ОРНАМЕНТЫ ИДЕИ РЕИНКАРНАЦИИ В ФИЛОСОФИИ ОРИГЕНА И ЛАКТАНЦИЯ Компаниец Л.В.

Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина


Номер: 8-1
Год: 2014
Страницы: 182-185
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

реинкарнация, воскресение, представления, универсум, воплощение, reincarnation, resurrection, views, universe, incarnation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье автор освещает линию преемственной связи религиозных идей и, в частности, смыслов идеи реинкарнации (воплощения), которые перетекают от текста к тексту, религиозной традиции к традиции. Транслируясь греческой культурой, идея реинкарнации вливается в христианскую мысль Оригена, Лактанция. История религиозных идей свидетельствует, что идея перевоплощения была жизнеспособной альтернативой у христианской церкви.

Текст научной статьи

Актуальность. Проблема нивелирования цивилизованными сообществами фундаментальных духовных ориентиров, оснований, на которых исторически выстраивались, расцветали культуры, актуализирует необходимость философского осмысления идеи реинкарнации как «вечной» универсалии в понимании мироздания, человеческого существования. Идея реинкарнации обладает неисчерпаемым потенциалом, выступает идеальной моделью сознания культур. Ей под силу реанимировать духовные ценности, нормы, идеалы последних. Она может стать универсальным философским, религиозным мировоззрением современных, последующих эпох и традиций. Недостаточная степень понимания и изученности проблемы реинкарнации порождает её отрицание, негативистские настроения по отношению к ней, заниженную оценку её «внутреннего» потенциала (христианскими сообществами). Целью статьи является выявление смысловых траекторий развёртывания идеи реинкарнации в философско-христианской картине мира Оригена и Лактанция. Степень разработанности проблемы. Интерес к теме реинкарнации лавинообразно обрушивался на передовую мысль всех времён. Отдельные аспекты темы перевоплощения были затронуты яркими представителями различных эпох, философами, историками религии, теософами, христианскими богословами (Тертуллианом, Иринеем, Оригеном, Лактанцием, Ф. Аквинским, Гр. Богословом, Гр. Нисским, Августином Блаженным, Н. Кузанским, Максимом Исповедником и др.). Яркий представитель ранней патристики, основатель философии христианства не только продолжает линию преемственной связи идеи реинкарнации от одной культуре к другой (тянущуюся от древнеегипетских верований, сквозь античные умосозерцания к раннехристианскому сознанию), но ярко её иллюстрирует. В умосозерцаниях Оригена всё в мире изменяется, смыкаясь в кольцо, движется по кругу. Конец всегда подобен началу. Начало рождается из конца. Идея возвращения кружит по лабиринтам богословской мысли, а возврат душ в прежнее состояние мыслится исключительно через род человеческий. Иначе говоря, Ориген учил закону перевоплощения и воздаяния. В доктрине теолога реинкарнация обретает множество оттенков и интонаций, выстраивается в разветвлённую сеть представлений о мире, жизни души, божественных воплощениях, перевоплощении существ, созданных Творцом. Перед нашим взором развёртывается вселенская картина, повествующая о душах, которые ввергнуты в бесконечную цепь уходов и возвращений, восхождений и падений. Вся мирсистема философа разворачивается в иерархии существ, каждое из которых занимает соответствующую должность служения сообразно с движениями и чувствами, качествами души. Божественный промысел управляет порядком мира вещей, всеми существами по справедливости в соответствии с их заслугами. Всё происходящее с душами объясняется причинно-следственной связью, т. е. все условия существования не являются случайными. В соответствии с предшествующими причинами душа становится ненавистной или любезной Богу [3]. В общем виде существующее разнообразие в мире Ориген также объясняет предшествующими заслугами каждой души. Иначе говоря, по воззрениям богослова скользит мотив перевоплощения душ в разные тела. Так, он пишет, что из людей происходят все разумные твари не единожды и мгновенно, но неоднократно. Все силы находятся в беспрерывном движении. Одни низвергаются из высших сфер добровольно, другие же ниспадают насильно. Одни призываются к служению добровольно, иные против воли [3, с. 284]. Иначе говоря, души кружат по лабиринтам вселенского бытия, исходят и восходят к Единому началу. Структурный компонент идеи реинкарнации, а именно, тема предсуществования душ, их созидания и воплощения раскрывается в умосозерцаниях Оригена, в его размышлениях о небесных светилах, которые им мыслятся как одушевленные разумные существа, получающие заповеди от Бога. Бог сказал: «Я предписал заповеди всем звёздам». Им присущи падение и преуспевание. Относительно их созидания Ориген подчёркивает, что первоначально были созданы тела звёзд, затем Бог вложил в светила души. По подобию их и человеческая душа не сотворена вместе с телом, но водворена в него. В изложенных фрагментах сложно вновь не подчеркнуть преемственную связь искрящихся нитей, тянущихся от платоновских идей к богословским умосозерцаниям Оригена. Кроме того, по мнению философа, нельзя предположить, что вместе с телом образована душа, например, того, кто в лоне матери пинал своего брата: «Сыновья в утробе её стали биться» [Быт. 25:22]. Или душа Иоанна, взыгравшая во чреве, когда услышала приветствие Марии, достигшее ушей Елизаветы [Лк. 1: 41]. И было слово Господне к Иеремии: «прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя» [Иер.1:5]. Ориген признаёт, что не без заслуг прежних воплощений Бог освещает избранных людей. Сквозь призму идеи реинкарнации и воздаяния он истолковывает Священное Писание. В рассуждениях апостола Павла об Иакове и Исаве автор усматривает идею перевоплощения, что первый был возлюблен Богом, предпочтён братом по заслугам предыдущей жизни. «Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел», т.е. больший будет в порабощении у меньшего [Рим. 9.11-13]. В другом фрагменте Ориген обращает внимание на слова апостола: тот, кто очистит себя в этой жизни, тот будет добрым сосудом в будущем веке, т.е. каждый по степени своей нечистоты будет сосудом достойным, либо низким. «А в большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные; и одни в почетном, а другие в низком употреблении» [2Тим. 2.20]. «Итак, кто будет чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело» [2Тим. 2.21]. По Оригену, каждый в соответствии с законом воздаяния получает сосуд в этом мире, место, условия рождения, сферу деятельности. Так, в соответствии с делами, предшествующими причинами, одного человека Творец делает для почётного употребления, другого для низкого. Всё воздаётся сообразно заслуг. Тот, кто предназначен Богом быть израильтянином, благородным по происхождению в этом веке, но вёл жизнь недостойную, греховную, из почётного сосуда обернётся в сосуд бесчестия. И наоборот, те, кто были в сосудах менее почётных, но приняли веру, станут сосудами почётными, Божьими [3]. В сознании Оригена цепь перевоплощений - это узы, связывающие души не только грешных, но и тех, кто отпадает от святости, Божества. В таком случае последние «падают», чтобы получить возмездие. Когда ниспавшие исправились под влиянием спасительных учений, то могут вернуться в состояние блаженства. Но существуют такие из существ, которые впали в бездну зла настолько, что оказались недостойными наставлений, которые получает род человеческий в плотском его состоянии. Те духовные существа, которые не достойны вернуться в прежнее состояние, делаются вновь людьми. Если будут жить небрежно, то получат тело грубое [3, с. 74]. Кто теперь в мире человек, тот в мире духовном может сделаться демоном, т. е. люди, так же как и ангелы, могут стать демонами, и наоборот, демоны при желании могут достичь ангельского состояния [3, с. 78]. Иначе говоря, душа бессмертна и вечна. На протяжении долгого пути многочисленных жизней она может как ниспадать, обращаться ко злу, так и вздыматься, возвращаться к высочайшему добру. Ангельского достоинства и чина все достигают только через наказания и муки, которые они переживают в течение земной жизни в телах людей. Исключительно в такой способ души возвращаются к прежнему началу. Богослов подчёркивает, что сообразно заслугам людям ниспосылается помощь и забота от Бога. Именно неравенством вещей сохраняется справедливость в мире. Прегрешения и заслуги каждого существа ведомы только Творцу. Из изложенного видно, что в модели мира Оригена перевоплощение мыслится не столько как принцип жизни всех существ, сколько как необходимое средство их духовного развития, способствующего их восхождению по духовной лестнице бытия. В качестве обоснования необходимости перевоплощения богослов пишет, что разумные существа не могут жить без телесной организации, ибо духовная жизнь присуща только Троице. Когда она привлекается к более низшим существам, то образуются грубые, плотные тела. Как уже отмечалось, отсюда ведёт своё начало разнообразие мира. Когда она привлекается к существам блаженным, то блистает сиянием небесным, облекает их в духовные тела либо ангелов Божьих, либо сынов воскресения [3, с. 102]. Относительно концепции воскресения мёртвых в конце времён Ориген придерживался духовного вектора её осуществления, который, в его сознании удваиваясь, разветвляется. С одной стороны, идёт речь о воскресших телах. По мнению богослова, телесность уничтожится, её заменит тонкое тело эфирного, небесного содержания. Соответственно воскресение будет духовным. В конечном состоянии бытия вся телесная субстанция будет очищенной и неповреждённой наподобие эфира [3, с. 80]. С другой стороны, наряду с этим, воскресение Оригеном не мыслится собственно и вне восстановления субстанции тела, которое, обратившись в прах, вновь восстанет из земли, преобразуется в духовное состояние. При воскресении мёртвых телесная материя облечётся в нетление, когда ею будет владеть совершенная душа. Из изложенного очевидно, что оживление прежних тел мыслится как неосуществимое вне этапа воплощения в них прежних душ, который, с одной стороны, вновь выпадает за пределы проговаривания богословской мыслью. С другой стороны, в смысловом отношении, подразумевается, т.к. только после восстановленния союза души и тела наступает время преобразования последнего, его одухотворение. Кроме того, в концепцию воскресения мёртвых Оригена вплетена ранее пунктирно обозначенная идея духовной эволюции душ. Так, он пишет, что очищение мира будет происходить постепенно в течение многих веков, путём эволюции каждого существа отдельно. Только таким путём разумные души будут восстановлены, придут в состояние славы духовного тела, смогут воссоединиться с Богом [3, с. 297]. Духовное воскресение произойдёт, когда всё будет восстановлено в первоначальное единство и Бог будет все во всем. Тогда смерть поглотится, прекратится пользование телами. Однако в сознании философа пульсирует идея неоднократного сворачивания и развёртывания мироздания, т.е. кругооборот бытия в конце времён не останавливается. Здесь богослов делает оговорку, что если возмущения в душах возобновятся, то вновь последует различие и многообразие тел, которым наполнится мир. Природа тела будет вновь восстановлена при повторном падении разумных существ [3, с. 108]. Относительно божественной инкарнации Христа философ писал, что Иисус рождён от Отца, служил Ему при создании всего. Затем, смирив себя, воплотился, сделался человеком, принял тело, подобное нашему [3, с. 57]. Иначе говоря, искры идеи реинкарнации рассыпаны по глубинам теологического сознания Оригена, вещают о единой божественной истине, содержащей телеологично направленный вектор существования человека в мире «вперёд и вверх», эволюцию души, её возвращения к Богу. Консолидация отпечатков идеи реинкарнации, стягивание швов в единое целое позволяет увидеть её метаморфозы, зафиксировать трансформации и формы существования в христианском сознании. Священные нити «возвращения»: легенда о Фениксе (Лактанция) [2]. Претерпевая метаморфозы, облекаясь в поэтические покровы, идея реинкарнации ритмично прорывается на поверхность богословской мысли в виде мотива вечного возвращения, запечатлена в стихотворении, приписываемом Лактанцию, в «Легенде о Фениксе», о прекрасной птице, живущей в стране вечного счастья, в которой нет старости, болезней, скверны и зла. Воды там чисты и сладки на вкус. Тих и прозрачен источник воды живой, в которую окунается Феникс. После чего, вздымая ввысь, удивительная птица начинает петь, приветствуя восход солнца. Тысячу лет живёт Феникс в дивной стране. Но приходит время для обновления старого и умершего, повинуясь судьбе, он покидает родной дом, устремляется в пустыню. Найдя самую высокую пальму, он вьёт себе гнездо, которое станет ему могилой, ибо, не потеряв жизнь, не сохранишь её. Если не умрёшь, то и не воскреснешь. Собрав ароматные листья, масла и благовония, в окружении погребальных трав он расстается с жизнью. Солнечные лучи, нагревая тело, порождают пламя, в языках которого исчезает тело птицы. Останки превращаются в семя, оформляются в округлое яйцо. В нём формируются вновь все члены тела. Из звёздных миров ниспадает пища богов, которой питается Феникс. Так, взрастая, он обретает прекрасный облик, а укрепив силы, вновь устремляется в небо, в родной дом. Тщательно собрав и скатав останки от своего прежнего тела, несёт Феникс их с собой в священный храм. Недолго пребывая в почестях и славе, он возвращается в свою небесную обитель. Такой удел он получил от Бога. Только умерев, он может обрести жизнь вновь, чтобы восстать живым. Умершим, но воскрешенным, прежним и в то же время иным, похожим на себя и другим. Не боясь дара Творца через смерть, обретает жизнь вечную [2]. В сознании автора легенды границы между измерениями бытия неустойчивы и зыбки. Одна реальность перетекает в другую, демонстрируя взаимопереходы и обращения. Взаимопереход неуловим как мгновение погружения в сон и пробуждения. В легенде происходит «снятие» границ между бытием по ту и по сю сторону действительности. Идея реинкарнации составляет не только закон существования, дарованный Богом, но путь усовершенствования, духовного обновления и развития, воскресения, ведущий в жизнь вечную. Бесконечные уходы и возвращения составляют основу легенды о Фениксе, повествуют о потоке вечного становления человеческого духа, устремлённого в бесконечную спираль эволюции, где каждый новый виток более совершенен и прекрасен. Выводы. 1. В ходе исследования выявлено, что выдающийся мыслитель своего времени, основатель философии христианства Ориген презентовал реинкарнистскую модель универсума. Вся структура последней зиждется на теме реинкарнации душ в микро-(человеческих) и макромасштабах (инкарнации вселенских духов). Реинкарнация мыслится как закон существования вселенной. Философ повествует о воплощении душ в разные тела в соответствии с заслугами прежних воплощений, объясняя тем самым разнообразие мира. Именно неравенством вещей поддерживается божественная справедливость. В глазах Оригена идея реинкарнации становится ключом для понимания Святого Письма, единственным средством в эволюции душ, в восхождении их по лестнице духовного бытия, возвращения к Богу. 2. Установлено, что идея реинкарация пронизывает легенду о Фениксе (приписываемую) Лактанцию, повествует о бесконечных уходах и возвращениях, о законе реинкарнации, устремляющем человеческий дух в бесконечную вселенскую спираль эволюции, где каждый новый виток окутывает божественным сиянием, делая дух ещё более прекрасным, возводит его на новую ступень духовного бытия. 3. Раскрытие сущности христианских концепций воскресения позволило охватить модусы существования идеи реинкарнации в пространстве христианской картины мира, универсальную метатериторию её смыслов, установить преемственность религиозных идей, перетекание тождественных смыслов облачённых в разноязыковые оболочки от одной культуры к другой.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.