ВЗАИМОСВЯЗЬ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ДЕТЕРМИНАТ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВ Яворский Н.Н.

Национальный университет «Львовская Политехника»


Номер: 6-2
Год: 2014
Страницы: 215-218
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

демографические детерминанты, политическая стабильность, население, урбанизация, миграции. Кeywords: demographic determinants, political stability, population, urbanization, migrations

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Демографические факторы часто выступают лишь частью более сложной «причинной цепочки» потери политической стабильности государствами. Экономическое развитие и форма политического режима - критические элементы увеличения или сокращения риска политической нестабильности. Таким образом, определенные характеристики населения (его количество, плотность, динамика численности и т.д.) могут взаимодействовать и пересекаться в разной степени с другими политическими и экономическими факторами в ситуации потери политической стабильности государством.

Текст научной статьи

Политическая стабильность - один из основных объектов политологического анализа, что испытывает серьезные вызовы в контексте глобализации, а в случае постсоветских обществ - еще и системного политического и социально-экономического кризиса переходного периода. Проблема взаимосвязи демографических детерминант с политической стабильностью государств еще не достаточно исследована восточноевропейской политологической наукой и нуждается в дальнейшем научном анализе. Вопросы политической стабильности и демографических детерминант изучаються такими учеными как А. де Шербейнен, Дж. Голдстоун, П. Коллиер, Г. Урдал, С. Хантингтон, Л. Гринин, частично - Р.Арон, С. Бжезинский, Р. Дарендорф, М. Олсон, Ф. Фукуяма. Среди украинских и российских исследователей стоит упомянуть работы С. Дорошенка, Г. Тумова, И. Бекешкиной, А. Колодий, Ю. Мациевского, М. Романюка, Л. Е. Грина, А. В. Коротаева, С. А. Нефедова, П. В. Турчиновой, А. С. Макарычева, Л. А. Паутова и др. Целью этой статьи является анализ взаимосвязи демографических детерминант и политической стабильности государств. Достижение поставленной цели осуществляться с помощью следующих задач: во-первых, определяется значения и ключевые характеристики понятий «детерминанта», «демографические детерминанты», «стабильность» и «политическая стабильность»; во-вторых, анализируются механизмы взаимосвязи между демографическими детерминантами и приобретением или потерей государством политической стабильности. Понятие «детерминанта» это междисциплинарная категория, что применяется как в точных, так и в гуманитарных дисциплинах. В широком смысле «детерминанта» (от лат. determinaris (determinantis) - решающий) - причина, условие, фактор, а также составляющая, компонент. Детерминанты политического процесса начали изучаться в восточноевропейской политологии сравнительно недавно. Это те «явления или сферы общественного бытия, которые оказывают системное, постоянное и значимое влияние на ход политического процесса в подавляющем большинстве случаев» [1,100]. Мы рассматриваем демографические детерминанты как совокупность многоуровневых факторов, а именно социально-демографических процессов и функционирование социально-демографических групп, связанных со способами воспроизводства населения (естественное и механическое) и имеющих разное (прямое и латентное, положительное и отрицательное) влияние на политическую стабильность государства. Термин «стабильность» (от лат. stabilis - постоянный, устойчивый) означает «способность системы функционировать, не изменяя собственную структуру, и находиться в равновесии. Эта способность должна быть неизменной во времени» [2]. В широком смысле политическая стабильность является одним из измерений социальной стабильности. Это «такое состояние соотношение социальных групп и политических сил, при котором ни одна из них не может существенно изменить политическую систему в своих интересах, то есть обеспечивается ее статус-кво» [3]. Такое равновесие производится и воспроизводится сложным механизмом вертикальных (внутренних) и горизонтальных (внешних) связей политической системы. В первом случае речь идет о равновесии составных частей политической системы и взаимодействии между ее институтами, а во втором - взаимодействие целой политической системы с другими системами социума [3]. Значимость демографических детерминант как источника влияния на политическую стабильность оценивается политологами неоднозначно. Существует ряд исследований, свидетельствующих об изменениях динамики политической стабильности вследствие социо-демографических трансформаций общества. В тоже время, большинство исследователей согласны с тем, что демографические детерминанты не бросают серьезного вызова политической стабильности обществ. Разнообразные демографические явления и процессы, имеющие место в разных странах, далеко не всегда означают переход от стабильности к нестабильности или наоборот. А. де Шербейнен (A. de Sherbinen) считает, что утверждение о том, что общий рост численности населения провоцирует политическую нестабильность и конфликты слишком упрощенное. Оно не фиксирует всю сложную сеть существующих взаимоотношений в таких контекстах. Более правдоподобно то, что определенные демографические изменения, которые имеют место в конкретных политических и экономических рамках, способствуют политической нестабильности [4,24-29]. Например, если крестьяне нуждаются в больших площадях земли из-за роста населения, а «доступная» земля находится во владении крупных землевладельцев, то в таком случае политическая нестабильность и конфликт почти неизбежны. Другими словами, проблема заключается не, например, в истощении окружающей среды, а в росте населения, которому не хватает земли, в противовес землевладельцам, которым нужен доход. Возможно, беспорядков, связанных с нехваткой земли, можно было бы избежать, по крайней мере, в течение последних четырех веков, если бы город и индустриальная экономика обеспечивали работой растущее количество безземельного сельского населения. Однако урбанизация без экономического роста также часто провоцирует политическую нестабильность [5]. Надурбанизация является лишь одним из аспектов более сложной проблемы, а именно - несовпадения между перспективами трудоустройства и количеством и характеристиками трудовых ресурсов. Процесс динамического роста городского населения в преимущественно аграрных странах иногда называется «городским переходом» (urban transition). Он, как правило, происходит при условии интенсивного демографического роста населения. За данными российских исследователей Л. Е. Гринин и А. В. Коротаева, на ранних стадиях модернизации интенсивная урбанизация сопровождается ростом вероятности социально-политических потрясений, в том числе и насильственных конфликтов. После достижения среднего уровня урбанизации (20-25%) вероятность политической нестабильности существенно снижается, хотя и остается сравнительно высокой для стран со слабой государственностью или особой «идеологией»1. Достижение высокого уровня урбанизации завершает и демографический переход, таким образом, существенно уменьшая фактор демографического давления на политическую, социальную и экономическую системы государства [6,49-50]. «Надпроизводство» образованного населения, с одной стороны, и нехватка реальных рабочих мест, с другой, также может иметь впоследствии политическую нестабильность государства. Многие революции последних четырех веков всегда имели одной из своих предпосылок большое количество хорошо образованной молодежи в противовес ограниченной и замкнутой структуре элитных позиций во власти и сфере труда [7]. Наряду с высоким уровнем образования быстрый рост количества молодежи может быть вызовом существующему политическому порядку. Молодежные когорты часто являются сторонниками новых идей, различных религий и ставят под сомнение старые формы власти и порядка [8]. Кроме этого, молодые люди реже имеют семью, карьеру и другие социальные права и обязанности, а, следовательно, их легче мобилизовать для участия в различных социальных или политических протестах [9]. Это уже исторически доказанный факт, что молодежь играет важную роль в политических конфликтах и противостояниях, а существование «молодежного балджа » («youth buldge») непропорционально высокой доли молодых людей от 15 до 24 лет относительно взрослого населения - традиционно ассоциируется с политическим кризисом. Большинство революций происходили тогда, когда, в том числе, фиксировался высокий «молодежный балдж» [10]. Г. Урдал (H. Urdal) доказывает, что этот «балдж» является весомым фактором в случае сравнительно небольших насильственных конфликтов (менее 1000 смертей) [11]. Российские исследователи С. А. Нефедова и П. В. Турчин определили «двойной параметр порядка политической стабильности». Это, во-первых, соотношение динамики общей численности населения и индивидуального дохода, а, во-вторых, соотношение имеющихся ресурсов и количества элиты [12]. Беженцы и мигранты обычно воспринимаются как жертвы, объект деятельности международных гуманитарных организаций, а не как проблема безопасности и политической стабильности. Однако массовые миграции могут вызвать политическую нестабильность в гостевом обществе, иногда напряжение в ее отношениях с государством происхождения мигрантов и потенциальную угрозу локальной, а то и международной безопасности [13]. Здесь важно отметить, что миграции как таковы также не являются единственным решающими фактором нестабильности. Наоборот, экономическая мобильность обычно приводит к росту благосостояния и мигрантов, и принимающего общества [5,13-14]. Трудности появляться тогда, когда миграция ведет к проблемам с национальной идентичностью, когда, например, одна этническая группа переселяется туда, где проживает другая группа что считает эти земли своей родиной [14,5]. Таким образом, демографические факторы часто выступают лишь частью более сложной «причинной цепочки» потери политической стабильности. Считается, что экономическое развитие (в частности, измеряется через размер ВВП на душу населения) и форма политического режима (авторитарный, демократический или переходной) являются критическими элементами в росте или сокращении рисков политической нестабильности и конфликтов. Таким образом, население (его размер, плотность, динамика роста и т.д.) могут взаимодействовать и пересекаться в разной степени с другими политическими и экономическими факторами в контексте возникновения ситуаций потери политической стабильности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.