РУСЬ НА БЕРЕГАХ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ Скрипкин И.Н.

МОУ ВПО «Институт права и экономики» г. Липецк


Номер: 7-1
Год: 2014
Страницы: 85-88
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

русь, норманизм, антинорманизм, варяги, этногенез, Russia, normanism, antinormanism, Varangians, ethnogenesis

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается вопрос распространения термина «русь» на южных берегах Балтийского моря, характеризуется процесс взаимосвязи и взаимовлияния восточных славян и прибалтийских, описываются государственные образования в Прибалтике, называющиеся в источниках Русиями.

Текст научной статьи

Господство норманизма в отечественной и зарубежной исторической науке напрочь отсекло от истории России целый пласт сведений о Русиях вне пределов расселения восточных славян, ставших доминантной основой формирования русского этноса в орбите самого известного государственного образования, именовавшегося - Русь. Между тем, Русь, образно говоря, пределами Киевского государства вовсе не заканчивается. Об этом пытались говорить историки-антинорманисты 18 и 19 столетий, но их голос заглушался более многочисленными историками-норманистами, которые выстроили простую и логичную схему этно- и политогенеза в пределах Восточной Европейской равнины, согласно которой происхождение термина «русь» связано с деятельностью скандинавов, которые принесли его в среду восточных славян вместе с княжеской властью и государством. В этой схеме сведениям источников о каких-то русах в Прибалтике, в Причерноморье, в Паннонии, на Кавказе не было места, либо они связывались с деятельностью киевских князей или норманнских дружин. И только начиная с 90-х годов прошлого века в науке и публицистике появилось огромное количество информации, причем как научного так и псевдонаучного характера, о распространении термина «русь» вне пределов Древней Руси и вне связи с деятельностью скандинавских конунгов. Особое место среди территорий, помимо границ Киевского государства, где был распространен термин «русь», занимает Прибалтика, точнее южные берега Балтийского моря, населенные славянскими племенами, откуда, согласно Повести временных лет (далее - ПВЛ), прибыл Рюрик - родоначальник княжеской династии, правящей нашим Отечеством до 1598 г. Об истории прибалтийских славян мы знаем, к сожалению, очень мало: не осталось исторических сочинений славянских племенных объединений, населявших этот регион, так как практически все было уничтожено немецким колонизационным потоком. Исторический взгляд на этот регион поэтому представлен только со стороны немецких (шире западноевропейских) авторов. Источниковую базу для исследования истории прибалтийских славян составляют, прежде всего, труды Генриха Латвийского, Адама Бременского, Гельмольда, Герборда. Сочинения Гельмольда, Генриха Латвийского, Саксона Грамматика однотипно описывали племена прибалтийских славян вагров и руян, что позволяет судить о справедливости и достаточной достоверности их характеристик. Это два этноса, входивших в группу прибалтийских славян, представляют особый интерес для исследователей, так как вагры довольно часто рассматриваются исследователями как летописные варяги, а руяны (руги) рассматриваются как прибалтийские русы, т. е. народ, носивший тоже этническое наименование, что и киевские русы. Согласно свидетельству Адама Бременского, руяны - народ, уже в IX в. имеющий письменную культуру, свою государственность, что свидетельствует об их высоком уровне социально-политического развития. Характеристика, которую давали упомянутые средневековые авторы ваграм и руянам, схожа с описаниями русов, сделанными арабскими путешественниками. Данная схожесть позволила Н.С. Трухачеву предположить, что в некоторых арабских источниках (например, сочинения Ибн Русте), где речь идет о русах, описываются прибалтийские славяне [8]. В свою очередь, описание Адамом Бременским традиций руян позволило Е.С. Галкиной предположить, что по своему происхождению они были северными иранцами, попавшими в ходе миграционного потока раннего Средневековья, знаменитого «великого переселения народов», в Прибалтику [3]. Следовательно, можно проследить связь между распространением термина «русь» в Причерноморье и в Прибалтике: оно связано с миграцией его носителей. Об этом же свидетельствуют данные о миграции алан с Подонья в Прибалтику, причем эти аланские племена в источниках также прозываются русами. Этих алан-русов А.Г. Кузьмин связывает с остатки населения причерноморской салтовской культуры, Росского каганата, разгромленного хазарами. Ученый не без основания считал, что именно страну русов-алан, расположенную на острове Сааремаа (современная Эстония), знали скандинавские саги как «Хольмгард» (Holmgar). Обычно с Хольмгардом отождествляют древнерусский Новгород. Но при более внимательном прочтении источников оказывается, что название «Хольмгард» было просто перенесено на Новгород, потому что правители Новгорода конца Х - начала XI в. (князья Владимир и Ярослав) звались русами. Как считал А.Г. Кузьмин, не исключено, что к аланской Руси на Балтике принадлежали киевские князья - Олег Вещий и Игорь. По крайней мере, ближайшей лингвистической параллелью к имени «Олег» является вовсе не «норманнское» «Хельгу», а иранское «Халег». Немало иранских имен упоминается и в договорах Руси с греками времен Олега и Игоря [5]. Таким образом, в Прибалтике уже насчитывается две Руси: одна на острове Рюген, где проживали руги-руяне-русы, а вторая на острове Саарема. Причем, ни одна, ни вторая не являлись частью Киевского государства. Помимо «аланской Руси» в Прибалтике Адам Бременский называл еще одну, расположенную в устье реки Неман. Перечисляя балтийские острова, Адам Бременский называл заселенную славянами Фембру: «третий остров именуют Семландом, он соседствует с областями русов и поланов, а населяют его сембы, или пруссы, люди весьма доброжелательные» [1]. По мнению А.Г. Кузьмина, поскольку упомянутый Семланд - это полуостров Самбия, принятый хронистом за остров, а с запада к нему подходят польские пределы, то Русь могла граничить с ним у низовий Немана. Однако на момент написания сочинения Адама Бременского (1072-1074 гг.) земли поморян не входили в состав Польши. Действительно, веком раньше (в X в.) польский князь Мешко I покорил поморян и включил их земли в состав своего государства. Но XI в. поморяне подняли восстание и вновь обрели независимость. В этот период их территория расширилась на запад от Одры в земли лютичей. Таким образом, по Адаму Бременскому, с Самбией граничат: с запада русы, а с юга - поляки. Это уже третья Русь в Прибалтике. Все они существовали независимо и параллельно с Киевом, но активно с ним контактировали. Об этом свидетельствует весь корпус источников: «от горшка до свитка». Только по нарративным источникам можно делать вывод о теснейших контактах народов южной Балтики, заселенной преимущественно славянами, с Киевской Русью. Кроме того, этот вывод подкрепляется и другими источниковыми материалами. На тесную связь прибалтийских славян с восточно-славянскими племенами Приильменья указывают данные антропологии. Советские учёные (Т.И. Алексеева, В.В. Седов), изучавшие антропологические типы населения северо-западной Руси, пришли к заключению, что пребывание норманнов не оставило сколько-нибудь заметного следа в населении этой территории и что оно, напротив, обнаруживает антропологическое сходство со славянами балтийского ареала[2]. Академик В.В. Седов на археологическом материале показал близость традиций восточнославянских племен Приильменья с Балтийским регионом. Ученый отметил: «еще в прошлом столетии исследователи обратили внимание на близость религиозных воззрений, преданий, некоторых обычаев, а также географической номенклатуры и языковых особенностей новгородцев и балтийских славян Поморья. Было высказано предположение о расселении славян в Приильменье из земель балтийских славян. Некоторые археологические наблюдения - наземное срубное домостроительство, конструкции оборонительных сооружений новгородского детинца и полабских славян - так же указывают на какие-то связи Ильменского региона с Польско-Поморским» [7]. Современный исследователь А.А. Молчанова прослеживает параллели между культурами прибалтийских славян и новгородских словен по данным археологии. Например, установлено, что вал городища Городка на Маяте (одного из самых ранних поселений культуры сопок) был сооружен в так называемой «перекладной» технике (с использованием бревенчатых накатов), характерной для раннесредневековых славянских городков на территории Польши и Северо-Восточной Германии. Прослеживаются параллели в вещевом инвентаре, например, - профилированной лепной керамики VIII-Х вв. поселений Приильменья и истока реки Волхова (Псков, Изборск, Новгород и другие), и Северной Польши (нижний горизонт Волина, Колобжега и других поселений), междуречья Эльбы и Одера, в небольшом количестве - Мекленбурга (так называемая фельбергская керамика). Находки в Ладоге и на Рюриковом городище отдельно стоящих наружных хлебных печей, аналогии которым имеются в польском Поморье (Гданьск, Щецин), и двушипных втульчатых наконечников стрел, доминирующих среди подобных находок на северо-западе, которые также находят параллели на западнославянских землях, примыкающих к Балтийскому морю[6]. Таким образом, быт людей, определяемый археологическими находками, двух регионов, Прибалтики и Киевской Руси, был идентичным. Это, в свою очередь, со всей очевидностью свидетельствует о теснейших связях между народами южной Балтики, включая регион Приильменья. Поэтому, доверяя «Сказанию о призвании варягов», можно констатировать, что «варяжская русь» - это один из народов южной Балтики. Что же касается проблемы этноса летописных варягов, то она решается на основании уже упомянутых письменных западноевропейских источников. Так, Адам Бременский в произведении «Деяния архиепископов Гамбургской церкви» сообщает важнейшие сведения не только о русах, но и о ваграх, причисляя их к «славянским народам». Знаменитый исследователь истории прибалтийских славян А. Гильфердинг, проанализировав сведения о народах южного берега Балтики, пришел к выводу, что «ваграми» в немецких источниках называли именно варягов. Это были прекрасные мореходы, которые любили дальние плавания и совершали набеги на Англию в VIII-IX столетиях. Средневековые авторы говорили, что они «свирепее всякой свирепости» [4]. Ислледования В.В. Фомина показали, что термин «варяги» употреблялся в источниках в узком и широком (более позднем) значении. Изначально, варяги - это «русское» племя с южного побережья Балтики. Впоследствии, варягами могли называть вообще всех выходцев с Балтики и даже скандинавов, точно так же, как потом всех западноевропейцев называли в России «немцами». Но первоначально «варягами» именовали на Руси собственно варягов (вагров, варинов) с морского побережья южной Балтики (юг Ютландского полуострова). Во второй половине X века термин «варяги» начинает изменять своё первоначальное значение, прежде всего, в силу его обобщения, и начинает обозначать собой принадлежность к западноевропейскому обществу, сперва в географическом, а позднее, и в этническом смысле. С XII века термин «варяги» постепенно заменяется словом «немцы». С этого времени под «варягами» начинают обобщённо понимать западных европейцев[9]. Догмат норманизма не позволял русской исторической науке 19 столетия подробно и детально изучать контакты восточных славян с прибалтийскими. В советской историографии внимание исследователей было ориентировано на Поднепровье, в котором видели очаг русской государственности и, возможно, место, где слово «русь» впервые появилось. О тесных контактах северо-западной части Киевского государства с Прибалтийскими землями писали мало. Такое невнимание объясняется общими идеологическими установками, согласно которым государственность рождается только из внутренних предпосылок, соответственно, роль внешнего фактора мизерна. Поэтому проблема этноса варягов, будучи важнейшей в историографии XVIII-XIX вв., становится второстепенной, следовательно, вопрос существования Руси на Балтике перестал быть вопросом, от решения которого зависят векторы развития русского государства в целом: ведь не на севере оно возникло и не там происходили основные исторические события. Подобные рассуждения стали меняться в 90-е годы прошлого века. Так что следует ожидать появления новых работ, в которых детально, с научной достоверностью и профессионализмом буду проанализированы взаимоотношения двух регионах. Подведем итоги. Связи между двумя регионами, между Киевской Русью и Прибалтикой, где встречается термин «русь», были этническими, экономическими, политическими: одним словом - тесные и разнообразные. Поэтому родину варяжских князей нужно искать на южных берегах Балтийского моря, где термин «русь» можно локализовать в разных местах, в отличие от Скандинавии, где он не встречается вовсе. У историков на выбор сразу несколько Русий, куда могли отправиться с посольством представители новгородских словен, кривичей, чуди и веси. Разгадка проблемы происхождения русского государства - на южных берегах Балтики, где появились и развивались разные Русии, уничтоженные немецким натиском на Восток, а потом вовсе стертые из исторической памяти немецкими учеными - родоначальниками норманизма.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.