К ВОПРОСУ О ПОНЯТИЙНОМ УРОВНЕ ИСЛАМСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ. САЛАФИЗМ Белл М.Л.

Центр цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 287-291
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

политический ислам, радикальный ислам, салафизм, political islam, radical islam, salafism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуется современная трактовка понятия «салафизм».

Текст научной статьи

Одной из характерных черт современного мира стала основательная исламизация (имеется ввиду процесс увеличения значения исламского фактора в общественной жизни, в общественно-политическом дискурсе и в политической практике) мусульманских и немусульманских стран, и, в частности, - усиление влияния салафизма (вплоть до прихода к власти легальным путем в некоторых арабских странах). В результате, салафизм стал важным фактором, определяющим текущие и будущие события в мире, а изучение этого феномена становится особенно актуальным. Между тем, у ученых нет единого понимания данного нового-старого феномена, и разногласия носят, порой, принципиальный характер, часто определяя уже подходы к научным исследованиям, а не только их выводы; а политизированность дискурса провоцирует категоричность суждений, термины превращает в оценки (знаки), а дискуссии - в обвинения. Отсутствие «единого языка», четкости в терминологии затрудняет осмысление быстро меняющейся реальности. Мир ощутимо меняется и, как справедливо пишет Э.Ф. Кисриев, «если привлекать к анализу и оценкам только аналогии с однотипными событиями, происходившими в историческом прошлом, без глубокого осмысления того, что представляет собой нынешняя эпоха мирового развития, мы не сможем определить суть произошедших событий» [1, 104]. И хотелось бы добавить - происходящих событий. Есть опасность попасть в собственную ловушку: создать клише, изначально придавая оценочный характер терминам и понятиям, превращая их в стереотипы, знаки, узнаваемые образы, влияющие и на общественный дискурс, и на научные исследования. Ярким примером подобного смешения (намеренного или нет) явлений, терминов и понятий как раз и является салафизм. В современном исламском дискурсе термины салафизм, салафиты используются часто очень широко (и часто безответственно): их свободно приравнивают к ваххабитам, экстремистам, террористам и (или) реформаторам, радикалам и т.д. Главное - термину придается однозначный, оценочный, знаковый, контекстно и эмоционально наполненный характер, и характер этот обычно - экстремистский. Очевидно, что необходимо дифференцировать, четко разграничить подходы: историко-религиозный аспект, социально-политический и салафизм как современный феномен. Приведем несколько определений. В «классическом» понимании, «салафизм», «салафиты» - это общее название мусульманских религиозных деятелей, которые в различные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, «праведных предков» и определяли как бид'а все позднейшие нововведения традиционного ислама и новшества, привнесенные в мусульманский мир с Запада [2, 29]. «Салафиты - «духовные предки»; термин, относящийся к первым трем поколениям мусульман, чье понимание веры и духовные практики считаются наиболее близкими к Пророку. В настоящее время термин используется по отношению к исламским движениям, которые различаются своими религиозными и политическими взглядами, но при этом стремятся к очищению ислама посредством приближения его к модели первых трех поколений мусульман» [3, 667]. К этому стоит добавить, если говорить об определении, - призыв к созданию исламского государства в качестве альтернативы западной политической модели, опору на шариат в качестве единственного закона, враждебность в отношении христиан, евреев, шиитов и суфиев; буквализм в прочтении Корана и хадисов, ригоризм в быту. В основе мировоззрения салафитов (исторически) - идеология религиозно-политического движения ханбалитов, идеи багдадского хадисоведа и факиха Ахмада бен Ханбала. Не вторгаясь в теологическую сферу, отметим только, что в салафизме изначально присутствовал сильный социально-политический компонент. А уже с конца IX века ханбалиты начали разрабатывать систему правовых и моральных норм. Неразделенность духовного и светского, сакрального и профанного, религиозного и социального, вообще характерная для ислама в целом, в полной мере проявилась именно в салафитском учении. В современной, общепринятой трактовке, салафиты - это арабское название тех исламских деятелей, кого на Западе называют «исламские суннитские фундаменталисты». Представляется, что это, наиболее общее и хорошо принятое среди специалистов, определение не только точно описывает само явление, но и определяет его место в современной системе координат: фундаментализм является закономерным следствием глобализации, естественной реакцией народов во всем мире на крах прежней системы ценностных и геополитических координат, на ощущение угрозы собственной идентичности, и, как следствие - возвращение к архаичным фундаментальным (в отличие от традиционных) ценностям. Итак, салафизм - это фундаментализм, призыв к возврату к изначальным исламским ценностям, опоре на Коран и шариат. Определение, данное в свое время А.М.Васильевым ваххабитам, можно, пожалуй, отнести ко всему салафизму - «пуритане ислама». Другую важную особенность салафизма выделяет определение Э.Ф.Кисриева (данное им в разговоре с автором статьи 30.01.13.): «Современный салафизм - рационализм в исламе, это «умственный ислам». Призыв к «чистоте ислама» современных салафитов выхолащивает из него все то наследие, что было накоплено религиозной практикой поколений на протяжении многих веков и стало глубоко укоренившейся традицией, все то, что входило в религию, поскольку отвечало понятийному, образному и обрядовому рядам конкретных мусульманских народов. Современный салафизм - это не живая народная вера в Бога, а некий умственный конструкт о Боге». Понятия - «рационализм в исламе», «умственный конструкт» - ключи к пониманию популярности салафитской идеологии: салафизм крайне рационалистичен, бинарен, определенен и категоричен до ригоризма, а потому прост в восприятии. Очень точно это сформулировал Тарик Рамадан: «Буквалистский подход салафитов приобретает все более широкое распространение во многих странах, даже на Западе, и среди молодежи, поскольку предлагает простое, «черно-белое» понимание ислама (халяль/харам)…Этот упрощенный бинарный взгляд на мир… с годами сформировал особое религиозное мировоззрение, основными характеристиками которого являются изоляция, защитная позиция, резкость суждений» [4]. В наши дни, в очень изменившемся, в следствии глобализации, мире, за старым термином скрывается новый феномен, который можно рассматривать в рамках нового «социетального феномена» - «нового ислама». «Исламская приверженность, - пишет Э.Ф.Кисриев, - начинает выполнять, новые функции…Новый ислам - это современный социетальный феномен, …в котором теологическая составляющая не продуцент, а повод и средство [1,109]. «Новый ислам», представляется - очень точное название современного политического ислама: ислам как повод и средство, как идеология и пассионарный протестный консолидирующий ценностный потенциал для мобилизации сил с целью достижения определенных социально-политических целей. В отличие от традиционного ислама, занимающего консервативные позиции, он предлагает свои стратегии развития, дает ответы на современные вызовы. По словам Гийома Лагана, «Сила политического исламизма в том, что он представляет собой последнюю незапятнанную идеологию. …Он обладает притягательной силой, потому что еще никогда не использовался в качестве политической практики». Но в этом и залог его слабости - хотелось бы заметить. Думается, социально-политическая доктрина салафизма в наибольшей степени, отвечает на современные вызовы глобализирующегося мира, а популистский протестный потенциал салафизма огромен. Есть все основания предполагать, что именно салафизм может превратиться в ведущую идеологию «нового ислама», идеологию протеста. События в Северной Африке тому порукой. Рассмотрение салафизма через призму понятия «новый ислам» позволяет дистанцироваться в полной мере от религиозного аспекта и, не затрагивая ни религиозных чувств, ни теологических дискуссий, под иным ракурсом посмотреть на это растущее исламское радикальное политическое течение с определенной программой, которая вызывает отклик у значительной части мусульманского населения мира. Конечно, нельзя не согласиться с Э.Ф.Кисриевым, что «не столь важно, какие «теологические ресурсы великой исламской традиции» будет привлекать «новый ислам»: фундаменталистские, реформистские или суфийские…» [1,108]. Но с точки зрения идеологических, социально-политических ресурсов, протестного потенциала идей, адекватности ответа на вызовы времени - разница кажется интересной и требует формализации, выявления именно программных постулатов, идеологических принципов, формально заимствованных у «теологической традиции», для оценки «способности привлекать массы» тем или иным исламским течением в тех или иных социально-экономических и политических обстоятельствах. Показательно, что салафитские идеи всегда были востребованы именно в периоды кризисов: ваххабизм в XVIII веке в Саудовской Аравии, возникновение салафитской организации «Братья-мусульмане» обычно связывают с крушением Османской империи - «последнего халифата». И, наконец, - дела наших дней: приход к власти от Турции до Марокко происламских, салафитских сил в результате демократических выборов, и (или) в ходе событий «арабской весны» 2010-2013 гг. Попытаемся выделить главные идеологические (мировоззренческие) постулаты салафизма. - «возвращение к предкам», идеал, который выходит из детства (школьное обучение включало в себя преимущественно изучение религии, а также философии и географии. Основу составляло заучивание наизусть Корана и жизнеописания пророка Мохаммеда) и пронизывает жизнь мусульманина. «Для многих поколений мусульман во всем мире эталонной формой организации исламского общества и государства выступал и продолжает выступать «опыт Медины» (622 - 632 гг.). Именно в этот период в Медине возникают надродовая мусульманская община и протогосударство, во главе которых стоял Мохаммед, обладавший всей полнотой светской, духовной и судебной власти… временем идеального правления в исламе» [2, 24]. Делая акцент на уравнительных принципах, в ранних общинах фундаменталисты видят идеальное объединение верующих на основе равенства и справедливости. - Идеи социальной гармонии, братства всех мусульман, образ мира «добра и справедливости», отрицание роскоши, стяжательства, равенство и взаимопомощь - как ответ на глубокое социальное расслоение и чувство социальной ущемленности в современном мире в условиях углубляющегося мирового социально-экономического кризиса - основа популистского потенциала салафизма. Социальные идеалы салафизма замечательно подходят в качестве идеологии социального протеста, они не могут не быть популярны. - отказ от бид’а - неприятие нововедений (и в частности, неприятие западных ценностей и западного образа жизни). Идеология салафизма, таким образом, позволяет арабским народам противостоять давлению чуждой им западной идеологии, западных ценностей и западных институтов, отстаивая свою идентичность. Причем буквализм и биполярность мировоззрения позволяют это делать максимально эффективно. - создание исламского государства и Халифата. Возрождение Халифата - идея мусульманского единства, которая замещает национальную идентичность. По сути, этот перечень содержит ответы на все вызовы современности: утрата привычных ценностей и «обращение к «корням», страх потери идентичности, поиск новой более сильной основы для консолидации ради самосохранения; мировой экономический кризис, углубление и без того глубокого социального расслоения, безработица, особенно высокая - среди образованной молодежи. Простота и доходчивость идей порождают широкую популярность среди населения, потенциал роста движения вширь. Другой основой мощного протестного потенциала салафизма является его пассионарная непримиримость (категоричность, ригоризм), которая позволяет арабским народам настойчиво отстаивать свою самобытность; и делает эту идеологию - идеологией протеста. Но одновременно эта пассионарная непримиримость несет в себе огромный агрессивный и экстремистский заряд. До сих пор речь шла об общих позициях, о салафизме в целом. Но салафизм - это широкий спектр исламских течений и организаций прошлого и настоящего, которые появлялись и исчезали (или существуют длительное время, как например, организация «Братья-мусульмане» или ваххабизм, особенно в кризисные периоды развития мусульманских народов. Эксперты предлагают разные их классификации. Упрощая, можно, кажется, говорить о радикализме по целям и о радикализме по целям и средствам; об «умеренном», замкнутом на себя салафизме, и - об экстремизме. Акцент исследований на экстремистской части салафитских течений несомненно оправдан. Но аполитичный салафизм, замкнутый на себя, имеет (пока, во всяком случае) более широкое распространение в арабском мире, по мнению многих экспертов. «Подавляющее большинство салафитов, - утверждает Тарик Рамадан, - дальше не идут, и лишь крошечное меньшинство (в закрытых и маргинализованных сетях), имеющее то же бинарное мировоззрение, выходят за рамки оборонительной позиции и переходят к политической деятельности, для которой характерна напористость и агрессия, а иногда насильственные методы…»[4]. Игнорировать наличие разных течений внутри салафизма непродуктивно с точки зрения политической практики: остается возможность для маневра. Попытаемся выделить общее и особенное в политической практике разных салафитских течений, практическое применение их принципов. Проведем простое сравнение: Умеренные салафиты Ваххабиты Джихадисты 1. Аполитичны Б) Внепарламентские, экстремистские методы борьбы; террор 2. Подчинение власти, вплоть до «запрета молитвы» Власть безбожна, достойна уничтожения из-за нововведений 3. Благотворительность по шариату Широкая благотворительность как механизм прозелитизма, сеть для привлечения адептов Нет 4. Прозелитизм слабо развит, самоизоляция А) Очень широкий прозелитизм Б) Нет 1. Б) Цель - разрушение системы. Отсюда и соответствующие, экстремистские методы борьбы. В начале 2000-х годов влияние именно этого крыла было очень сильным, но в последние годы, значение экстремистов падает. Влияние «умеренных», напротив, растет. И именно внутри этого крыла в последнее время происходят серьезные структурные и программные изменения. В частности, - отказ от «неучастия в политике». Изменилась и расширилась социальная база: за счет средних слоев, людей, порой, состоятельных и влиятельных. Изменились и формы деятельности: «…в последние годы и месяцы, - пишет Тарик Рамадан (2012 год), - наблюдается перемена во взглядах салафитов-буквалистов на политику. После того, как они десятилетиями отказывались в ней участвовать, сравнивая демократию с куфром (отвержением ислама), сейчас они постепенно начинают включаться в политическую жизнь» [4]. 4. А) Их «призыв» нацелен на отдельно взятого человека, на отдельную личность, которую необходимо превратить в маргинала, отчужденного от его окружения и ищущего новой консолидации, новой общности, новых смыслов. 4. Б) Различие с 4А) предполагает разную тактику террористической деятельности: в случае ваххабитов существуют группы привлечения сил - адептов через благотворительные организации, социальные сети. В случае джихадистов - нет широкой базы, и к ней не стремятся; это предполагает разные организационные структуры и механизмы: организации малочисленны и более замкнуты на себя, делается опора - на одиночек-фанатиков. Таким образом, у салафизма, благодаря его огромному протестному пассионарному популистскому потенциалу, основанному на непримиримости к «чужому» и идеях социального равенства и благоденствия, есть серьезный шанс стать ведущей идеологией современного политического ислама, «нового ислама». Это очень эффективное средство политического манипулирования. Эффективное и крайне опасное. Как показал опыт американцев в Афганистане 80-х, этот огонь легко вырывается из рук. Между тем, формализация салафитских постулатов показывает, на какие именно актуальные вызовы они отвечают и чем именно столь привлекательны их идеи. Поиск других ответов на те же вызовы было бы лучшим решением. Определенные надежды оставляют метаморфозы и самого салафизма в наши дни: стремление многих салафитских организаций и партий играть на легальном политическом поле. Вопрос состоит в том, какое именно течение внутри салафизма будет преобладать: умеренное или экстремистское, - вопрос, который некоторые эксперты называют «салафитским уравнением» [4]. И, главное, - какие факторы влияют и повлияют на распределение сил. Встает вопрос о выборе политической стратегии салафизмом и в отношении салафизма. Имеется в виду стратегия отсечения экстремистских салафитских течений (ваххабизма и джихадизма) и одновременно стратегия встраивания салафитских организаций и партий в политическую систему арабских государств как сил, выражающих интересы существенной части населения страны. «Салафитское уравнение» - поиск баланса, лавирование между разными исламскими радикальными (хотя бы по целям) организациями. Одним из самых удачных (на данное время) примеров решения этого уравнения является марокканская модель - политика лавирования марокканской монархии в отношении политического ислама и, в частности, - салафизма, в основе которой лежит строго дифференцированный подход к исламским организациям и лидерам.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.