ТРАНСГРАНИЧНЫЕ ПРИЗНАКИ ЛИЗИНГОВОЙ СДЕЛКИ Диамантис Д.Г.

Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации


Номер: 8-1
Год: 2014
Страницы: 241-243
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

юриспруденция, лизинг, коллизия, правоотношения, лизингодатель, лизингополучатель, продавец, поставка, спор, цессия, jurisprudence, leasing, conflict of laws, legal relations, lesser, lessee, seller, sale of goods, dispute, cession

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье выделены иные признаки, относящие лизинг к трансграничным правоотношениям и связывающие его с международным правопорядком, а также юридические и практические последствия осложнения сделки иностранными признаками.

Текст научной статьи

Прежде всего, стоит отметить, что усложнение гражданско-правовых отношений иностранными признаками придает им трансграничный характер. Теория международного частного права выделяет три группы таких признаков: 1) иностранные участники правоотношения: физические и юридические лица разных государств; 2) иностранные объекты правоотношения: имущество, находящееся за рубежом; 3) юридические факты, имеющие место на территории иностранного государства [1]. Отдельно стоит сказать об иностранных участниках лизинговой сделки. Российское право, равно как и международные конвенции, по унификации лизинговых правоотношений, в качестве признака, по которому лизинг может быть отнесен к международной форме, выделяют принадлежность сторон договора иностранному государству, их «национальность». При этом «национальность» лица раскрывается в разных актах преимущественно посредством двух критериев: для юридических лиц - критерия инкорпорации (места регистрации лица) либо местонахождения (место пребывания административного центра компании, его органа управления). Принадлежность физических лиц иностранному государству определяется схожим образом: гражданством лица либо местом его жительства. Российское право определяет международную форму лизинга участием в договоре лизинга нерезидента РФ. Принадлежность лица иностранному государству определяется гражданством физического лица или местом регистрации юридического лица (генеральное правило); местом жительства физического лица, местонахождением центра управления юридического лица (субсидиарное правило). Статья 3 Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» определяет, что международным лизинг является тогда, «когда коммерческие предприятия арендодателя и арендатора находятся в разных государствах»[2]. В данном случае иностранный характер сторон договора определяется через местонахождение их коммерческих предприятий. Таким образом, российское право и нормы международных конвенций по унификации лизинга определяют трансграничный характер лизинговой сделки посредством участия в ней иностранной стороны. При этом иностранный характер участников определяется через критерий инкорпорации (места регистрации лица) либо критерий места нахождения центра управления, и часто данные правила соотносятся как генеральное и субсидиарное. Статья 1202 ГК РФ определяет круг вопросов, подлежащих регулированию личным законом юридического лица, а именно вопросы, связанные с организационно-правовой формой иностранного юридического лица, его правоспособностью, дееспособностью, возможностью отвечать по своим обязательствам, внутриорганизационные отношения между участниками. Это означает, что в случае рассмотрения судом споров, затрагивающих данные отношения, суд будет применять право государства места учреждения участника спора. Принадлежность продавца к нерезидентам не оказывает влияния на установление международной формы лизинга. Только в том случае, если продавец выступает одновременно в качестве лизингополучателя (на основании п. 1 ст. 4) его принадлежность к резидентам Российской Федерации или к нерезидентам Российской Федерации имеет значение. При нарушении продавцом своих обязательств он может стать стороной лизингового спора, в случае если продавцом является иностранное лицо, такой спор приобретет международный частноправовой характер, и должен будет разрешаться судом с применением иностранных правовых норм. Договор лизинга в таком случае как часть лизингового правоотношения не станет трансграничным, однако лизинговая сделка, выражающаяся в совместном одновременном участии трех сторон, будет таковой. Лизинговый спор, возникший в связи с нарушением продавцом своих обязательств по договору купли-продажи, например просрочкой поставки предмета лизинга лизингополучателю, создаст для суда необходимость применять нормы иностранного права для разрешения спора по существу. Так, в случае участия в лизинговой сделке иностранного продавца договор лизинга не будет международным, так как продавец не является его стороной, а является стороной отдельного договора купли-продажи. Применимое к разрешению спора право будет определяться по отношению к каждой конкретной сделке отдельно. Стоит отдельно сказать о точке зрения, что лизинг является единой трехсторонней сделкой, в которой участвуют лизингодатель, лизингополучатель, продавец. Данный вывод следует из преамбулы Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» 1988 г.: «правовые нормы, регулирующие традиционный договор аренды, нуждаются в адаптации к самостоятельным трехсторонним отношениям, возникающим из сделки финансового лизинга»[3]. Взаимосвязанность участников и единство лизинговой сделки подтверждаются особым распределением рисков между сторонами, в том числе правом лизингополучателя предъявлять требования продавцу предмета лизинга, а также возможностью переквалификации лизинговой сделки в случае признания недействительными опосредующих ее договоров купли-продажи и лизинга. Иными словами, в случае признания договора купли-продажи между лизингодателем и продавцом недействительным, договор лизинга может быть переквалифицирован в договор аренды (или аренды с правом выкупа) либо в договор купли-продажи в рассрочку, и, наоборот, в случае признания договора лизинга недействительным, договор купли-продажи переквалифицируется в простую сделку по купле-продаже. В первом случае лизингополучатель освобождается от риска просрочки поставки предмета лизинга, но теряет право на предъявление требования продавцу в случае нарушения им своих обязательств. Во втором - лизингодатель теряет право на получение лизинговых платежей. На практике, во избежание риска переквалификации, лизинговая сделка иногда оформляется единым трехсторонним договором лизинга, в котором лизингодатель, лизингополучатель и продавец распределяют между собой риски и ответственность, определяют порядок приобретения предмета лизинга, условия поставки, передачи права собственности, порядок предъявления требований в случае неисполнения обязательств и другие вопросы. Отдельный договор купли-продажи в данном случае не заключается, а продавец является непосредственной стороной договора лизинга. При заключении сделки с участием иностранного продавца подобный договор лизинга будет иметь трансграничный характер. Таким образом, участие в лизинговой сделке иностранного продавца не придаст договору лизинга трансграничного характера, но осложнит иностранным элементом лизинговую сделку в целом и будет влиять на порядок рассмотрения спора в связи с нарушением продавцом своих обязательств. По российскому праву участие в лизинговых отношениях иностранного поручителя не влияет на характер договора лизинга. Стоит отметить, что замена стороны в обязательстве, произведенная в результате уступки права требования или перевода долга, на иностранное лицо может придать договору лизинга трансграничный характер, если в соответствии с коллизионными нормами в результате такой замены правоотношения сторон будут подчинены иностранному праву.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.