ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ УЧАСТНИКОВ ИНВЕСТИЦИОННОЙ СТРОИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Порваткина К.И.


Номер: 2-2
Год: 2018
Страницы: 57-60
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Развитие инвестиционной деятельности в сфере возведения объектов строительства все чаще привлекает внимание к более тщательной проработке вопросов, затрагивающих проблемы правильного толкования законодательства о строительстве и строительном подряде, в том числе и к проработке вопросов, касающихся требований, предъявляемых к исполнителю подрядных строительных работ. Одним из трендов мирового развития, появление которого обусловлено «новой» экономикой, является рост качества жизни населения планеты как стратегический ориентир, отражающий национальные интересы большинства стран. Об этом, в частности, свидетельствует обзор «Великая «зеленая» техническая революция», подготовленный Департаментом по экономическим и социальным вопросам ООН, где дана оценка экономического и социального положения мировой экономики. В этом обзоре подчеркивается актуальная необходимость поиска путей развития, сокращение энергопотребления и выбросов парниковых газов, обусловленных ростом и все большей урбанизацией населения, потребует радикального изменения моделей потребления, транспортных систем, жилой и строительной инфраструктуры и систем водоснабжения и санитарии. Строительство - это отрасль, обладающая наибольшим потенциалом к энергосбережению, т.к. является одним из основных потребителей энергоресурсов [1]. На состояние инвестиционно-строительной сферы в России и в прошлом, и особенно в настоящем не маловажную роль играет фактор, который сдерживает развитие национальной экономики. Поэтому главной перспективной задачей развития инвестиционно-строительной деятельности является переход от лимитирующего роста национальной экономики к состоянию нового качества, обеспечивающего полное удовлетворение потребностей страны в строительной продукции. Для этого необходимо международное сотрудничество в правовом обеспечении положений участников инвестиционной строительной деятельности, радикальный рост объемов и качества вводимых в эксплуатацию производственных мощностей и объектов непроизводственной сферы, повышение мобильности и производственной гибкости строительных организаций, преодоление зависимости строительства от удаленности и региональной привязанности производственной строительной базы. Из вышеуказанного следует, что из ключевых факторов, оказывающих влияние на инвестиционную деятельность любой страны, является действующая законодательная база, регламентирующие принципы, особенности и механизм взаимоотношений инвесторов с государственными органами, а также с субъектами хозяйственной деятельности (с участниками). Важным нормативно-правовым актом, специально-ориентированным на организацию экономических отношений в процессе осуществления капиталовложений между участниками данного процесса в Российской Федерации является Федеральный закон от 25.02.1999 N 39-ФЗ (ред. от 26.07.2017) "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений". В тоже время международные строительно-инвестиционные отношения регламентированы двусторонними и многосторонними международными договорами, например, Вашингтонская конвенция 1965 г. о порядке разрешения инвестиционных споров (вступила в силу 14.10.1966 г.). Данной Конвенцией был сформирован специальный орган - Международный центр по урегулированию инвестиционных споров. Данные споры до принятия Конвенции попадали под юрисдикцию национальных судов государств. Важной гарантией прав иностранных инвесторов стало после появление международного разрешения инвестиционных споров, так как обеспечивает независимое и беспристрастное рассмотрение споров между государством и частным инвестором. Местонахождением специального органа является штаб-квартира Международного банка реконструкции и развития. Также Конвенция предусматривает такие пути как примирение и арбитраж как способ разрешение инвестиционных споров (ст. 1 Конвенции). Россия подписала Вашингтонскую конвенцию 16.06.1993 г., но до настоящего времени не ратифицировала ее [2, 74 - 92]. Необходимо помнить и о таком источнике международного права как Венская конвенция 1969, который устанавливает правовой статус участников инвестиционной деятельности, а также Сеульскую конвенция «Об учреждении многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (МАГИ)», подписанная в Сеуле в 1985 г. Россия ратифицировала эту Конвенцию 02.12.1992 г. Данным документом было учреждено Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МАГИ), имеющее статус юридического лица и являющееся филиалом Международного банка реконструкции и развития. Задача МАГИ - «стимулировать поток инвестиций в производительных целях между странами-членами и особенно в развивающиеся страны, дополняя таким образом деятельность Международного банка реконструкции и развития, Международной финансовой корпорации и других международных финансовых учреждений развития»[3]. В статье 4 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ (ред. от 26.07.2017) "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" содержится открытый перечень субъектов инвестиционной деятельности: инвесторы, заказчики, подрядчики, пользователи объектом капиталовложений и другие лица. Главными участниками являются инвесторы, заказчики, подрядчики. Однако необходимо заметить, однозначное определение термина инвестор отсутствует. В законе говорится, что инвесторы выступают как субъекты инвестиционной деятельности, осуществляющие вложение собственных, заемных или привлеченных средств в форме инвестиций и обеспечивающие их целевое использование. Большинство специалистов (Е.П. Губина, И.В. Ершова, Г.М. Иванова, А.В. Майфат) склоняются к такой точке зрения, в которой утверждается, что не каждый инвестор должен быть предпринимателем, поскольку в противном случае приобретатель акции или иной ценной бумаги должен регистрироваться в качестве предпринимателя. Другие авторы, например Н.Г. Селютина, больше придерживаются того, что инвестор как участник инвестиционной строительной деятельности становится лишь тогда, когда он размещает капитал в строительство как средство получения им дохода. Для инвестора целью участия в инвестировании является получение материальной выгоды, прирост имущества, иными словами - «доходность»[4]. Таким образом, Инвесторы, осуществляющие строительные капиталовложения, имеют, в частности: - равные права на самостоятельное определение объемов и направлений капитальных вложений; - владение, пользование и распоряжение объектами и результатами капитальных вложений; - передачу по договору и (или) государственному контракту своих прав на осуществление капитальных вложений и на их результаты другим лицам; осуществление контроля за целевым использованием средств, направляемых на капитальные вложения; - объединение собственных и привлеченных средств со средствами других инвесторов в целях совместного осуществления капитальных вложений и др. Гарантии инвесторов - важнейшая составная часть их правового статуса. Стабильность инвестиционного климата во многом определяется уровнем предоставляемых инвесторам гарантий. Основными гарантиями для всех категорий инвесторов являются обеспечение равных прав при осуществлении инвестиционной деятельности, защита инвестиций, в том числе от национализации и реквизиции (за исключением случаев, предусмотренных законодательством, а при реквизиции - при наличии надлежащей компенсации), предоставление права на обжалование в суд действий государственных органов, организаций, должностных лиц, ущемляющих права инвесторов[5]. Для законодательства, регулирующего инвестиционную деятельность, характерна так называемая стабилизационная норма, защищающая инвестора от изменений законодательства в ходе реализации инвестиционного проекта, ограничивающих его права. Такие нормы имеются, например, в подпункте 2.3 статьи 15 Закона № 39-ФЗ, в статье 9 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в РФ» от 09.07.1999 г. № 160-ФЗ, в статье 17 Федерального закона «О соглашениях о разделе продукции» от 30.12.1995 г. № 225-ФЗ. Наряду с инвесторами участниками инвестиционных отношений являются заказчики. В соответствии с Законом № 39-ФЗ заказчиками являются уполномоченные на то инвесторами физические и юридические лица, которые осуществляют реализацию инвестиционных проектов, не вмешиваясь при этом в предпринимательскую и (или) иную деятельность других субъектов инвестиционно-строительной деятельности, если иное не предусмотрено договором между ними. Заказчиками могут быть инвесторы, но существуют ситуации, когда заказчик не является инвестором и наделяется правами владения, пользования и распоряжения капитальными вложениями на период и в пределах полномочий, которые установлены договором и (или) государственным контрактом в соответствии с законодательством Российской Федерации[6]. Заказчики непосредственно реализуют инвестиционные проекты, то есть подыскивают подрядчиков, поставщиков, заключают с ними договоры (контракты), контролируют исполнение. Следующий по значимости участников является подрядчик. В § 3 гл. 37 ГК РФ «Строительный подряд» отсутствуют какие-либо предписания об участниках договора строительного подряда, но по общим положениям ГК РФ о подряде и ст. 764 ГК РФ, подрядчик - юридическое или физическое лицо. Однако, несмотря на изложенное выше буквальное указание о статусе подрядчика исполнитель, заключивший договор на выполнение подрядных строительных работ, должен отвечать целому ряду специальных требований, предусмотренных другими законами и иными правовыми актами, где правовой статус подрядчика является совершенно очевидным. Более того, механизм правовой регламентации субъектной характеристики для статуса подрядчика имеет более разнообразные источники для регулирования: кроме актов федерального законодательства ими являются и международные, которые принимаются профессиональными сообществами и регулируют их статус. Для заказчиков и подрядчиков, принадлежащих к различным государствам. Среди таких проформ можно выделить Правовое руководство ЮНСИТРАЛ по составлению международных контрактов на строительство промышленных объектов (A/CN.9/SER.B/2) 1987г., разработка которого была обусловлена стремлением облегчить заказчикам, особенно из развивающихся стран, подготовку соответствующих контрактов[7]. Однако правовое руководство является лишь рекомендацией сторонам договоров международного подряда и не имеет какой- либо юридической силы. Необходимо отметить и разработанные Европейской экономической комиссий ООН. Особым правовым статусом в инвестиционных отношениях, безусловно, обладает государство, которое, с одной стороны, может выступать непосредственно как инвестор, а с другой стороны как носитель властных полномочий. Государство как участник инвестиционной деятельности, выступая в качестве инвестора равноправного субъекта гражданско-правовых отношений в инвестиционной деятельности, одновременно осуществляет управление ею в пределах государственной территории. В то же время государство выступает и собственником имущества. Управление государственной собственностью является административной, властной деятельностью. Права других участников инвестиционно-строительной деятельности законодательством не определены. Это означает, что все остальные субъекты инвестиционной деятельности определяют круг своих полномочий по договоренности с инвестором и закрепляют их в договоре. Таким образом, участники инвестиционно-строительной деятельности взаимодействуют между собой на различных этапах инвестиционного процесса, имеют и преследуют различающиеся цели и отражают специфические интересы. Однако не у всех субъектов инвестиционно-строительной деятельности на законодательном уровне закреплены правовые статусы, следовательно, в данной области требуется усовершенствование инвестиционно-строительного законодательства.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.