ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВЕТХОЗАВЕТНОГО ОБРАЗА ЮДИФИ ХУДОЖНИКАМИ XVIII-XIX ВВ Петровская Н.И.

Российский новый университет (таганрогский филиал)


Номер: 6-2
Год: 2014
Страницы: 165-169
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Юдифь, классицизм, романтизм, предмодернизм, Judith, classicism, romanticism, predmodernism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье предлагается анализ трех картин XVIII-XIX вв., посвященных ветхозаветному сюжету о Юдифи (работа неизвестного итальянского мастера, полотна Ф.Гойи, Ж.Б.К.Коро). Цель работы - выявление специфики художественных методов, характерных для каждого этапа развития искусства восемнадцатого - девятнадцатого столетий, особенностей мировосприятия творцов, обусловленных спецификой времени создания полотен.

Текст научной статьи

В истории живописи есть много примеров обращения творцов разных эпох к одним и тем же сюжетам. Так, в частности, большой популярностью у художников пользовалась ветхозаветная история молодой вдовы Юдифи, спасшей родной город Ветилую от ассирийских воинов. Фабула истории сообщает о том, что Юдифь, благодаря своей молодости и красоте, смогла проникнуть в лагерь врагов-ассирийцев и, очаровав предводителя войска Олоферна, ночью лишила его жизни, отрубив голову. Уже начиная с раннего Средневековья живописцы стремились запечатлеть сцены из названной истории, предлагая свое видение сюжета, обусловленное эстетическими и мировоззренческими факторами, характерными для той или иной культурной эпохи. В данной статье будут рассмотрены примеры работ художников XVIII-XIX вв., посвященных ветхозаветному образу молодой вдовы. Цель статьи - показать своеобразие поэтики, художественных методов и приемов создания живописного произведения в разные культурные эпохи. Классицизм (от лат. classicus - образцовый) - художественное направление в искусстве Европы XVII-XIX вв. Основу культуры классицизма составили идеи рационализма, тем самым, определив его своеобразие. Произведения искусства создавались в соответствии со строгими законами. Рациональность в построении произведения, по мысли творцов этой эпохи, должна была показать разумность и логичность всей картины мира. Художники обращались, как правило, к сюжетам античности или значимым событиям истории, находя в них образец высшей красоты, и гармонии. Искусство, по мысли философов-классицистов, должно было нести воспитательную, образовательную функцию, изменять, совершенствовать реальность. Сюжет о Юдифи мог быть интересен для классицистов тем, что через идею защиты вдовой своего народа живописцы могли показать торжество справедливости и разума над хаосом мироздания. «Моральный и эстетический идеал, утверждаемый классицизмом, - доблесть благородного героя, готового умереть за честь и за отечество» [1, 392]. Кроме того, сюжет о Юдифи представляется важным историческим событием, что сополагается с эстетикой классицизма. Никола Пуссен отмечал следующее: « …Первое, которое является фундаментом всего остального, заключается в том, чтобы содержание и сюжет были величественны, как, например, битвы, героические подвиги, божественное» [2, 66]. В картине неизвестного художника Юдифь изображена в момент своего триумфа. Полотно овеяно духом торжественности и парадности. Поза Юдифи величественна и, одновременно, грациозна. Изображенная во весь рост, вдова опирает меч о воинский доспех, тем самым, знаменуя победу над врагом. Левой рукой Юдифь властно держит голову поверженного Олоферна. Автор выбирает не конкретный момент истории, а внесюжетную сцену, что позволяет передать значимость изображаемого момента. Торжественность образа подчеркивается платьем Юдифи, напоминающим античное одеяние - драпировки искусно окутывают фигуру, придавая ей статность и уподобляя красивой античной статуе. Тема античности неслучайно появляется в деталях полотна - эстетика классицизма черпает в ней вдохновение, считая эталонной и наилучшим образом отражающей идею мирового порядка и гармонии. Усиливают сходство с античным образом легкие плетеные сандалии на обнаженных ногах Юдифи и искусно подобранные волосы вдовы, формой напоминающие прически гречанок. Вместе с тем тема вечности подчеркнута вопрошающим взглядом вверх вдовы. Она словно обращается к небесам. Специфична композиция полотна. Она строга и выверена, не имеет лишних деталей. Фигура Юдифи помещена в центре картины и занимает большую часть художественного пространства. Поза вдовы театральна, нарочито постановочна, и, при этом, идеально вписана в композицию, сохраняя равновесие и гармонию строя картины. «Классицизм предполагает пропорциональность частей художественного творения, равновесие, симметрию и строгость композиции, внеисторическую трактовку событий, обрисовку характеров вне их индивидуализации» [1, 392]. Большую роль в картине играет цвет. Художник выбирает чистые, открытые, яркие цвета, что характерно для традиции классицистской живописи. Причем, расположение цветов в картине по степени яркости так же тщательно выверено. Самое яркое, насыщенное цветовое пятно - фигура Юдифи, остальные детали - более монохромны. Это сделано целью акцентации внимания на главной героине сюжета. Важную роль в полотнах эпохи классицизма играет фон. Как правило, автор обращается к изображению природы и стремится запечатлеть ее в состоянии волнения, создавая тем самым атмосферу торжественной тревожности. Обычно этому способствуют темные тона фона, тяжелые свинцового оттенка облака. Такой прием создает ощущение торжественности момента, драматизм происходящего события. Эти детали хорошо видны на полотне неизвестного художника. Они, с одной стороны, формируют необходимый для классицизма строго-парадный стиль, с другой позволяют творцу высветить фигуру воинственной вдовы, создать впечатление театральности момента. Этот эффект усиливается путем включения в композицию большой темной драпировки, вызывающей ассоциацию с театральным занавесом. Таким образом, в основе эстетики живописи классицизма лежит идея героизма, подчиненного канонам античности. Романтизм - художественное направление, сложившееся в европейской и американской культуре XVIII-XIX вв. и ставшее реакцией на идеологию и эстетику Просвещения. Просвещение дало толчок развитию науки и техники, в Европе начались промышленные революции. Динамичное развитие техники рождало в обществе неприятие действительности, стремление уйти от нее. Мир воспринимается как «мировое зло», а романтический герой поставлен в ситуацию вечной борьбы с ним. Художники создавали свои уникальные, фантастические, сказочные миры, обращались к экзотическим, нетривиальным сюжетам, или к событиям далекого прошлого, тем самым, отвергая культ разума. Герой романтиков противостоял среде, обществу, подчас изображался бунтарем или человеком, представляющимся странным для окружающих. Романтизм проявляет интерес к фольклорным жанрам, сказке, обращают человека к природе, истокам культуры, то есть ко всему, что противоположно современности и прогрессу. В отличие от классицистов, романтики считали, что искусство «влияет на нравы не путем дидактики и назидательности, а само восприятие красоты преображает человека лучше, чем поучения, и делает его счастливее и нравственнее» [1, 422]. Сюжет о Юдифи привлек внимание знаменитого испанского живописца Франциско Гойи. В творчестве Ф.Гойи находят отражение основные принципы романтизма, обретая при этом своеобразный испанский колорит. Гойя стал известен как придворный живописец при дворе Фердинанда VII, создатель портретов приближенных двора испанского короля, мастер многочисленных офортов и гравюр, имеющих странную, фантастическую и аллегорическую тематику. Работа «Юдифь и Олоферн» была создана мастером в 1820 - 1823 гг., когда художник, уже оглохший, нашел себе приют в доме «Кинто дель Сордо» («Дом глухого»). Картина была написана маслом прямо на одной из стен этого дома. Сюжет о мести вдовы прекрасно отражает эстетические принципы романтизма - уход от действительности, обращение к истории прошлого. Героиня наделяется чертами исключительности и изображается в исключительных обстоятельствах. Гойя изображает момент, предшествующий убийству. В центре картины - Юдифь, занесшая меч над спящим воином. Художник выделяет фигуру вдовы среди остальных персонажей картины: в темноте, хаосе освещаются белые руки Юдифи и ее юное лицо. Самого Олоферна художник скрывает от глаз зрителя, видны лишь только край ложа и часть головы. Этот композиционный прием нов для живописи, отходит от традиций классицизма точного построения композиции, изображения героя в полный рост. В левом нижнем углу работы художник пишет склонившуюся в молитве служанку. Произведение Гойи одновременно экспрессивно и мистично. Художник выбирает темную палитру и крупные мазки, позволяющие ему создать атмосферу ночного кошмара, страшного действа, вершащегося в темноте. Фон, на котором разворачивается действо, размыт, неясен. Обращает на себя внимание яркое световое пятно позади фигуры Юдифи, напоминающее свечение адского пламени. Действие вершится ночью. Для романтиков ночь становится важным концептом, позволяющим раскрыть тайные стороны человеческой души. Именно ночью сознание человека находится, по мнению романтиков, в пограничном состоянии, состоянии полусна-полубодрствования, и именно это состояние не позволяет человеку различать действительность и потусторонность. Это сфера иррационального, непознанного, мистического и сказочного. Шеллинг, известный представитель немецкого рамантизма определяет ночь как «хаос, который является началом всей жизни», изначальная стадия универсума, это созидающая сила, опытное поле и питомник разума и гармонии». Мистическое толкование ночи предполагает сферу господства духов, оказывающих влияние на человека. Ю. Манн истолковывает откровения ночи состоянием человека, когда его органы чувств напряжены до предела и, поэтому это способствует философскому углублению в истину. Сюжет о Юдифи в интерпретации Гойи получает фантасмагорическое звучание, что обусловлено особым видением романтиками мира. Вторая половина XIX столетия в истории живописи связана со значительными переменами в области художественной формы и содержания. Наряду с различными школами академического искусства, тяготеющими к классическим композиционным и техническим приемам, позволяющим создать монументальные полотна с доминирующими сюжетами античных мифов или значительных исторических событий, появляются новые художественные школы и течения. Их рождение связано со многими социально-культурными явлениями, получившими развитие в означенный период времени. Развитие технического прогресса, появление фотографии меняют представления о сути искусства, о специфике изображения действительности. Возможность запечатления образов человека, природы с максимальной точностью и реалистичностью, которую дали фотографические аппараты, заставляют художников трансформировать классические методы рисунка, искать новые формы и идеи для передачи изображений. Это время называется исследователями эпохой предмодернизма. Таким образом, подчеркивается, что искусство начала второй половины XIX века подготавливало почву для нового витка культуры, который должен был изменить все стандартные представления об имеющихся формах и поэтике произведений. Это были не радикальные поиски, характерные для художников-модернистов, а лишь «нащупывание» новой почвы для творческих экспериментов. Как отмечает Ю.Борев, «Художники в своих поисках не впадали в крайности и придерживались меры во всем, в том числе и в «маскировке» (усложнение текста во имя более сильного воздействия на реципиента)» [1, 437]. Мир представляется творцам еще устойчивым и гармоничным, несмотря на свое несовершенство, а человек, рассматриваемый как «высокоорганизованная биологическая особь», вызывает у художников большой интерес. Среди живописцев, ставших предтечей для новых направлений живописи, можно назвать Камиля Коро. Его своеобразная манера письма, использование лессировки, создающей эффект живого, подвижного изображения, во многом повлияли на творчество художников-импрессионистов. Основу творчества К.Коро составили великолепные пейзажи и портреты. В картине «Юдифь» (1872-1874) художник удивительно тонко совместил два своих излюбленных жанра. В центре композиции полотна - фигура юной Юдифи. Живописец сосредоточивает все внимание зрителя на портрете вдовы. Он создает удивительно тонкий, лиричный образ, заставляющий прочувствовать глубокий психологизм картины. В отличие от работ художников ранних эпох, изображающих Юдифь перед убийством Олоферна, в момент совершения казни или же возвращающейся в родной город Ветилуя, Коро обращается к внесюжетному повествованию. Невозможно с точностью сказать, направляется ли молодая вдова к лагерю неприятеля или же возвращается обратно. Здесь важно другое - это удивительно верно и пронзительно схваченное художником выражение лица Юдифи, встревоженной мыслями о будущей (или свершенной) расправе. Неслучайно автор рисует героиню полотна одну, что позволяет более рельефно подчеркнуть психологизм сцены. Лицо молодой женщины чуть опущено и затемнено. Тень, покрывшая его, в контексте сюжета картины может быть истолкована как тягостность дум и мучительное ощущение выбора, перед которым стоит героиня. Идее сомнения, раздумий Юдифи подчинена и пластика женского образа. Правая рука сжимает ткань платья, что передает сильное волнение, а левая прижата к сердцу, что напоминает жест защиты, стремления героини оградить себя от того, что ее гнетет. Важное значение для эмоционально-смыслового наполнения картины имеет пейзаж. Коро, как великолепный пейзажист, выбирает для изображения природы, окружающей Юдифь, особую зеленовато-пепельную и золотистую гамму. Она придает полотну настроение легкой печали и внутреннего волнения. Автор использует прием легких мазков, который создает эффект движения природы - ветра, клонящего к земле траву, меняющихся оттенков вечернего или утреннего неба. Пейзаж можно назвать условным, что подчиняется главной задаче художника - подчеркнуть идею психологического состояния героини, передать оттенки чувств, меняющихся на ее лице подобно меняющемуся пейзажу, окружающему молодую вдову. Символичен цвет одежды героини. Он сочетает в себе два основных оттенка - красный и белый. В контексте избранного художником сюжета красный цвет становится символом мести, пролитой крови, а белый ассоциируется с чистотой и светом. Оба цвета создают сложное смысловое единство, раскрывающее идею амбивалентности, двойственности действительности. Таким образом, анализ полотен живописцев XVIII-XIX вв. дает возможность увидеть специфику творческих методов мастеров, обратившихся к известному ветхозаветному сюжету.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.