Страницы: 28-33
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

представитель, адвокат, единый Гражданский процессуальный кодекс, арбитражный и гражданский процесс, юридические услуги, representative, the lawyer, the Civil procedure code, arbitration and civil process, legal services

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Институт представительства в процессуальном праве России претерпевает изменения с учетом увеличения оказывающих юридические услуги лиц, при этом до настоящего времени не выработан единый нормативный поход к видам представительства и требованиям к представителям. Статья указывает на отставание законодательства от общественных потребностей, несоответствие существующих стандартов образования действительной картине юридических услуг (включая государственных) и необходимость разработки смежного института представительства в процессуальном праве.

Текст научной статьи

До настоящего времени попытки создать единую стройную систему законодательства (в том числе единый Гражданский процессуальный кодекс), как следует из содержаний кодексов, терпят неудачу, что кроется не только в практической стороне вопроса, но и в сложившейся научной мысли относительно отдельных правовых институтов по каждой отрасли права (признании существования отдельной отрасли - арбитражного процесса либо рассмотрение его в составе гражданского процесса, либо процессуального права в целом). Как указывает Хропанюк В.Н., «Кодификация - это наиболее сложная и совершенная форма систематизации законодательства, имеющая правотворческий характер. Посредством кодификации создается единый, юридически и логически цельный, внутренне согласованный нормативный правовой акт» [11, с. 235]. Появление концепции единого Гражданского процессуального кодекса России свидетельствует о том, что наука и практика не могут существовать отдельно. Какие бы политические настроения не сказывались на существующих законодательных актах, практика диктует рациональность их применения и логическую завершенность[13, с. 199]. Согласно либертарно-юридической трактовке проблем системы права и законодательства, системность как доктринальная конструкция системы права, так и соответствующего ей законодательства в конечном счете определяется тем, что в их основе лежит единое понимание нормы права как юридико-логической формы нормативно-регулятивной конкретизации и выражения общеправового смысла и общеправовых требований принципа формального равенства [8, с. 443]. При этом специфические закономерности права как институционального образования, в том числе и под углом зрения правового регулирования, во многом выражены в системных связях, которые формируются путем нормативных обобщений[6, с. 255]. Следовательно, такой институт права как представительство может выступать смежным в процессуальных отраслях права, позволять беспрепятственно воспользоваться правом на защиту путем обращения к представителю, нормы, регулирующие представительства, должны отвечать требованиям логичности, простоты, однозначности толкования. Введение нетождественных институтов представительства по отраслям права не соответствует общественным потребностям, создает логически противоречия в статусе участников процесса. Кроме того, одной из существенных проблем в институте представительства является образование (юридическое) представителя, о необходимости которого свидетельствует как практика, так и многочисленные высказывания в прессе. Частью 1 статьи 4 АПК РФ предусмотрено, что заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, в том числе с требованием о присуждении ему компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в порядке, установленном настоящим Кодексом[2]. При этом граждане вправе вести свои дела в арбитражном суде лично или через представителей. Ведение дела лично не лишает гражданина права иметь представителей (часть 1 статьи 59 АПК РФ). Следует оговориться, что аналогичные положения содержатся в ГПК РФ (часть 1 статьи 3, часть 1 статьи 48) [3]. Дела организаций ведут в арбитражном суде их органы, действующие в соответствии с федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами организаций. От имени ликвидируемой организации в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии (часть 4 статьи 59 АПК РФ, аналогичные положения в части 2 статьи 48 ГПК РФ). В научной литературе выделяется несколько классификаций представительства в гражданском и арбитражном процессе по основанию возникновения (не менее сложная классификация и неоднозначность наблюдается при толковании уголовно-правовых норм по вопросу представительства). Добровольное и законное (обязательное) представительство в арбитражном процессе. Под добровольным подразумевается договорное представительство на основе доверенности, в то время как для законного представительства в арбитражном процессе основанием возникновения выступает соответствующая правовая норма. Салогубова Е.В. указывает, что к добровольному представительству относится общественное представительство, осуществляемое в арбитражном процессе уполномоченными общественных объединений по делам членов своих объединений. Основанием возникновения этого вила представительства является факт членства гражданина в том или ином общественном объединении, которое в силу устава обязано указывать своим членам правовую помощь [9, с. 159]. В гражданском процессе выделяют представительство в силу закона, по назначению, добровольное (договорное). Представительство по назначению, как указывает Ивакин В.Н., предусмотрено статьей 50, частью 2 статьи 304 ГПК РФ, частью 2 статьи 48 Закона о психиатрической помощи [7, с. 145]. Представительство в силу закона предусмотрено непосредственно статьей 52 ГПК РФ в отношении недееспособных граждан, не обладающих полной дееспособностью граждан, безвестно отсутствующих. Отдельно указано на участие адвоката: право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Одни и те же термины в арбитражном и гражданском процессе (законное представительство, документы, удостоверяющие право на участие в процессе) включают разное содержание. В основании возникновения представительства по закону некоторые исследователи усматривают не столько основание, сколько характер представительства. Так, Ларченкова М. указывает, что «законный представитель не представительствует, а защищает. Уполномоченный представитель не защищает ликвидируемую организацию, а выступает от имени ликвидируемой организации. Законный представитель большей частью есть не представитель, а лицо, участвующее в деле» [12, с. 6]. Представительство включает защиту интересов, защитник и представитель одного лица не могут действовать иначе как только в интересах и в защиту представляемого лица. По всей видимости, подобное недоразумение в трактовке защитника и представителя возникает и при рассмотрении статуса арбитражного управляющего, участвующего в делах в интересах и от имени должника. Именно в этом случае проявляется представительство по назначению: арбитражный управляющий назначается судом и действует на основании соответствующего судебного акта (решения или определения). При этом его действия направлены не только на защиту интересов должника, но и кредиторов: при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (пункт 4 статьи 20.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») [5]. В делах о банкротстве граждан также предусмотрено законное представительство, в случае, если по делу необходимо участие органов опеки и попечительства. При вынесении арбитражным судом определения о признании обоснованным заявления должника, конкурсного кредитора или уполномоченного органа о признании гражданина банкротом, введении реструктуризации его долгов или признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина арбитражный суд привлекает к участию в рассмотрении дела о банкротстве гражданина орган опеки и попечительства в случае, если в рамках рассматриваемого дела затрагиваются права несовершеннолетнего лица либо права лица, признанного судом недееспособным (абзац 3 пункта 2 статьи 213.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Статья 61 АПК РФ перечисляет отдельно следующие виды представителей[2]: - руководители организаций, действующие от имени организаций в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами (подтверждаются представляемыми ими суду документами, удостоверяющими их служебное положение, а также учредительными и иными документами); - законные представители (подтверждаются представленными суду документами, удостоверяющими их статус и полномочия), - адвокат (полномочия на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом), - иные представители (полномочия других представителей на ведение дела в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом, а в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или федеральным законом, в ином документе, - полномочия представителя также могут быть выражены в заявлении представляемого, сделанном в судебном заседании, на что указывается в протоколе судебного заседания). Как видим, сам закон содержит несколько иную классификацию представителей, чем приводится в исследовательской литературе. При этом в ряде случаев арбитражные суды просят адвокатов представить доверенность, допускают к участию в деле представителей государственных органов (которые также являются юридическими лицами и имеют руководителей) на основании служебного удостоверения, а не доверенности, а в других случаях просят представить доверенность, что вносит еще больше вопросов в тему представительства в судах. В отношении участия представителей государственных органов в процессе на основании трудовых отношений Халатовым С.А. еще даже до принятия действующих кодексов справедливо замечено, что по-видимому, надо унифицировать порядок допуска в процесс представителей, какой бы договор ни связывал их с представляемым. Представитель в любом случае обязан представить суду доверенность, выданную в соответствии с порядком, установленным ГК РФ, поскольку трудовое законодательство не содержит норм о доверенности. Такая доверенность должна быть единым документом, на основании которого договорный представитель допускается в процесс. Это могло бы благотворно сказаться на гражданском процессе и разгрузить суд, поскольку он не должен будет исследовать вопрос о полномочиях, предоставленных конкретному должностному лицу, например, государственного органа, представившего суду свое служебное удостоверение[10]. По ГПК РФ (статья 53) в соответствии с порядком наделения полномочиями выделены следующие представители[3]: - адвокат; право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием, - руководитель организации или иное уполномоченное на это учредительными документами лицо, - законные представители (предъявляют суду документы, удостоверяющие их статус и полномочия), - иные лица, которым выдана доверенность, - лица, об участии которых в качестве представителей заявлено в судебном заедании устно представляемым лицом. Согласно пунктов 1 и 2 статьи 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности[4]. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также - соглашение) для вступления адвоката в дело. При этом закон, по мнению автора, исходит из конституционного понимания «гражданского процесса» как арбитражного и гражданского процесса (части 1 статьи 118 Конституции России) [1]. Вышеприведенные рассуждения относительно основания возникновения представительства важны для дальнейшего исследования и понимания представительства как особого правоотношения, обладающего специфическими признаками субъектов, объектов отношений, полномочий, ответственности. Объем полномочий представителя зависит от основания возникновения представительства. Выделяют общие и специальные полномочия. Так, в делах о банкротстве при указании объема полномочий представителя обязательно должно быть указано на его право представительства по делам о банкротстве., объем полномочий арбитражного управляющего зависит от стадии банкротства и определяется в соответствии с соответствующим судебным актом о введении процедуры банкротства и положениями Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (статьи 64, 66, 82, 83, 99, 129 и др.). Введение соответствующей процедуры банкротства не лишает органы управления должника представлять интересы должника в суде, если иное не будет заявлено арбитражным управляющим суду (статьи 64, 82), с даты введения внешнего управления или конкурсного управления полномочия органов управления должника прекращается, от имени должника выступает арбитражный управляющий. Общее представительство предполагает, что выданная доверенность дает представителю право совершать все процессуальные действия, за исключением тех, которые должны быть специально отдельно прописаны в доверенности (в частности, на участие в делах о банкротстве, на подписание искового заявления и отзыва на исковое заявление, заявления об обеспечении иска, передачу дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых требований и признание иска, изменение основания или предмета иска, заключение мирового соглашения и соглашения по фактическим обстоятельствам, передачу своих полномочий представителя другому лицу (передоверие), а также право на подписание заявления о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, обжалование судебного акта арбитражного суда, получение присужденных денежных средств или иного имущества). Согласно абзацу 3 пункта 6.3 Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи с 1 января 2023 года юридическую помощь в Российской Федерации на возмездной основе вправе будут оказывать только адвокаты и адвокатские образования. Данная Концепция предполагает монополию адвокатов на участие в качестве представителей, мотивируя низким качеством юридических услуг на современном рынке России: «Принимая во внимание, что ведение дел в судах требует наивысшей квалификации юристов, в том числе с точки зрения рисков наступления для получателей юридических услуг процессуально оформленных негативных последствий деятельности их представителей, следует установить правило, в соответствии с которым с определенного момента правом судебного представительства будут наделены только лица, обладающие статусом адвоката, с учетом изъятий, предусмотренных Концепцией. Правом оказания юридических услуг на возмездной основе в целом в перспективе следует наделить только адвокатов и адвокатские образования» [15]. Желание отрегулировать рынок юридических услуг вполне справедливо, но данное регулирование должно начинаться с образования: какова степень качества образования, если возникают вопросы о допуске представителей к процессу, не будет ли введение адвокатской монополии очередным увеличением выпуска сертификатов и дипломов, наращиванием образовательных курсов и пустой тратой человеческого ресурса. Пожалуй, если бы состоять в адвокатуре было выгодно для всех профессиональных юристов, то не возникло бы вопроса о конкуренции с другими лицами, оказывавшими юридические услуги. Немаловажным является вопрос: как получив высшее профессиональное образование лицо может не соответствовать требованиям к уровню знаний адвоката, в таком случае неясно с какой целью получено образование и имеет ли право образовательная организация выдавать дипломы (при наличии федеральных государственных образовательных стандартов). К тому же неясно, как Концепция может согласоваться с законным представительством и представительством по назначению, тем более, что представляемое лицо может не прибегать к услугам представителя, а лично участвовать в процессе, что не избавит участников процесса и суд от возможных неуместных, необоснованных ходатайств или иных проявлений некомпетентности в спорном вопросе. Полагаю, что в данной части Концепция должна быть тщательно обдумана, прежде чем приниматься. Таким образом, затронув лишь малую часть проблем представительства в судах, подведу итоги. Процессуальное законодательство нуждается в тщательной выработке смежного института - представительства (возможно путем принятия отдельного законодательного акта), приведении к единым началам терминов, принципов допуска представителей, четкому (не отсылочному) установлению видов представителей, оснований возникновения их полномочий (закон, договор-доверенность, назначение судом, ордер адвоката), предъявление требований к образованию представителей. Отмечу, что с введением полноценного электронного правосудия проблема представительства в судах должна стать менее острой, поскольку электронное правосудие само по себе требует самодисциплины участвующих лиц и теоретически снизит эмоциональную нагрузку на участников процесса.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.